Санкт-Петербург, Россия
ООО ''Панк-Принт'' ПАНК-ПРИНТ

Навигация

Система управления

Подонок - 2019

 

 

 

 

 

 

                                 Андрей Родионов

 

 

                                         Подонок

 

                                              Книга стихотворений

 

 

 

                                               У окна

 

 

отчуждение свежих пирожных на пользу бликующих лиц пантомимы весны - 

просто ржание чёрствой краюхи ржаной сардоническим хрустом как жест

возле роста: простуженным карликом, в самолечение в горло залив из горла, чёрт возьми –

мягче изображение солнца, восходящего мимо, но краем касаясь её négligé

производное фабрики выжатых ос продолжает вслух клацать не пойманной рыбой по льду,

покупает билеты на все направления только туда, имитирует телодвижения воздуха масс

и в пластмассовой миске хранит от осадков осадки, остатки привязанности на плоту

уплывают огрызками грязной верёвки в отсутствие горя… и стёкла на стёкла кромсает алмаз

в винегрет – бенефис окровавленной свёклы, где в кубиках кончилась бледно морковь:

дом горит на горе, чтобы я мог увидеть, но там ни святых, ни кому выносить…

примитив от находок конфет и добычи призов: овцы, хлев, смотрит Мариенгоф

на серёжки и шарфы исчезнувших женщин, уже по жилищу и вне безобразно сквозит…

в одноухой ушанке в пока влажном пне, содержащем служанок, ещё кой-какие обманки и ложь,

дожидаясь сирени, а позже – жасмина, а после – метели, где двое опять разминутся всерьёз

в революции и в революции, и в революции на табуретках и в сумерках искренних лож…

всяк по-своему вышьет по злющей крапиве ключи выживания птиц и щенков после рос…

 

01.05.2019

СПб

 

птица долбится дятлом, забывшим как выглядят черви,

в деревянную ногу бомжа возле морга в текущей поэзии, свин

верит в землю и кровь, и колосья пшеницы, и первый

подлетает к врагу с бухгалтерией баб, завернувшихся в винт;

ты же тёплая, белая или же чуть подкопчённая, смелая в раж

входишь кожанок польских, еврейских, латышских и русских,

etc.., позабыв о других берегах, где к машине построен гараж;

в восемь лет утешение – дырка, а бублик твой съеден этруском,

революция без Мефистофеля: ты оставайся святейшею вошкой на вышке

только до электрички, спеша увозящей отечество вредных привычек

от життя за разлившейся лужей в перманентных оргазмах застывшей привычки      

предлагая себя без кавычек…

 

12.05.2019

СПб

 

я привёл тебя в вечер без пальцев: о чём говорить с блеском горки baiser 

не с оторвой – с оторванной в самый последний до общего торта:

ты готова всё делать и делать сама даже в этом кафе, без кафе, где писец

поспешает до норки, и зачем мне припомнилось облако с кровью абортов

у заброшенной церкви, вздымающей крест наугад… прутья для обрешётки – шалаш

шебуршит возрождением в миниатюре отдавшихся в розданный траст…

поблестеть в завсегда иноземном кафе из прочитанных книг, إن شاء الله‎ ,

чтоб потискать зверёныша завтра, опять говоря произвольным набором на раз

завезённых для случая ягод; пойми, появляться – не значит по-прежнему жить,

если слышишь, то кто-то да купит, не купит – подарит тепло и вино, и ножи,

а морщинки не больно состарят…

 

14.05.2019

СПб

 

не король, потерял целый Гданьск, но находится Danzig:

географию стоит сменить, население - в ноты

перераспределить в снах бойкота в пустоты

шаров незаселённых квартир танцевальных своих иностранцев

с правом лёгкости соли и перца волос новоселий для постояльцев –

унитазы журчат, подо льды бессердечно спуская вспотевшее лето:

то, не то, да и это ещё, для других да поставьте ж рояль в цех,

революции торта кусок дайте каждому тутси за разное это,

а тяжёлая финская техника может теперь на дороги упасть –

наконец-то концы под асфальт; в фиолетовом групп островов

истекает история соками: замуж и за дурака, и копать, и копать

огороды, а рвы огородам вперёд до нашествия пьяных волхвов…

                          

16.05.2019

СПб          

 

первым в очереди оказавшийся мордой в окошке: рассеялась матушка утром,

шоколадка растаяла, много белья дожидается стирки в желание новой земли,

но её станет слишком - пусть сперматозоиды рвут скарб на части уютов

на глазок мелкоскопа на битом стекле, обновляя из пыльной палитры нули,

но кончаются камни и град раздробился, чтоб в очередь с неба упасть                

в очерёдность названий и прозвищ: очень видно чумичку, застрявшую в омуте

ила грязного озера не победившим сверлом, не пройдя по воде - pourqoui pas…

барабан отставной пионерии ложит и ложит в подушку трёхзначно, а Вы не припомните -

перечувствовав столько спиной, отвернувшись в отказ от сотрудников тел 

от рекрутинга растров рутины: жизнь в карандаше или в графике дождиков окон,

без эмоций всучивших стальной номерок получателю почты всегда и везде –

прежде чем развариться в неявной воде, проплывая попробую блюдо от кока…

 

17.05.2019

СПб

 

фильмы времени мимо совсем, ровно с фабрики лодки без привязи, за горизонт,

а под зонтиком мыслей глубинки так гулит одна голубика, пьянит гоноболь -  

сплошь по зелени кочек мохнатого мха с кислым запахом после в охоты сезон, 

где мерещатся тысячелетия людям неместным, а молнии мечутся в пол,

в суете раздвоения рук по сообществам тайны шинели уже отслужившего срок,

и лосёнок уже на столе мясника в своре листьев сухих от деревьев, забывших как жить

и запиленных в памятник пепельниц пластика каш интровертов пустынь, только дрон

облетает, фиксируя уровень жертв, а машина и девочка шарит с капота и до тех вершин;

в вермишели дождя даже Мишка не верит гармонике губ, сидя жопой на кактусе в прерии, вуй

переходит границу по паспорту хоря, сделав лиц в пантомиме с запасом, а компас – в запутанной рясе:

показания сняты пчелой с допотопных цветов – занимайся массажами женщин, кунг-фу    

и Емелей на печке сверчка – расстояния портят обзор из окна под дождём раз от разу…

 

18.05.2019

СПб

       

ностальгия времён, амнезией отправленных для написания фуги в кусты

обрамления трассы – в абсурд арафатки, скрывающей горло простуд,

заморозивших голос до розы внутри, где хотелось подумать – алаверды..,

лучше фугу замучить себе на погибель ножом поварским: подождут

звуки музыки в ракушках, пёстрые ленты, утечки кристаллов, а мутная калька

констатирует пару недугов, к врачу не ходи; на пиле кто-то искренне ноет,

вызывая нечастые прелести тощих бессонниц прогулок по морем и… брошенной гальке,

а никто предлагает иное…

 

20.05.2019

СПб

 

за чертой уважения важности передвижения кукол по сеткам продаж,

обживаясь в бурьяне, из соков увядшей ботвы дожимая кота:

если ночь, то у каждого мрак сочиняется свой, зималето привозят поташ –

без меня: перехлёст перекрещенных рук из-за церкви с собором, устать

в чистом поле зажмуренных глаз и куда-нибудь плыть на спине…

и уроненной хрупкой посудой сейчас упоительно бьётся об сталь

или камень: с чего черепки черепа, а потом черепки черепов кабинет

негасимыми искрами радуют – жжёт фейерверк на столе с никогда: 

вместе с вороном ведьмы и ангелы плавно летят чепухой патруля

недоделенной вотчины, где постоянно бежит молоко, а сыры дожидаются плесени

по речонкам, где курят и курятся трубки, а лодки не мают руля –

я теряюсь в тумане, в дыму, как положено ереси - ткани отрезаны,

и у каждого мрак сочиняется свой за чертой уважения чреслами…

 

21.05.2019

СПб

 

слизняки по порогам осмысленно ползают сосками смертных младенцев

в соискании ног, награждённых сиянием вен,

замыкая колечки погибели камушком с блеском погасшего сердца,

в суете огорода цветёт невиновного глазками криво посаженный хрен,

но вино пожирателей мяса потребует больше эфира: достанется супесь

и вершкам корешков без оградок и цессий на поле лугов антимира:

в буреломе намученных терминов терний экстерном, хотелось бы в кубе –

три замка на двери, и, ори не ори, завершаешься в клире,

где бросаются кости по дереву в драку собак, охранявших гостей,

шелестящих всего лишь неразборчивым шёпотом из опоздавших на бал

погоревшего – много потешных огней и осклизлых прохлад, но не здесь -

копошится в песочнице мелочь, чтоб миру заделать конкретный бабах…

 

22.05.2019

СПб

 

от поставленной точки на пастбище кладбище тянется,

привязавши к причалу все лодки и все корабли

чугунёвым ядром: дураки за героев, герои, как станется,

снова бросили кости и кто-то за них в дружном родственном пли

за оставленным городом… допуск к песку, и она уже девочка

в незаконченной плоскости самозабвенно рисует расклад

без процессов с процессией мнимой: без храма, но всенощный            

всё равно я могу до детсада позволить себе для себя маскарад…

мы, скорее, с тобою не встретимся в собранном избранном

из-за многих причуд окружения, рисков погод, но я искрами рад

твоему приближению: ли мхи к забвению почерки приговорят

или примут в качели сплошных упражнений капризами…

покупая пирожное, вдоволь накушавшись пороха сладкого,

отдаю в непрочитанный адрес, но разному ты,

впрочем, ты разберёшься с каштанами долгой аллеи: сквозь дым  

к деревянной лошадке скачу деревянной лошадкою…

 

26.05.2019

СПб

    

захотелось, и тайной стал храп обитающей рядом взахлёб обнимающей пса –

только утром за сном собираются ягоды с кочек в ладонь, зажимая в кулак

всё своё, вытекающий сок можешь этак и так обозвать, выходя на базар,

но смолчать, продымив перезревшим грибом, под подошвой спешащего так…

 

29.05.2019

СПб

 

разбежались теплицы, эфира нанюхавшись, ленты гимнасток помыла истерика хроник:

тренировки на паперти паприки и мелюзги завершаются северным ветром сего дня,

попадающим в камеры вместе: всем можно и долго насиловать кремень одной зажигалки -

одноразовы все, и парктроник   

затихает внезапно – обсох и мотор, и азарт: макароны в тарелке в застывшем; отнять

торт, где вафли, с чем делали горе - промеж, и под прессом - безвольным и добрым китом,

похоронной команде отдать заплатив, а они разберутся, себя хороня,

ошибаясь кустом…

 

05.06.2019

СПб

 

я нечаянно не замечаю: стареет она и старею я сам, а рябины растут у подъезда:

чудеса - в проживание тапочек и для гостей в номинальном пространстве прохожей;

кувыркается солнечный зайчик на плотно задёрнутых шторах и это победа

и меня и его: мы меняемся или меняем на стороны рампы и кожу и рожи,

посылая, блюдя орфографию, многоэтажные письма, забыв указать точный адрес,

но она посыпает дорожки из битого, но не ведущие к дому и с рани чувствительно жжёт

наметеленный хлам, намекая на некую пару в сервизе стакану, упавшему в alles,

а осталось, и пчёлы приносят с её клумб в мечты диабетика каплями мёд…

 

06.06.2019

СПб

     

и хороший, и рыжий

в кружок навсегда обведён,

и патрон за патроном и снова патрон

досылается книжно,

и снова дрожит молоко

вдалеке от пробуренных скважин и иже –

ужас ниже

собирается в ком,

и комком, притворившимся мячиком,

не наиграется, особняком:

озирается серое здание – прячется:        

может больше писать – перечёркнуто,

может больше – опять перечёркнуто,

может – забанено и перечёркнуто:

больно забавные чёртики

вышли печатать свои тиражи

в душ с вином, напоровшись на кортики,

а хороший, и рыжий желает быть жив…

 

07.06.2019

СПб

   

воробьёв покормить бы забывшимся хлебом в одну из насчитанных зим,

трепыхаясь в злочинном, уютом воняющем хлеве, заброшенном в обруч

отсутствием или присутствием сил суеверий, а студень уже на мази,

а сантехники в блефе штурмуют протяжную гору – подавятся споро

в испытаниях на растяжение типов резин…

 

08.06.2019

СПб

 

заключительно солнце подводит итог перлюстрации наскоро:

через пару минут на другом языке разговаривать можно и мимо

посиделок двух бабок на чайниках, бабок с попом и раввином, имамом и пастором –

симпатичнее междусобойчик случается за Хиросимой: 

в угольках замки строятся слева направо, к замкам раздаются ключи 

и чирикает над чертежами не птица, но птица, но молча чудит говорун 

рукописный, всегда не без странностей, в стразах – алмазы найдут при разборке печи…

пироги, да под водочку – лебедем, не улетая в чугун, 

а пыхтящий под юбкой любой в многократности тёмных аллей навсегда гамаюн –

оскорблённая кем-то гражданка, другая по паспорту, утром

продолжает озвучивать ноту желания завтра вернуться француженкой в место

и за место себя, опозоренной, но взгляд в зазор не закончившихся суток,

заставляет вернуться и без договора возмездно…

                     

10.06.2019

СПб 

 

развяжи этот узел, а после несвязную кучу узлов на просевших, в пыли столбенеющих полках,

волк всегда упакован в груди бестолкового или толкового в поисках в собранных в лес

до пришествия ёлках, охотник, себе подбирающий дичь, тоже может быть волком,

и скрываться под пылью на полках, в которые смог влезть и влез…

 

18.06.2019

СПб

      

календарны не все дни, пролитые в ночь или в мумиях мёртвых младенцев кладовками памяти спят,

начинавшие утра за пазухой ассортиментом задуманных камешков, ночь –

территория влажно потупленных глаз и тяжёлые воды качают раскаянья еле: цыплёнок мне брат

в хаотичных попытках подбора для выхода обуви: нефть ли, вода, но – одно:

не бывает в ночи просветления – капают жидкости, льётся из мыслей и слов из утроб тихий гул –

никаких голубей и рассыпанных крошек от синего неба: душа отдыхает в разборках теней

в театральных разминках в загадочном беге на месте, спектакль не печатает порно афиш – ни гу-гу           

pro et contra: стекло и песок затевают игрушки со временем из-за витрины, подсвеченной вне…

на бумаге не всё получается внятно – порой, забываешь начало письма и его адресат

пребывает в неведение неотправленных корреспонденций, а мухи, забыв как летать возвращаются в щи   

ежедневного: облако виснет, но Жанны торопятся нарисоваться в квадрат –

затеряться, продолжив подряд героинь, зажигающих нефть, ну а там ты ищи не ищи…

 

20.06.2019

СПб

 

по дороге на бойню в дымине отечества страшно в умерших следах мне и так:

притворяясь улиткой, кошель за меня посчитает потёртую мелочь, а пар лебедей на воде - 

посторонний насколько позволит скользящее зрение в муть и разводы от утра и парк

без души до входящего выбором времени года и года считать без конца лебедей,

а вороны не считаны в читаном календаре отрывном, в квадратуре Малевича в цвет 

забредавшим Евдоксом, и птичек немеряно прёт против шёрстки за замерший ум,

а забывшимся девочкам кажется родина всё ещё здесь дожидается как марафет,

чтобы не было больно идти по дороге другой, но на бойню, в пути создавая в наушниках шум…

 

24.06.2019

СПб

 

вивисекторам кажется хочется спать, их передники в брызгах пытаются напоминать

то разнузданный art, то вонючий McDonald's: за потраченный космос стучит пулемёт

по вискам – сразу хапни таблетку, а ярость в кипящий компот, а потом и в компост – времена

простираются в старом тазу – семени и маши всем красивым, но Мах недостаток, и вот    

непорядок в хозяйстве – всегда непорядок, но ты всё же вынужден в силосе спать,

повышая для тонуса градус, годя под навесом из планок меж кучек измученных букв:

листопад навсегда, а иксы навсегда в переменных подстановках значений, но в партии пат

на заснеженном поле – другие игрушки для странных детей: твой разорванный обруч не кругл…

 

26.06.2019

СПб

 

апокалипсиса стайки бабочек на выпускной: довелось, уступая царя ручьи перешагнуть 

от стены оттолкнувшись в туда – в лимонад питекантропов дроном из мультика - в борщ:

что-то знает окурочек ведьмы, следящей за табором вечно; спой песню про пряник и кнут,

мазохист из распутицы данных полей: что ты хочешь, из разу на раз завсегда перебор - 

поспешить, чтобы выиграть или забрать лишь своё не спеша, и построить свой маленький Viborg

фаталистом, черпнувшим не чарку греха, и черпающем время из бочки, забыв про забор,

ибо чешутся пятки у вспять повернувшихся ног: херес с Борхесом, а третий был, да и выпал

из окна в шумных поисках форточки в пластике рам, и не хочется доктору на Лимпопо…

в слепоте сумасшедший старик говорит еле слышно, и густо, но жидкостью сходит листва

на растерянность яблок от яблони, падает в жёлоб жалейки клочок паутины, в полёте коснувшись виска;

серебро и кораллы легко вызывают моря географии женщины: шахер-махер в дровах

непрерывной зимы, где с трамплина без лыж отливаешь в сугроб, и кругом ренегат,

откликаясь на Вы, не ходя, почитая почти безотчётно беспочвенный мусор из почт

psychobilly: вкус любой подвернувшейся крови a priori в салат – в этом городе нет списка нужных вещей:

жестяная звезда заставляет кровить каждый выпавший дождь, застилающий дочь

от дурных новостей –

между тем именитый художник штрихами рисуется абы Кощей…

 

28.06.2019

СПб

 

кавалерия блох превращает в казармы дома в зимах пудры лекарств доживающих живчиков – только постой

страстотерпцев до войн на своей территории тратиться в смегму и смех вперемешку с икотой:

тело чешется в дрожь, заставляя вселяться в клетушки и тушки, затем, заливаясь в кастрюлях водой,

закипать - скомороха волнуют его погремушки, его пузыри, волдыри: дурнота от полёта

хоть какой-нибудь чайки пера да в горячечный чай, зараз ждущий зараз от болезни

и её осложнений в ура эпидемию стиснутых в кубрик пространств инженером, но от живота: 

сочетания высохших слов на верёвках дворов возбуждаются воблами к горечи пива, что лестно

противопоказаниям даже глотка – эпохальная плесень себя оккупирует в хлам, таки да…

 

29.06.2019

СПб

   

постаревший пропитый питон на скамейке на солнышке в день развалил всё себя –

разведение кроликов кончилось крахом профессии для разводящих затем в никуда иногда;

продавцы восхитительных яблок окучили жаркий асфальт из бюджетного отдыха, спад

пожеланий одежд в изобилие сочных плодов и приспичивших пряток в облезлых кустах

сочинительства странностей царств или замкнутых игр, или очень довольных покупками змей,

иероглифа теста в тату по шагреневой коже Киже – не стояло тут вас, настоялся букет –

бетонируя площадь слоями, рабочие разные делают что-то, чтоб что-то на завтра иметь:

закипает бульон – больно кости наваристы - праздник и впрямь разночинных кастрюль

из начерченных клеток: бои или юбки, решётки на окна, корявые крестики в нуль;

на панели все – мультипликаторы: крошится птичкам с отжатого склада архивный батон

как единственный для всех комрадов в запаре погрузки вещей и детей в эшелон…

 

01.07.2019

СПб

       

отписаться, чуть переиначив истории кровосмешения, кровопускания в письмах,

принужденных несть из нулей доносить и фальшивыми сканами в шрёдер попавших бумаг:  

вой по-волчьи когда закипает луна в бесприютном, зевок – и пропал недошитый ведьмак:

людям нравятся куклы, но куклам не нравятся люди, меняя их жизни на kiss me,

принимая в своё заключение, но, уходя, не оставив ключей от заранее чокнутой улицы,

так привыкшей доделывать куклы пропавших, казалось, хозяев, животных хозяев и списком:

куклы терпят предлоги истории, молятся в угол – сожители, пыльные чучела, спутницы…

опоздавший, в песке возникающий столб соляной, для пернатого - глум, но и перст

передышки; дышать не дышать, собирая конструкторы, или за нас не спеша соберут        

как вещички для морга, что может быть, в доме, рассыпанном в спички для быта афер,

но пока вездесущие не подберут, хорошо бы нашёлся на Цезаря Брут…

 

05.07.2019

СПб

 

день хрусталиков глаз, позасыпавших плотно укутанные в очертания штуки предметов,

перетерянных и перекраденных в частностях полуприпомненных – вместе они, ослепляя, блестят

мишурой отожжённого праздника (праздников): важно не важно, мороз вяжет речь, но за это

тиражирует пар, улетающий недалеко, убиваясь в прозрачности воздуха, данного в долг до поста

на дороге - дороге ли, если и мраморный, гипсовый ангел, забылись в нешуточной зелени завтра,

безотчётно штампуя следы и ходя в караул то в солдаты, а то в обитатели… и улыбаются стразы

имитации поступи в хрусте щелчков замерзающих пальцев пока только правой руки – шик заразен

бездорожьем похода при вёдрах без дна за пустышкой отtabula rasa…

 

10.07.2019

СПб

 

ядовитый курильщик присел, свежеспиленный, пень у дороги как ждал напугать лес пожаром,

испуская чахоточный дым: не получится – чуть отдохнуть или всё же продолжить пилить

под шарманки, отставленной службой, мотив от чужой и от собственной памяти, спрятанной в шаре…

facecontrol мегаполисов в ночь столоваться не даст – молоко строго нормализовано в пли…

быть оранжевым, не потерявшим завод, на фанерке стола, пролетая Париж, прекращая жевать

с проявлением дам, где Мальчиш-Кибальчиш прекратил воевать в шибком шёпоте дюн,

не спешащих гостям наливать, изливая дождями в песок вес достойных причин, а любимых девах,

хороня про себя: врёт старик старику – старикам, замыкающим шествие в скользком пока, и ворчун,

прибирающий в доме, не ждёт girls нашествия, groupie мадоннами мягко состарились в швах…

ядовитый курильщик присел на замшелый валун – остановка не повод идти в поводу: много новых –

лесбиянка со стрелкой танцует фигово в кругах механизмов и прочих, и профильных девки кругах:

лихо старятся бомбы военщины, женщины передохнут, почитая свинец, но окрасятся в олово –

поплывут в изменение форм и желаний с кувшинками в дымке, в дыму сигареты, позвавшей угар…

 

11.07.2019

СПб

 

много памяти и высыхающих луж накануне из ёжиков мутных дождей:

пережёвывать жареных без молока на поляне беспечной тоски

сквозь оскомину яблок, подобранных зря, из травы в тривиальный gaststätte

пусть она будет девушкой в шнапсе в переднике, позже хламида и килт:

превращения после начала веселия не поимеют значения, если

неуклюжий патрон уже дослан, а мальчик металлом шумит

в истекающих кровью ушах – милосердие впредь культивирует плесень:

раз так хочется, тоже возьми…

 

19.07.2019

СПб

 

друг –

это больше к собаке, твоим сигаретам гарема из пачек от кордебалета из блоков

обаяния от конструктивного города из городов – инкрустация тела орнаментом для

совершения мелких событий, и пусть будет шляпа снаружи как видится плохо: 

эшафот развенчает нечаянно не одного короля, говоривший легко и приятно, нёс вклад

в эпохальный коммерческий банк по заказу от службы – да здравствует грузчик

бессердечный как друг необъявленный, не объявившийся в озере драм

серебристым коньком, расписав долговые расписки кругов заторможенных вод:

полироль это химия или прижившийся зверь, или оба в одном, тарарам

заключенных, вернувшихся после побега в яйцо, оставляя на столике ключик

золотой вместо ржавого бывшего, а часовые сыграют развод… 

 

20.07.2019

СПб

  

ватерлинии ниже – на ж – группой граждан, жудой разобщённых отсеками в старый металл  

мегатонн, сгруппированных в странном движение чресл скрипом кресел из досок забора:

трупы в трубах – засоры, но трупами брызгают в мир батареи стальных диффузоров –

эти мёртвые не оставляют живых… в лужах кажется: вот и прогресс, спотыкнувшись о пятницу, встал,

декаданс на граните придуманной набережной – окровавленной девочки в кружеве сладкий оскал,

а могла бы стать женщиной, но непогода, дурацкое имя – мечта – заставляет топтаться по клумбе

чудака и соседа пока не захочется спать… из бумаги, а после из пластика будет тоска

путешествовать ночью по клавишам долгих роялей с концертами возле трубы, на трубе, расходящимся трубам - 

концерт запоздал…

 

22.07.2019

СПб

 

отрицательный корабль в мире скученных курортов,

в перенабранных постах, в шпильках новых новостей:

потно яйцам, а потом нарисует в куриц кто-то - 

новоявленный Дали – рукоблуд, не рукодей;

в общежитие бумаг – бумеранги в стеллажах

ждут заснувших на ножах обезглавленных рубак,

рыбаки погоды ждут, Рыба-Кит ждёт купажа,

ожидается тираж, медлит со свинцом Тупак,

попадая в винегрет, не сосед стучится в дверь,

а желающие жить вместе, что-нибудь продав

из столовых серебра – дверь не стоит трав и вер:

отрицательный корабль миновал все города…

 

26.07.2019

СПб

 

моросит, и объятиям пар как-то легче теперь проникать внутрь тяжёлой земли,

журавли навострили лыж клювы туда – наплевать, ведь их не было там где когда:

постаревшая девочка может лепить из песка бесконечно слова конопли,

принимая за бусины… ампула стуком в слюне по зубам путешествует – дар

от тюрьмы или леса туманного после дождя грибнику; укороченный день

без доплаты теряется в снах от Отечества: так перетакивать в скучный пустяк

на меняющей суть освещения площади – если в чувства бензин, то зачем нужен тент

для стальной зажигалки в другом Карфагене спустя…

гири скрипкам пилить, если нравится звук сохраняющим стенам и если не нравится им:

доживая в окно, где мешается вещь по замесам, мешаясь мешая всем вся –

архивация: скорый процесс для трамбовки излишков от знаний и знаний, пресс с ним;

моросит, и объятиям пар как-то легче теперь жить косыми крестами совсем за глаза…

 

29.07.2019

СПб

            

больше где-то, чем здесь – ксерокопии в стопке, со стопкой толпиться не стоит, мечтая о пробках,

превентивно завинченных в горлышки горлиц и горниц, которых не смог посетить в старой сетке - 

тривиальной авоське маршрутов: кефир и усталая булочка, вечером – вермут, коньяк в обособке,

но зарубленный рок продолжает кровить через бинт, даже если все вишни засохли на ветках,

а холодненький джаз с пузырьками от Хулио: что же ты рубишь то сук, то для нас ананас,

непутёвая, в зарослях сводни среды суетливых теней – моя женственность женщиной спит,

иногда с лёгким храпом: нахрапом дорогу из жёлтой щебёнки мне не пробежать за аванс –

понаделать в печи кирпичей – скоро морщится кожа от близости к жару огня: за меня просвети

приходящих в цеха развороченной фабрики с чёрного хода, где здания в очередь рубки ухода,

где собаки таскают трость Борхеса и в такт считают углы, чтобы не одичать под надзором волков –

выбирай и опять выбирай в кучах мусора темы для снов без стыда, а потом, пропотев, выходи на работу             

окрылённый, очищенный рвотой, молчавший, готовый к обилию льющийся в стёклышки слов… 

 

06.08.2019

СПб

 

ближе к истине, переживая в наряде наряд, нахлобучив обязанность бдеть

добровольно и в силу пустяшных причин так возможных для после

из разбросанных в непроизвольном порядке пурги гардеробов и стел:

окружение жёстко сжимается в обруч, боясь возвращения колли,

опасаясь гимнастики сложенных знаками собственных тел;

круг конкретен - замыт горизонт и, плевать на асфальт comprenez

возвращаясь домой из вращения юл, полагаясь на благостный юз

детской дружбы, сцеплённой мизинцами в лагере лета, и ворох огней

развлекает потешностью уз солдафона, шатая уже заключённый союз,

без последствий, но нравится действо прозрачностью мутных побегов во вне…

 

07.08.2019

СПб

 

время со мной, время после меня

не должно тебя больше тревожить,

чем потерянный фирменный зонт,

на одной остановке прохожим

подхваченный с пользой, линять

в стирках тряпкам, но твой горизонт

удаляется в правильных тапках

куда-нибудь прочь, не прижившись

в глазах лёгкой мутью от дождика – кап,

и салфетка, платок промокают, салазки

вполне пригодятся зимой пока кличут

на горку, а дальше сама разберёшься что как…

 

08.08.2019

СПб

 

и один в поле вони в полях недобитых вглубь свай между свальных грехов, на орехи мне даст

препарат из отца, но заставить бежать в оживающем мусоре, вряд ли хорошая мысль:

закипает какао на скромном огне костерка – устремилась и сникла с доверчивым фаллосом цель,

как-то сморщилось в детских считалках пространство болезнью, всё чаще зовя унитаз:

выскребая на пару монет сортировкой безбрежного мусора, руки, вроде бы, мыл –

виновато воняют надежды на лучшее и провоцируют россыпью сыпь на лице –

аллергия пытается скрыться за представлением важной особы в среде бытовой;

все одни почему-то идут на огни, не вдаваясь в значения отблесков слова в пути,

в темноте есть дыхание зверя, но зверь из смешного, потешного раньше полка для теперь,

и калеки коллег, и влюблённые оттиски масок, чернил ни черта не годятся для фор

в возвращении к выходу: вазу ночную в трёх лампах ошибочно трёт ʻAlāʼ ad-Dīn,

а они его крестят, а он притворяется облаком, выпавшим шорохом сто раз в обед,

а ещё будет Будда варить – очень хочется запах убить наступлением запаха…

 

10.08.2019

СПб        

 

не пуская в пейзажи и вид из окна незаявленных прежде персон,

голосов и шагов, кровь, смывая водой из-под крана, теряя свой взгляд

в размышлениях красок из школьных наборов, пытаясь нащупать резон

в окружении действий, исполненный мясом гнилья виноградин, готовых устроить парад,

но на взятом отдельно покинутым всеми – героем для узкого круга

и вдали от народа, чтоб выпить воды, да и дальше пить воду

и её производные и удовольствие многих УДО сам себе на поруки

неслучайно под стрёкот сверчков, замурованных в тесте печи и с приходом:

я хочу возвращаться в пейзажи и вид из окна, но уже ощенившейся сукой…

 

11.08.2019

СПб

 

сочини мне войну, чтобы было за что очутиться в земле:

в разных векторах толп начирикано столько крестов и серпов или свастик,

разбежавшихся в клоунах, к празднику шпроты и млеть

от посылок петард и потрёпанных шин без обратного адреса Киева, но головастик

пересёк уже лужу; про тест на беременность всех: только мат

капитала – того, что гудит в микроскоп: микрофоны то выше, то влево;

одеяло моё толи те, толи эти мечтают украсть, чтобы нам стало холодно спать –

типажи натворили себя для утех – улетайте под именем белок и стрелок…

были люди и время для них и у летних кафе, у рядов сковородок в движении плит,

у названий был вкус, заманухами елей горел горизонт, после show был душ:

ничего не пиши – справлюсь сам исторически: где бы я мог быть убит; 

ретранслировать гамбургер соусом уксусом и за еду

я не бу…

 

12.08.2019

СПб

          

за окном приключается ливень: пока прекращают на время лосёнка делить,

выключая трансляции, Бэмби бредёт огребать электричество - ты не грузись,

проигравшись в карманный бильярд в пирамидку, стакан толи полон, но не перелить      

половину пустому, а мог бы и жить в животе у кита, пререкаясь с Ионой, в каприз

заставляя кита заглотить хоть бы пару флаконов или выблевать нас на забористый пляж

раньше чуть указаний командного пункта: за окнами ливень и надо кого-то грузить…

очиняя карандаши переходами клавиш по пальцам, наблюдай превращение яик в меланж,

возмущаясь обилием прежде нетронутых комнат и, не примерив куда выносить…

там не пусто как здесь – тупика ожидают машины, вращаясь по картам рисованным им,

а луна проигралась в очко: вазелин неприметной горы обрывается спуском в вагон петухов

недорезанных в дальней деревне, Боккаччо деревни, в которой мы счастливо спим,

ничего ожидая с подушкой в обнимку, не боясь потерять с пробуждением хой… 

 

13.08.2019

СПб

 

вода самовлюблённая цедит сквозь ветки линяющий дождь, то опять лупит жидким стеклом,

а пловец точкой брошенной вазы теряется в толще мазков набежавшего шторма в таверну в наскок,

а цветы не сгодились так сразу: внезапность ведёт в шедевральные всхлипы воды, но мне в лом 

зависать буревестником – просто спуститься с горы, огибая арбузные корочки – ну, как то смог

при могуществе пены других королев, покидать и волну: скучный плаватель моря не ждёт

и оно оживает в камнях, в кирпичах униженьем дождей – значит есть в нас нужда у морей:

приходить и тревожить, желая найти унисон, попытаться украсть, притворившись заезжим, но кот

или пёс проживают немножечко ярче короткое вместе с двуногими, соображая быстрей,

а пылится – твоё: обсыхай, нет огня – нарисуешь по памяти пальцем камин и костёр:

нет стены, так построй или я буду вместо меня возводить златоглавым и лысым дыру,

чтобы прятать и прятаться в склоне горы хаотично в гармонии музыки, переходящей в исход

как-то плавно на крыльях летающих птиц, покидающих гору и моря озлобленный room…

 

17.08.2019

СПб

          

где-то рядом горчит и горчит оттого, что рассыпался рядом со мной город краденых тучных домов

пребывавших, добавленных в список особ, скомуниздивших рай, пробежав сквозь кадила разлёт,

в респираторе ладана лёгкий дымок, но украли не то, а повидло с гнилых было сварено яблок – измор

репродукторов ложных тревог и забот напрягает расслабленный воздух кадавра, включённого в лёд:

фигуристы фиговы – все бабы столь бледные немощью без мужиков – отбракованный печкой фарфор,

перештопанный скотчем не очень, опять оттого, что пропитан был скотчем, а море плеснёт H2

обязательно с солью… обрез изначально завистливой съёмки: я токмо хотел поглазеть, подметая, на хор,

а случилась раз выставка девок на хор: телефон не указан намеренно, дерево долбит сучками в окно –

надо ж как-то учиться остаться последними, не надевая передник прислуги для йо-хо-хо: 

маскарада с оружием - пуля конкретней слюнями забрызганных чар, а бычки тихи топают: стар

с ним и млад с, как назло для козлов, подвернувшейся горки – последним придёт санитар…

 

21.08.2019

СПб

 

переход под землёй (избегание трасс без помех) водолазов, подснежников, крестников крестиков - ход

в обиход недобитков из разных по масти, окрасу путём перебитых в зародыше стай, за вперёд и назад

воевавших во весь полигон под прицелами снайперов; лыко в строку: слишком часто бежит чёрный кот

одинаково слева направо и мимо окна, совершенствуя кадр, подоконники любят подонков уже за глаза:

нарисуй обло облаки вместо коров, чтоб отведать того молока, паутиной спуститься раз сдох

душный лифт, и развесили лифчики страшные девочки – с ними приходится спать, разбудить петухов

убоявшись, нарушить покои козла – поле мин: разговоры со склада раз так изувечены в криль,

а все сыты на суше – кормитесь в воде, и зачем теперь поручни, если без рук браздыхается в штиль…

 

25.08.2019

СПб

 

занят переползанием под подоконником - снайпер вчера поселился вблизи,

но пока нагнетает – пока наблюдает не пристально в зале лазурном глазурь

прокоптившихся глин, изразцы от холодных печей без домов: сам визит

исключительно вежлив – как будто и не было: ключики плавятся в сюр

по карманам и сумчатым, но удаётся субстанции выключить взгляды, а взгляд

сохранить для заплыва в конструкции Китежа: не изменить

глубину затопления, глазки зашедшего кролика Шипром – клозет принимает назад

чудеса прилетевших на роликах: в крестиках-ноликах с кроликом снить-

ся себе на Венере, планете, на коврике вовремя, радуясь: где-то застрял пылесос…

посетивший музей тупо шарится лазером в чёрном квадратном окне

из ошибки альбома твоих репродукций, и живность с оружием валит блокпост:

мимо музыки новый ведущий пытается нас не понять и вдвойне…

 

29.08.2019

СПб

 

темень тянет к воде, да ещё этот дождь в этот дождь: 

обшивает добротно и впрок для истории быта истерики

от и до неоформленных тел – где-то там, где в дебош

по нарытым прудам кувыркается молодежь стерляди:

тишина – только темень и, вот, постучали в окно:

референты рефреном приносят одно без конца

сообщение общего для пиджака: тяжесть тела из нор

вылетает ночным мотылём, перепробовав лица лица,

и павлин отзывается на альбатрос, иногда, на орёл –

нет движения в камерах: бабушка вяжет носки,

отложивши косу, но с косой по спине – холодок не ушёл,

обвенчавшись с прохладой: она лёгкой ноткой тоски

добавляет с орехами вкус шоколаду для хруста зубам; 

западая на запах, я – преданный пёс в ожерелье из служб,

но в лесу.., из под крана вода и чума, честно чешется пах - 

ничего не меняется после дождя кроме брызг из затёкшихся луж…

 

04.09.2019

СПб

 

занимается хвост пожелавших осознанно встать в пуле в очередь честных в окно:

огонёк поджигает бикфордов – все правильно встали для стали обрывков, кусков

в отстающих в простом домино человеческих позах – забрать только свой ля минор

из шагреневой кожи, и сладкие песни лгуна о потерянных шлемах в пыли – о-го-го

для сгорающих, тлеющих рожей и кожей внутри геноцида по комнатам коек и бра,

продолжая карабкаться по-лягушачьи на отзыв: утопший, но всуе и в сое своё молоко

расплескавший ещё до рождения ката себя – колесо стало аттракционом, где прах,

пересыпанный блёстками выглядит: выключат или нажмут или сам ты введёшь в потный пах

соблазнительный ужас со вкусом ментола и ягод, и листьев, и я –

на дороге лесной по венгерскую песенку и твой железный открыл бензобак:

зажигалка – она между терминов, ловко горит в отдалении – дать прикурить или шкурой линять…

                                    

10.09.2019

СПб

 

 

    

               

                    Эскалатор

 

 

все одетые женщины лучше чем смотрятся снизу –

догоняйте по лестнице фляжкой холодной воды:

à la guerre – мясо снова ждёт Бога, карнизом

балансируя в подвиге больше похожем на стыд

оставления крепости с кольцами, знатной белугой, затеявшей мель

в гипермаркете – выбери, выиграй – будет сюр призом

или обмороком возвращения в тщетный отель,

но и он начинается снизу…

колыбельная против нетрезвых, но чувств не встаёт на пути,

и логистики нет в превращение в фарш на котлеты дорог,

или новых дорог возвращения в марш пешеходов с обозом, где есть командир…

всё, пока кто-то спит на твоей волосатой груди,

изменяется кроме…

 

02.05.2019

СПб

 

молодые охотники в пепле ещё раз сожжённых костей на полянах поганок:

тучи льют, щепки кучками мокнут как все – не найти, чтоб разжечь, пионера,

а дороги глуши превращаются в нет, и следы, улизнувших из боя тачанок

заполняет вода, головастики максим теперь обживаются в мире без перьев –

им стареть возле города, не накопив на билет для вхождения в новый фаллический дом,

чтобы небо удобней скрести из окна… общность обуха объединяет подонков

стеллажами промасленных пил не приложенных сил; пикники разлагаются в том

разбредавшихся лесом прореженным в поисках абы кустов, но до гонга… вдогонку

поцелуй погрузневшего воздуха – ветры чего-то творят, но уже за спиной –

чада периферии другим озабочены: холмики шрифта дрифтуют по кругу в спираль

вслед за орденом собранных душ, покидая зависшее в буднях окно

наблюдателя псевдо бумажных вчера…

 

03.05.2019

СПб

 

в черепа кобылиц проросли одуванчики,

а горошины чёток ходи-собирай по запущенным пастбищам

как завзятый грибник или хатико

остановок автобусов или троллейбусов, сданных давно на металл и пока ещё..,

отопление ребусов требует допинга

от пинг-понга, погрязшего в демпинге на распродаже зелёных столов,

а пошло оно деревом в пластике топика гопника

пока дедушка дразнит дрожащие ноздри тревогами запахов острых углов…

слишком много Олегов в религиях вытертых слёз и соплей:

стоит дунуть, и парашютисты захватят кусочек ещё для создания новой реальности

трав по пояс, полян, завлекающих розой не перегоревших углей,

и указом отсроченной дальности…

 

10.05.2019

СПб

 

в прикосновеньях тел обрубков – в каком-то долгом разговоре –

их тащит сонный эскалатор туда-сюда и до упора

по гипермаркету отделов и этажей, и бумерангом

всем недопитым вздрогнет шейкер - им продадут чужое танго 

с, ум помрачившей, красной скидкой: они, откинувшись в ночлеге,

пуская пузыри без трубки,

в ночь убывают на телеге,

так и не распаковав покупки…

 

11.05.2019

СПб

         

снова вытолкнут в следующий день штамповавшие связки твоих снова новых следов

с ерундой вроде списанной писаной торбы заплечной, теряющей Сирии бисер,

в мукомольном рассвете, в нарисованных наспех купе поездов, задыхаясь – окурок и торф

посчитали, что братья они низового огня и этажности ругани всех пассажиров из тамбура: мизер

магазинов игрушек с сюрпризами, но нет других и туда всё равно даже Стерлигов станет ходить,

номера перепутали серии строгих рецептов, но цепкости хамелеонов коробочек сходных лекарств     

позавидуют гомеопаты с ладони в ладонь просыпая плацебо; когда сквозняки нагнетают из дыр

пыль столетнюю в мир называется вечером, ночь избавляет на время от тщетных мытарств,

но ещё есть дыра…

 

13.05.2019

СПб

 

искажения стрелок на жёлтой пижаме скаженного, жившего в обществе судорог обруча города

в перемене уборов одной головы, отколовшейся от изваяния мячиком в водохранилище плача,

но всего одной девочки рядом навзрыд - стрелки пересекаются, мнутся, стекая в о торопи:

не спеша он спускается с горочки или же это она, но плевать на возможность чумы от удачи…

изойди от меня беспорядочный в девках стрелок на тропу бесконечной и лёгкой охоты:

быстро вяжущий зубы сырок заметает, но только ботинок следы заходившего за пулемётом

в ароматах черёмухи, и холодок навсегда разделяет путь рыб, растекается по полу тень молока

в тишь да тишь ошипованных образов, подзадержавшихся или задержанных издалека…

      

15.05.2018

СПб

 

more

лекулярная женщина сможет собраться в дорогу, опять разложиться

бегом в стопку аур блинов на тарелке в пространстве, чтоб съёжиться в место: 

инь и я умещаются в ovo, тайком вылетая из курицы и в общежитие

залетающей бабочки года смешками чеширских котов и в квашню из невесты –

и цыплята на цыпочках с цыпками царствуют в пепси свободы, 

собирая молекулы в женщину – химия позже в кружении кружев

парфюмерии белых передников, белых носочков атаки на ужас животный

диспропорций взросления переворотами в резких неловких подъёмах уставшего лифта,

но молекулы те и не те собираются и разбегаются в прятки как только глаза

закрываются шторками в поезде или пока в ожидание поезда в пьянке со Свифтом,

переписав его или переписав на драже ситуации, тут же раздав всё цыплятам, а сам -

от вокзалов и станций, собирая молекулы в сладких слоях поредевшего воздуха перед

перманентными там-сям угрозами гроз, собираю дорогу железную в сад,

растворяясь в пленэре…

 

16.05.2019

СПб

 

я в платочек, как выбитый зуб, заверну свой скукоженный мир:

перестану зимой по ночам свет включать и кого-нибудь из исключу,

обязательно, неинтересных оргазмов, апатий, философских бесед, словом, миф

завернётся в газетную трубочку - мною заверенный чур –

отвязавшийся от исполнения внутренних правил, включающих ток: 

ограждения за территории фабрики с кляксой собаки в смешном патруле

обхожу по периметру, чиркая крестики – нолики сами чирикают, лает медалями дог,

потерявшийся при пересменке, а может всё сборище ждут в феврале?..

жить, когда не болит даже дерево, труп узловат – он устал – а в покойницкой чай

и кефир в жесть для пса – ставши лодками можно искать и Америку, в ночь

прикорнувшую возле камина, морфина, где вместо салфеток рецепты врача,

но нетвёрдые ноги хотят от ступенек давненько услышанных нот…

 

23.05.2019

СПб

 

опоздавшие автомобили в воде поспешают занять в понедельнике место

заполнения разовых тетрисов и прохождения sitz-процедур пятидневки

с перерывом на пиво с солёным арахисом, водку под мясо, застрявшее между

джентльменским набором из кружев, руин декольте в предумышленной спевке

и немыслимой влажности передвижения стен воскресения скрипов и слёз:

озираться по темени – точь-в-точь покажется горб перевёрнутой лодки –

по покинутым ракушкам стрёмно хрустят пар шаги, но до выпуска пара: стоит паровоз

на запасном пути, типа памятник, воздух сменился на запахи ржавой селёдки…

значит участь не часть или часть, растворённая в жидкости - силос попавшей страны

дожидается тихо бродя; пузыри снегирей с подоконников и промороженных веток

дарят шишки чужие - желая рябины и сочной - сообществам маток и деток:

засидишься, и – данные удалены…

 

27.05.2019

СПб

 

сокращаются планом и формулами из закрытых – закрывшихся лабораторий, но химия

их заначек – то нас, толи мы не узнали про всё, а про всё мы и так не узнали в сейчас: ареал

заполняется точками чёрными плесени и через край наливается в ванну, а хочется спиннингом

наугад бросить, броситься вдаль с обоюдного берега в собранный в спешке без рыб фестиваль

многоножек с сороками: в смерти игрушечной старенький ключ не влезает в замок,

очевидцы чудачеств от порно пройдут косяками не клюнувших рыб, да и даль у поребрика -

появляются мокрые все без дождя, до дождя, под дождём: заготовленный облик промок

в конуре, охраняя её, отпуская дома в скоротечное плаванье на цепи без истерики…

 

29.05.2019

СПб

 

авантюра дожать гобелены на редьке и с хреном земли, если фермер продаст, а продаст:    

кайф горения стружек оставшихся от сочинения всех Буратино на холмике Карло –

безнадёга бодрит и верёвки, железо и пластик в узлах потерялись: все спят, но холодных ночей темнота

греет руки: на ощупь искать не приходится тех, а другие – в портретах, замазанных калом,

и ячейки, и яйца бегут от состаренных кур в сковородки залитые маслом прогорклых печалей…  

я целую тебя в тёплый копчик, вдыхая кошмар парикмахерской в день для гниения стад абрикосов,

выпадающий членом для жребия, прожитый семь раз в любую неделю опять без печатей:

заночую, нарыв себе холмик поблизости с Карло, и пусть комарьё кружит тучей вопросов…

лужа стала - становится озером грязной Финляндии: здесь и сейчас слишком много воды

для умеющих плавать, но тонущих воблой, ещё не отпив горькой пены,

чтоб опять монастырь

паровозом по венам,

чтобы в замуж и за…

 

30.05.2019

СПб

 

 

по привычке нечаянно просят на чай пацаны корпораций, окраина в цирке и прочие новости

из сезона цветения выдохов, кашлей в пыльце за константой дымов, муляжей агрессивных ворон,

а фольксштурм изучает логистику нюхая розы ветров по-над мелом и известью в повести

без названия в жидкости гибких экранов: второе пришествие старцев, забытая лысая швабра, озон

забывает стремительно прошлое, ловит - чудит из курящего облака с видом на всё, набиваясь в друзья:   

ядовитая радость свободы из слов - в не заметили снова, опять, как всегда, не заметили, в гуле  

не услышали голос и не поспешали, и волк у бревна обращается к брату на бледной луне сквозь нельзя:

не хватает стандарта листа, соразмерного выходу – нервные жертвы толпой обращаются в кулер…

 

31.05.2019

СПб

 

в воскресенье под вечер так хочется пятницы: пепельниц, полных надежд, окружение бдит: 

соблюдение правил, как то, общежития, захоронения, ангел проставился и улетел –

тихо будет теперь и на пастбище тел возле АКАдемических временных зданий, журчит победит

в стороне, бой как бой, но бойки у танцующих шпалеров ловко подточены, без в суете

суеты наблюдаются призраки правил для перемещения всех совокупностей к сливу и в слив…

если будешь в конце понедельника, в пятницу всем огородом опять мы поищем алмаз,

помаленьку ругаясь, и без толку – ангел покинул раскопки и нас, не выходит релиз:

сучка с течкой лежит, кобели устремляются в пятницу, ангел в кустах, бремя нас

рассыпается в прах, с чайных ложек уносят горшок, чтобы дальше куда-то варил

в воскресенье под вечер и далее в семь…

 

03.06.2019

СПб

            

магазин, прикрывающий сетку раздач полудохлыми мухами всем разбодяженных фото,

начинал начиняя кемарящей оспой - сюрприз - вороха одеял, но вселенные делятся на

так и так, и часы сомневаются в нужности, в свете потёмок решал и менял анекдотов  

на простое мычание в мыле смешных пузырьков конвертации в твёрдый безнал

отделившейся области, и – так на так, но безделица больше не делится, каторжный труд:

трётся женщина, дым и от трубок и труб корабельных, в пока разметался и трут,

но пожар, угрожая своей неизбежностью, луком пропах, список базовых правил

на стене общежития настрого вызубрен, тут же забыт проживанием в скомканном лайфе…

я, в простуженной радости не уходивших – ушедших в моря кораблей, ожидаемо смолк

в пережёвывание с детства вырванной вязкой сосновой смолы: разделились, и – баста:

фиолетово что в почему - появляется новый союз, а туман иногда называется смог,

но, по смыслу, случается и ерунда совокупности взглядов и чисел – она и горазда…

 

06.06.2019

СПб

 

мы теперича тоже на Западе: спят чемоданы в кладовке, чуть было собравшись –

просто волосы переменили причёски и цвет или бросились прочь в рассыпную,

но вода льётся в много жары, прибивая и пыль, и того чувака в место раньше

убиваемых личных сомнений, шхерится мышь, опоздавшая в лодку, не севши в другую…

поспешать в направлении, заданном пятками в мраки убежища сделанных бомб, 

отвертевшись от поводов, приводов странных машин и людей, и лекарств провокаторов: 

летом хочется Ленина, города лета во всём до балдеющей осени, стали зимы, но потом -    

этот памятник неубиваем как член совокупности приданных, преданных гению авторов,

потому и стоит, и заоблачно стоит; сортируются мусор и грязь по потокам: на фабрике панк,

покачав ирокезом, врубает букетами бритв озверевший от скуки осиный в осиновом сайк –

умирать, но в косых перекрестиях окон блокады и загнутых крестиках, и как-то так,

чтобы не было больно поссать на цивильные опусы отполированных глобусов говорунов и писак…

 

07.06.2019

СПб

          

хайль Америка – штопаный латекс мундира: плывёт лужей а…хоть чего-то, но…носец

до распаренной жопы придушенной раньше Европы: осмотры от доктора лишь ролевая игра…       

надышавшись в смешно – в погружения колокол для соблюдения мер и дистанции прыгнул в процесс

возведения копий и в аранжировках без песен и писем всем тем, у кого безответственно крал,

обманув и себя очерёдностью омутов перебираемых рек в предложениях зеркальца звуком в цугцванг,

а куда ещё дальше по пола вибрациям: снизу стучится в мою изоляцию цирком бродячим театр –

бутерброд по-домашнему нашим, и без контрацепции проистекают на Zappa потёртый диван

из развёрзнутых роз муть излишков от проникновения; артподготовка увы продолжается, мой адвокат

не назначенный, дрожью растёт на дрожжах – люки пола откроем и пусть занимается, ангел,

обручившись с чудовищем, с кошками, век тренируясь в укладке фарфора для скорой отправки –

мы разделимся снова: пиявки из сказки подвысосут лишнюю кровь из обоих и обуви даже: испанка - 

на обоях от Клавы след ценника, косы заточены: веером срежут бурьян кружева и сутяги…

                            

09.06.2019

СПб

     

менопауза в хаосе сомкнутых дней после строя вибраций железных вагин: под упавшей медузой

отпускать пузыри сохранившихся красок вовнутрь обесцвеченной слякоти – шприц

из дешёвого пластика и без иглы, но и он приучается пакостить кошкой, себе не нашедшей обузы,

сегрегирует тушу сначала мясник, а за ним повара, исполняя шедевр группе скомканных лиц –

раньше было товарищей общества на обсуждаемой вере: текут провода и течёт в проводах,

и ещё мимо них - значит ноги шагают ступенями, что человечеству важно, а чьи –

разберут инвалиды по детским раскраскам, цветы разнесут: путь в расплавленных Дрезденом ртах

выплывает корабликом пластика в пластике вдоль, поперёк, он летает, и не отвечает – молчит…

 

11.06.2019

СПб

 

в промежутках, где на парашютах, шипя, кувыркаются шутки в поля заострённых осиновых кольев,

отливает задумчивый месяц какую-то колу: нет лекал, и швея через голову бросит обязанность шить,

шевелиться всегда заставляет пронырливый голод, вполне червячка, не добитого собранной волей

вплоть до вызванной лодки; читать по событиям дни: много сна и усталости в малом – летит крепдешин

платьев маминых, сквозь две поллитры блуждает по северным скалам у моря, поверхностью глин,

отливающих месяцем: ты продолжаешь скользить бумерангом, и пусть с кинокамерой кончилась плёнка - 

кроме шуток замечена жизнь в прилипающих тряпочках к тельцам войною распуганных лис,

господин Дастаевский кончает в потёмках чужого ребёнка…

 

12.06.2019

СПб

 

сделай -

ты мне кажешься смелой, совсем непохожей на мысль из моих закутков:

пародируя в зеркале зеркало - зряшной находкой у снова сожжённых мостов,

обгорелой, омытой обычною водкой, забытой в кармашке одежды, всё - гофр

переездов картонных, монета в фонтане, которого нет, и пути поездов

поменяли локацию, страх, что от страсти само существо мажет маслом по стеночкам: быт

иногда загорается вроде бенгальских огней - не закончились выборы, и на пару

дозревает вкуснющая рыбина, а паровоз выпускает скопившийся пар – кто-то будет убит,

но из пар выбираются… что бы купить за оставшийся рубль…

rock me,           

терроризм мой, закатанный в банки сюрпризов своих огородов, городит в остатках земли

сексуально читаемых кошек, увы, в облаках, автомат – ни без газу, ни с газом – возврат

перетёртой монетой фонтана – сейчас, скучно пересчитав единицы в кошель, не забудь про нули…

rock and roll, и поехали на паровозе куда-то туда в передоз озвучания найденных чохом монад…

сигарета в окурок всегда превращается молча на фоне событий, и, без волшебства, фронды фрукт

поселяется в овощ закатанный в банки и под маринадом и солью; пловец, наглотавшись воды,

перестанет считать себя, и под музыки моль создает эти дыры в одеждах, которые врут                    

деревянно телам, увлекаемым душами в душ ожидания скорых шагов в темноту темноты…

 

15.06.2019

СПб

        

оконечности, твари, вокруг мельтешат разливая по ёмкостям многих синонимов пойло,

веселящее всё по периметру непостоянства окружности – мне пирогами, блинами, капустой тушить

за пожарников, спящих в депо вечным сном, рту, зашитом в глуши, откликаются ой ли,

и песочные часики сикают жизнь для наглядности – стоит ли в цирке тужить: 

смех сживается с ужасом как-то по-русски соседствуя – много плюёмся, но это последствия травм

родовых, поминаний покойников, именно к ним записавшись в друзья, отдыхая в пока

до атаки, в которой, возможно, обломится пара ступенек, ведущая в свой промежуточный рай –

складно только придумывать, тупо дробя кирпичи у проекта грядущих построек: кусок пирога

зачерствел, но не значит стал стоек под нашествием поздних осенних дождей до зимы,

и приходят и может, и кажется, верится в тесто размякшее, но не пролезшее в рот,

но живётся царю и сидится сидельцу, икают младенцы, вползая в запутанный мир,

но всегда остаётся какое-то дельце, которое, в случае крайнем, доделает крот…

 

17.06.2019

СПб

 

в большинстве большинства по ступенькам фальшивящих клавиш –

бишь, ступенек под ноги для ног: подорвался знакомый знакомого чистильщик что ли,

существо озирает на фоне бетона две обе ноги в коже полуботинок, а дальше

ничего происходит, и аккомпанирует Abraxas кругу тревог, поселившихся на антресоли;

все сезоны спасительно умерли – лишь шлют записки от Цельсия, плохо

декорации выглядят, сканы от собранных душ – неплохая деревня без рации

в ледниках: кислота возбудившейся цедры от лайма уйдёт в синекдохи, 

и меня станет больше, меня можно рвать, но кусочками по перфорации;

меч торчит в окружение мельниц и взмахов не птиц – пидорасить полы

разошедшейся кухне без слуха, давно щеголяющей в запахах не приготовленных блюд -  

не стрелять в пианиста – он искренне жарит, а губам есть трубы и трубы тушенья пожаров и слив:

кувыркаясь, не следует зряшно терять из усталости музыки музыку – я переплюну и ты переплюнь…

 

19.06.2019

СПб 

    

искуситель тасует листы непорочных страниц,

муза замужем за феодалом, и каждая первая ночь 

чертыхается fusion в подозрительной дельте возни:

ку кукушке, подкинувшей яйца и съехавшей в старый блокнот;

знатоки прут в историю, в чад домочадцы – в чужбину, а хвост

продолжает вилять, аффилируя к телу движений, покоя, но чувств –

тот теперь не один никуда: заменился прогон на подвоз,

псы господни увязли, ещё раз увязнут в считалках причуд,

а сокровище – тупо потерянный водопроводчиком ключ –

порождает принцесс и чудовищ, и рыцарем хочется вклиниться в строй

снегопадом накопленных армий какой-нибудь арией: меч или луч… 

куковать на газетке судьбы, доедая во сне из бистро…

 

23.06.2019

СПб

 

был бы камбуз - найдётся корабль,

и какой-нибудь враль

обязательно скажет, что их было трое

в разрушенной Трое,

но вместе гораздо и боле:

из Ра иль с другого пророка

цитировать цедрой от цитруса боком

неострым ножом собутыльнику джем

без надорванных струн и натруженных косточек

и на оторванном от новоявленном острове,

чтоб хорошо стало всем…

 

30.06.2019

СПб

  

человек на обочине быстро проникся мельканием фар в нежелание ехать,

а подробностей хватит: вода нежно любит сухарь, и пейзаж будет нравиться тем,

для кого нарисуют перстами персоны персонам из денег, спаливших шалаш для потехи,

и не чинен давно карандаш – пустяки: отставной филиал пионерского лагеря тел,

заменяется в лёгкую кружевом новеньких трусиков, псом, находящим тебя в каждом сне,

и - дорога дорогой: асфальт и щебёнка, и супеси пыль - расчленёнке на транспорте жить

по мотивам, цветы наливаются мёдом и ядом, потом поминаются кашлем простуды под снег

разноцветных пломбиров, оттаявших в блюдца… читая скупое из избранных шильд

и афиш, и в хождение возле намёков на море, убеждаться, что Ксанф исхитрился допить…

на обочине только чего не бывает не очень и часто по частностям клавиш стучит пианист,

засидевшийся зрителем в убранном зале в каком-то своём мандариновом счастье – топить

про своё в раскалившихся бочках буржуек совсем голышом, но одежды спасая от гнид…

 

03.07.2019

СПб

 

деньги на молоко оцифрованных птиц собирает бассейн – спот солённой воды

и того, кто желтее, чем жолтый, не жжёт позолота протянутых рук: кот и фей

замутили отдельное что-то, добавив воды из-под крана, картошка в пюре для еды

полицейских авралов ещё со вчера разъедающий пот и кристаллики соли в ответ

расцветают на сером мундиров ордой орденов, запечатанных в старую плёнку,

что со склейками для отслуживших проекторов – буднично: байки на вроде кальсон

на закуску читателей возле воды и считающих камешки радости кратких следов от ребёнка –

быть повешенным как вариант боротьбы… не звенит ни карман, ни струя – пустозвон –

время рун, иероглифов или петроглифов двигается посреди энуреза обоих полов,

где есть смысл враз смешаться с толпой, помешаться в себе и носить перекроенный мир

на плече: крест один попытался нести и донёс не туда на него кто-то третий, но, ах, эта плоть

переходит в наследство и шкуре никак обмишуриться – не прошипеть чёрт возьми…

голыши море нежно шлифует прибоем не для: стар и млад повстречаются морем…

молоко убежало, они обесценились снова – какие-то крестики-нолики снятых реклам,

дождь стучит в барабаны листвы, оживляя покойников и заставляя их течь a priori               

по действительности ускользающих контуров края большого стола…

 

04.07.2019

СПб

 

лом

головы контрастирует с лоном асфальта и нет перехода тонов, подвезут после простыни – люфт

ощущения подлости скользкой аварии: варево вылить поспешно в костёр, поменять персоналии враз,

но уже за картиной пошло обсуждение, поиски прошлых картин, по-военному пищи приём: парашют

запасной преднамеренно сложен неправильно, законсервирован праведник в жесть с солидолом; икра

будет съедена ранее рыб… почему искажения зданий, деревьев, людей соответствуют норм -   

как бы все знают всё или всё слишком знает про всех… дождик смоет, размытый художник творит

в механизме со сбитыми кеглями… шарики гольфа разбросаны на сувениры и корм, рубит скорбь

гитарист в обустройство подвала – лабать, перелистывать страсти с надеждой, чтоб парой горилл  

выйти пеплом на ветер бездомной планеты, умея играть рифы рёбрами праздников и похорон, и исход

переходит в исход, где мультяшные пробуют вина вчерашней вины, виски флагом горит изнутри,

а забытая рифма находит свой хор…

 

09.07.2019                                                            

СПб

 

проигравшийся конкурс - из пуха и в прах: разминая комочек земли,

во вселенной похмелий – трагедий, но более трав

погребений и гребень из кости, и тот безделушкой потерянный, блиц

возле мёртвых и голых раскрашенных девушек трат:

голоса перемешаны в тазике медном с вареньем дрожащим слегка на огне,

и иронию рушит эрозия цинковых крыс – побратимов пути;

загрузи всё своё в металлический ящик заместо оружия, после травы будет снег…

эмигрант с побрякушками вязнет в прибытия штиль:

в по-спартански обставленном номере жить, не спеша распаковывать скарб:

если лайнер придёт увозить – ледяная заноза под сердцем растёт в восхитительный айсберг:

убивает ещё раз шарами смешных лотерей, оставляя усмешки оскал

на скале – захлебнувшейся воле в восторге так хочется волка в барашках волны: тот, что заперт

и когда-то там был, не пылит деревенской дорогой – его нет как нет

в океане из тазика чувств и гитар из костра старых дам:

безделушки скорбят между дел, но старания старого ластика ладят эффект,

и теперь фонарям проще видится в сутолоке кто здесь, а кто там…

 

13.07.2019

СПб

 

закругляются завтра неопределённости записи в запахах кофе и дыма, 

и филе дефилирует собственной ровной прожаркой походу –

плавит свечки история разных историй; засевшего в крепости стрёма от стрима

вход и выход совсем не тождественны – не называются дверью, природа,

подымает в штанах утешительно скользкий вопрос, и всё ясно становится с верой,

бочки с порохом порохом пахнут всегда, но на то и подвал, и открытый огонь,

в огород что-то дикорастущее лезет всегда с металлической розы ветров для примера

садоводам и дачникам, на чуть покинувшим в рай обустроенный хитрый балкон…

редактируй вокруг: любопытство и лазанье по, обветшалым на вид, как казалось, пристройкам

обернётся вторжением женщины, скомканной чтобы забыть навсегда в одночасье,

но часы имитируют ход, и беззубая белочка скороговоркой про артикулирует welcome и в стойку,

провожая шаги… ароматы из кухни блуждают кружась кружевными вполне безучастно…

 

15.07.2019

СПб 

 

по-щенячьи загавкала авторитарность моя – мы теперь никому не нужны,

даже встреченным ранее и в обстоятельствах, вышедшим в мир вопреки

обстоятельствам трезвости взглядов назад, и залив обманул глубиной глубины

философии лузганья семечек справно чернеющих солнц – выбить половики:

крик вернулся в картину, кувшинки качает вода по тарелкам прудов,

тропы в зарослях, мы по тропинкам, размноженным техникой многих повторов,

умножающих ток иностранцев тупой дешевизной расходников, торг

не уместен давно, умный вор не захочет украсть - перекрасится мигом в шахтёры

и попутчики в недрах - забудь, перезрелые голые девочки, воском блестящие фрукты…

во дворе я с собаком без Ленина: молча в щекотке желания войн сучьим ветром семян,

заскучавших на фото клубничных полей – let it be, но без слов мудрой женщины – рухлядь

в перемолотом солоде в пыль, в молоке опосля сепарации, тихо уходит сама…

знает пёс, скоро честь превращается в верность шести ног пути в треугольниках выбора слов

в ситуациях выбора из… различать стоит только вдали: облака или тучи случились в одном

застоявшемся чане на хилых кирпичиках глины, ушедшей с ушедшими в лом - 

по инерции кто-то разносит огонь на огни, но окольно, не в лоб…

 

16.07.2019

СПб

 

ренегат – хуторянин из превозмогающих тяготы общества в тине пруда,

да и флаг тоже свой: по зелёному чёрные, рыская, все собирались туда…

разучившийся шить – раскупает напёрстки:

на червя на крючке и серпом клёв идёт краснопёрки,

кое-как скукота водрузилась в каптёрках…

однозначна дорога до дома, а дома создатель естественно даст

разводные ключи в радость гайкам: латунь или медь

от царапин в восторге блестеть и звенеть

арматурой немыслимых ранее оргий, где в центре тупой передаст

созерцает, быть может, отправит кому-то доклад

в непристойности стойкости может быть и быть может крепко склеенных ласт

в здешнем брошенном порванной Польшей заржавленных лат…

экономике не прокормить всех коней, жеребята живут, голося

возле рек и завидуют всплескам форели до блюд –

простирается простынь в закрытых зачем-то глазах,

исчезающих в стирке: придуманный подвиг в обнимку с чизкейком твоей подают…

 

19.07.2019

СПб

 

говорящие головы отговорив, поразбросаны по половицам чернильного пластика бывшей воды:

может поговорить, помолчать при отсутствие эха, ну, если и руки по локоть, без третьего, в лад:

паруса обрюхачены штилем, не ветром, дарующим воздух досад просто так – даже если не ты,

не совсем ты, какая- то часть, спотыкаясь ступеньками, я сворочусь лбом в заначки заклад:

завяжи мне глаза – я хочу быть похожим на обморок: войлоки тапок и мятый колпак,

чтоб когда наступает мне холодно, так никого не узнать в воронёном дыхании их;

не рассказывай о – лица в перечислении скоро теряются напрочь, и легче молчать о проплывших гробах; 

сперма корочкой непропечённого хлеба на чреслах из не добродившего – не унести

колокольчиков колокол: мыло… и сигареты, и мне утонуть не позволят невольно:

спотыкаясь о головы гипсовых ног, пробираюсь до лежбища сквозь изобилие звёзд - 

повод оводом стать не пришёл – не пришла революция ржавых багров и тонов, и пуд соли

прозябает в дырявом мешке – англичанин японцам построил свой мост…

 

23.07.2019

СПб

           

серебро офутляренных ложечек, а ключик шкафа теряется в сонном белье,

проливаются ливни и кто тут кого покидает, мукой перемазанный мельницы, бел:

если мечется птица, чего-то чертя внутри круга по масти; мастак sommelier 

посоветует мясом вино от лозы, перепуганной треском стрекоз механических - цел

в благоверном пока: передуманный поезд уходит чечёткой зубов на морозе  

от названия выбывшей станции, чтобы никто не подумал, что я здесь встречал…

мхов зелёных мерещится жуть между соснами и валунами, но с нами железные розы

от затихших кузнечиков: ужас отряд не заметит, причал, прошагав сгоряча…

 

24.07.2019

СПб

 

кисло-сладко и яблоко нового старого лета всегда под рукой, а продукты рефлексии лап

лягушачьих вибрируют в вирусах поросли возле всех спиленных, не донесённых в уклад,

тёмный зал захламлён безобразным сложением букв, заставляющим ложить, раз некуда класть,

пропадают десятники, не доходя до метро, хороводы теперь одинаковы – бартер громад

на кусочек тщеславия в шрифте, но детство и яблоко чётко блокируют выхлоп трубы –

не поехали, а все дороги свободны, таблетки рассыпаны в лужах бензина и скорость в раствор

упирается, и пузырит знаменуя безвременье новой тоски с разведённого мыла салютами, но

расстрелявший вполне мог не знать про потерянный в спешке патрон: шерстяной дышит в ворс

бесконечности зверского свитера, ноского в здешних усталых садах в прятках по изобилию нор:

плохо видят глаза и конфуз лёгок в необязательном утре приезд собиравшимся встретить.., как быть

в герметичности камеры перца и сахара, харкая мокрое на пол: там ходят и моют его, чтоб ходить

непонятными между палатами в множестве, сжав кисло-сладкое яблоко – сок начинает бродить

ожерельем из капель бесполого пола в бессмысленном споре полов, замыкающем здание до

котлована, и мой Карфаген расслабляется в плане плывущего дымом невнятного города, ток, 

не спеша, ошибается в ворохе из проводов и ключей тела производимой толпы…

 

27.07.2019

СПб

 

иностранцы из пуха и перьев, и праха как мощь легиона событий рассеялись, а Герострат

поджигать бесконечно одно и похожее тоже не хочет, но может, но жидкость дала отсыреть

припасённым запалам, и то преступления место в следах ненадёванной обуви – я, где-то рад:

план дожития тоже наркотик, но на вкус любителя благ из-под флага, где фляга всегда будет греть…

мы тихонько общаемся налом под шум карнавалов, жестянки потерь бросим в урны, и их

машинально уносят бомжи или некто в кислотных жилетах, но зиждется на обоснованной хляби

злой лошадки забег или всё-таки конь подорвёт динамит под трибунами тел или стиль

победит ипподром скромной дыркой в виске: недопитый стакан вискаря при параде…

 

29.07.2019                                                                             

СПб                    

 

не пытаясь вписаться в шпагат, убежденьям слепцов не поверив, встряхну ещё сито не раз:

сивый мерин заката и вялый павлин оранжадом подряд имитируют жизнь в оживлённом вчера;

цепь волков авантюр откликается золотом, мается крестиком ряби в глазах, если взгляд

остановится в слово, да и в сочетание долгой нарезки фигур, но один не один, а бригадный подряд

или стая ошпаренная обрастает пером, может пухом, подробностей, шея тот примет металл,

а вербовщица в старость опять нет и нет да заглянет с рекламками осени - листьев, опят…

полустанки – они стоят выхода с поезда к звёздам и холоду, и неизвестности смерти и жизни солдат –

ерунда простирается или захочет ещё простираться в замеченной области, а глухомань – для себя,

значит, можно оставить, допить и сквозь донышко видеть живыми, стоящими на и персоны, и сад,

захотев не проснуться всегда, и заполнить собой и игрушками с шиком крахмальную даль… 

 

01.08.2019

СПб

 

приносящие пиццу и все рядовые потешного войска и все маркитанты, да и маркитантки похода - 

все, походу, давно бьются с сонмом теней, ощущая прожекторы сзади мощней и мощней:

мне неловко менять, не с руки поменяться, и чёрной останется кожа и ткань, и пиджак из икоты, 

был, остался на кресле, которого жаль – выжимая кота, я играю фонариком веры с визитом теней;

зашуршав, шлейф недели полощет глумливую пятницу, а отвечает она: цифры сделают нас из витрин,

и уже большинство из потешных в поспешности пятится, масло течёт - бодро кружится, кружится винт;  

быть подоноком – без слов хлюпать, чавкать, плеваться подчерпнутой жижей со дна из-под ног,

пригубив свои верности ордену кислым вином: надо было стрелять, но остыло, а ночь тот же смог

от Лондона до Жмеринки – жми иностранщиной в скучных экскурсиях по Золотому кольцу,

огребая потери и пачкаясь старою пылью по-новому, пачками новости в стирку макулатур,

чтоб повторно, вторично железу махать видом лопасти: лошади вкрадчиво цокают цугом      

в бесконечном обозе, плывущем лесами, не зная помех, радикально в свою темноту…

 

03.08.2019

СПб 

 

кости нам, кости с нас: мой стеклянный зонт – зонд, парашют,

прикури от тахты в стойле топота парт дискотек, сбитых в пар,

индивид видит дверь гардероба для выбора личностей, спурт  

беготни достижения важности тел гардеробом – флажок в ноль упал:

индивид знает цену хворобам от люстр хрусталя, да, опять этот спорт

вместо винного спирта внутри – тривиальный вояж за добром

персоналии; скука от множества сук выше всех этажей, ж – апорт,

и под небом проносятся стаи для стай, sky отделился от неба, а бром

выделяет для натрия, калия столь благозвучный синдром – всё для музыки сфер:

полушария трутся тихонько с собой, и всё ясно и внятно теперь:

через речку сбежала оторва, как звать – не припомню, но пуст

гардероб и обеденный стол окружён стылым светом без лампочек люстр…

 

05.08.2019

СПб                                                                    

 

змеи лучше улягутся в скудной подсветке зелёными в слизь, а подмоченный в мыслях асфальт

изобилует язвами ляпов и луж, но гудят провода в мокрой коже домов из развалин: концов,

не нашедших гнезда в стаях пластика птиц – тухлый переходник не годится для Бога, созвать

в многочлены из ботов ботаники латексных би, но механика так утомительна – кроет пыльца

окровавленный рай тушек карты событий, из тюбика позже желе выжимают чужим

сапогом по картинам разгрома, и что-то спасать в нарисованных стенкой яслях

в неулыбчивом городе ламп из младенцев, где в проводах не случаются проводы, жить

не случается в разом повисших без тока, покоцаных крысами нежных соплях:

терминалы транслируют завтра вчера…

 

08.08.2019

СПб

 

bon ton time: пластырь глазки аллей запечатал надёжно, теперь популярно – летай

между жёлтых скелетов складных кабинетов в поместья лузгой семок неуловимого Джо:

радикал ради кала не стоит доставшихся звёзд, и та баба с тобой – не твоя; слепота

продолжительной фабрики птиц: понимаешь про яйца и срок – возникает ожог

с ничего, а моллюсков волна накидает в надежде на множество ртов, а в единственный рот –

седина с пузырями солей: золотить ручку фря, поглощённую в вечный артроз – без слезы

полустанок пакуется ветром в пакеты доставки в какой-нибудь простенький ров,

и не надо быть яром во лбу, принимая посылки – достаточно бледной берёзы…

 

10.08.2019

СПб

 

ты мне скажи сегодня и зачем, зачем сегодня

нам перебирать названия не говорящих улиц,

вцепившись в географию всерьёз под водку в студне

собранных костей по сосенкам боров, а ульи

присылают пчёл в пустыню по привычке, здесь

в  фантазиях на месте не у дел не странны страны

со всем набором мест, куда хотел,

но выбрал ванну…

 

11.08.2019

СПб

    

бескорыстный цветок не задействован в поисках форм 

или формочек – сам себе цвет, расцветая внутри:

не стараясь, не чувствуя ног, но пока верховой –

шум мышиных историй и облачных мух прекратят снегири,

но азарт рыть в себе – археолог, уволенный в darts,

и, расслабленный в вольтах брожения, потчует зёрен удар

у доски: не мешай то с другими и тем, где подавленный свет

и почти тишина, высыхающий воблой с почившей послед –

жизнь берёзовых веников вряд ли тревожит чердак,

кашевар мучит чудом горшок: хорошо – отдаление есть

с приземлением, а свой кошмар происходит за так

и в тактической близости ягод рябин и пригодных берёз…

 

14.08.2019

СПб

       

назывались потом неразборчиво именем, взятым набором из клавиш и кнопок от клавиатур

произвольно, но следуя, музыка делала из электроники странных детей на продажу за так,

но тактично и в такт drum-machine – лесбиянки смогли пепел монетизировать, а штукатур

перелицевал стены зарплат, ослеплённый отсутствием ног у процесса процессии, штурм

перебежками гор тех, которых забрали с собой добровольные беженцы – punk, значит punk:

электронное море от шизофрении статистики: что неправильно – правильно, ибо из дерева shit  

больше не защитит медоваров, и как можно думать про зло трупом в трубке ковра, значит в пак 

перекинут историей, а чтоб собраться – четыре шага или пять, или шесть: значит Ἀβρασάξ что-то решит…

                      

15.08.2019

СПб

 

газ для слёз, тили тесто протеста отдельно - всё под какофонии шум, метрономом пульсирует пресс,

оставляя обрезки для прессы, он стар: звёзды макулатуры шуршат на борту до пока - встреча на берегу:

звёзды любит коньяк, а коньяк и Россию - отвратные, грязные, злые и Черчиль, а некий процесс

завязался давно в узелки… улетает картинки засохшим листом в архиватор ворот: я с тобой не бегу,

да и ты не беги в ощетиненный - в праздниках - год: лучше живенько, скромно и вровень с травой

поля аэродрома села, доставать снова новый блокнот, а куда ускользают созвездия – в нас, а потом,

вспоминая легко вечность форм, прошмыгнут и куда-то ещё: яд надёжно зашит – хочешь волком повой,

можешь псом – сохрани очертания; жжёт продырявленный глобус в облом…

 

19.08.2019

СПб    

                           

Гамлет так Гамлет –

он, с холодным омлетом сойдёт в жидковатой сгущёнке провального утра начала учебных тревог,

забубённым, но вороном из чугуна в виде пепельницы или рва для загубленных, раньше сигнала, атак: 

подающий сигнал, он подумал всегда о другом, в пасторали сблевнув и омлет, а его иго-го

испарилось со звуками смерти внезапной – бомжихой, живущей с комфортом в углу, имитируя folk:

начитались засаленной тантры с подстилки газетных бумаг – будет медленно скорая или скорее чердак

что-то выкинет, чтобы шар смог подыматься от противней, жарящих ад тарабарщины и барбекю,

кстати, сколько мог стоить твой шар…  ты пришёл, приходил помолчать – седина к седине, 

ничего говорил – чернота чернотой: обезличенный череп – носимый предмет, атрибут и пургу

вызывающий, все уходящие в женщины дарят кувшин, чтоб про них наливать: всё на мне

и закончится значит и значить, а про убежавшую лошадь с холодным омлетом теперь ни гу-гу…

 

21.08.2019

СПб

 

пациент – мимо клиники – неизлечим: по брусчатке из ямы раскопа копытом на счастье стучит

в мою дверь, вроде лошадь как лошадь, ненастье, но, без неизменной руки, приболевшее; мир

избавляется с шиком от бывших людей, и побыть одному, балансируя в кресле – вода не горчит

минералами вечером родственной встречи с водой: города дожидаются строек – я строю, но между людьми

из картона и пластика гибким эластиком клубни в земле для клубков Ариадны: избушки бегут

вместе с чёрными курами – я и без ног представляю куда; не ходи, раз уж всё возле есть:

эпизоды в букет собираются – я сам себе подарю и, не пересчитав, вставлю вазе хоть ради секунд:

бесполезное всем, интересное мне душевое занятие – в дупла замшелые шорохом влезть…

доктор ленится, градус ползёт перламутровой гусеницей: подмерзает фонтан, но течёт

прошибаемый солью бесчувственный лёд, а ещё щедро сдобренный рыжим песком,

и – весна, и рулетки крутить барабан у виска, чтобы пчёлки слетались на сахарный мёд

пациента ненастья, бегущего мимо бегом за оторванным счастьем, бегущим отсюда бегом…

 

27.08.2019

СПб

 

неуёмный рассказчик присутствует свежим грибом в перелеске, ужатом бетоном до метров,

и его небеса – приходящий балкон с пережитою спальней: кондом, новый минимум спермы

убывает конвейером в мусор, а хаос до цента в словах на экран – беспорядочный секс, но моменты

же должны где-то жить: в этажах комплиментов от повара поваром скоро начирканной схемы…

но работает водопровод кровеносной системы: портвейн не ошибся ни часом, ни горлом

поспешающих в порт до своих кораблей – эта тьма станет светом и звёзды придут посмотреть

на пелёнки, а ты за собой убери, соль и крупы оставь – твоё масло до жарки прогоркло, 

и не стоит встречаться, прощаться с каким-нибудь им и какой-нибудь ней – забери свой портрет…

 

01.09.2019

СПб

 

часто перебиваясь на клеточном в синей подсветке полов и дорог,

безотзывные весточки я получаю измором из мест недоделанных дел:

как взлетает огонь из лампад нарисованной церкви по центру тревог,

тряпки роз расселяются между огарков: забыли пристроить предел

где шипят несгоревшие свечи и, голые, кутаясь в ткани одежды стоят

набежавшие сквозь или мимо, сминается мнимое в сок - этот яд

отдаётся духами и все захотели всего не прощаю и мне не простят:

узурпируя новый позор завтра с хрустом ломаемых шпаг – неспроста

искривлённая красная линия нитки, прилипшей с куста перемноженных два:

много лучше бы случай, но случай не лучше – вечерять собрался и ты

на коротком столе, но столы, если с хлебом - растут, а вино в рукавах:

все нелепости собраны в архи нелепость – через ров опустились мосты… 

 

17.09.2019

СПб  

 

  

                                     Архивариус

 

 

самострой виртуальных халуп в хлопья снега с овсянкой обёрнут наставшей заботой,

самокрутка дымит пересохшей осенней листвой, и ручей выдаёт, но, с одышкой, кусочки мелодий

самовязанным шмоткам весны, освежая покой чуть заживших последствий от рубки ухода 

в лазарете отсутствия парноходячих, ходячих в привычке с собой приводить к завершающей ноте

и под эхо привыкших пожить - здесь окрестности сковороды на плите из какой-то из кухонь сети;

не выходят из шишек проворные мышки – залейся вином, но алхимия Чехии честно так спит…

много спорного и скверно убрано сора и мусора, но раз в носках шерстяных и наушниках - слушай, сиди:

в суматохе смешных поварят в кухне собранной в старый рюкзак недостроенной башни твой торт будет взбит…

 

04.05.2019

СПб

 

жёг себя самопалом стоически рок по подвалам и по площадям и по ямам для оного стада,

оказалось: шашлык поменял свой состав и профессия гонит метлой от костра ремесло,

поэтессы, старея, пытаются мясо отжать хоть прокисшим вином, вспоминая тогда

без подробностей в силу растраченных сил в кайфе музыки с той стороны, до прихода козлов,

и не хочется больше идти, и животные чувствуют – строится новый для старых корабль:

лучше слушать от дома до кладбища музыку и поглаживать фенечки, и, гуляя копытами, сжать

в кулачке амулеты и крестики, и, выпивая без третьего, снова позвать в свой проснувшийся краб,

а билеты потеряны, порваны, переработаны в шум не в моём доме не моего этажа…

поскользнувшись на глине, садишься, перебирая возможные точки посадки для ангела почт,

но никто, даже в Питере, пуст, чтоб искать в камне сколы и трещинки, более птиц,

потерявших клок перьев хвоста – мы с тобой пыль от музыки, кровью вскипевшие в борщ,

а тарелка пуста со вчера… чьи-то армии кормят котлы, а меня молоко плюс какой-нибудь дыц…

отрешённая глина ложится акустикой в нужный горшок…

 

05.05.2019

СПб

 

планы

каждый день выжигает напалмом – в кружке выжигания вечером курится выживший план:

феникс -

сигарет хохотание аж от весны и по позднюю осень коктейль из стеклянных соломин дождя    

в трубы

водосточные громко сливается, наговорив, ничего не сказав, если перевернуться в постели, фонтан  

сразу

начинает бить в небо шальной географией дальних поездок и точек для стройки - вселенский ништяк:

запах,

перебитого много раз номера женщины toy, отдающий бензинами по хрусталям и конечно во вкусеClicquot…

кролик

перебежками в радугах стелется розовым, заяц с лихвой притворяется серым на всех остановках, где бег;

нолик -

потолок с нарисованным небом, спускаясь, не хххочет заметить, а крестик поставить в квадратик легко,

планы

в планшетке оплавленной, в бруствере - небом корней вездесущей травы или пледом накрыты и берег, и брег…

 

06.05.2019

СПб

 

подотри кровь с щеки одноразовым белым платочком, займись

перед употреблением квёлым огнём из стальной зажигалки –

в лужах светят медузы и лишние убраны с улиц – каприз,

ну, кормись Скандинавией, слушая в трубочку пал перепалки…

знаешь, а, может быть, и не будет в дождях поминания нас –

интересны истории клипы с поминками, органы странных существ…

на колготках стрела, и брызг аплодисментов вечернего шествия паств

самостийных богов, без конца приносящих муку для печения жертв:

разом ужас поэзии сгорбился в страхи отдельных начальников и

архитекторов, в тубусах – в свёртках несущих дизайнеров зданий,

развалившихся раньше нахлынувшей даме бубонной тоски

по гостинице: образ прекрасного кисл и засален –

помутневший мой взгляд у постели сжимается в звёздочку белой пурги…

 

07.05.2019

СПб      

 

метроном - вздор инаугураций моей ежедневной вечери копаний в пустынных песках иордани,

но полозья саней по слезливому снегу со взятого вновь городка сиплой скороговоркой - лишь ладно

в шевелении стенок расслышать и смог землекоп в поле зрения бабочки вне суммы стран обитания

и в отсутствие пыльных цветов, и зима фиолетова, если курлычут апокрифы в камушках дна, дно

заселённого неба, спешащего в наш Вавилон, чтоб захлопнуть все аверсы, реверсы в бляшки монет

для войны и другого движения связанных и перепутанных тел… балансируя свечкой на каждом,

постаревшая девочка держит себя за попавшую дверь в иммиграции – цыпки, ветрянка на нет    

выдают: языками до Киева, дальше – до клитора, дальше – миньет и краплёные карты анархии, гады

в кольцах кольцами олимпиад и серсо, и, вибрируя гладью воды и стекла; обсыхают обмылки,

пулемёт метронома стучит ради выброса россыпей гильз в снег, в траву или листья, в песок

на ладонях: ожить в перепачканных комнатой, обликом в зеркале или придворной страшилкой,

неслучайно навеянной памятью выбитых ног…

 

08.05.2019

СПб     

 

закопчённая кухня Магриба пришла в балаган шестерёнок потёртых часов  

из наследства без лиц умерщвлённых мужчин: улыбайся в окно и готовься к войне

с каждой поданной пищей давно не вратарь у снесённых ворот, научаясь у псов,

сторожащих никчёмную вещь без названия в душном фойе театрального нет,

но до Вены, вибрируя поездом, брызгая вальсами в оперы - в полный аншлюс

из кофейни, из кофе страны или города в ванне с ликёром, Тоомас - плечо с попугаем -

заходят в навязанный номер и золушки лижут газон у центрального входа, но плюс –

бормотание мантры в уютном таджине на долгом огне с приблудившимся Каем…

представления без, но с вкраплением новых фигур в эхо дач чердаков погибают тот час,

значит лампа в зелёном горит и по-чёрному в чёрном вся в кружеве может спешить

мимо нас, утонувших в бухгалтерах или чинушах, бандитах, а после – врачах:

она может спешить пока овощи тмятся по кухням и там отдыхают ножи…

 

09.05.2019

СПб

 

на стоянке других аппликации клея поверх часовых после инея ночи когда чуть подсушит

дуновение лбы неподвижных камней: воздух варевом нового кофе сначала фонит,

разлучённые горы в горах эхом перебивают друг другу за номером номер у шильд номера, ми-ми-ми  

перемазанных, тропы, чтя самоубийство акустики, сдали нахлынувшей армии ужин,

потрусив дохлой клячей назад к замерзающим змеям в клубках – если сам с себя слезу,

пуская слезу по окисленным трубам и тросикам и проводам прохудившихся связей,

нарезая на кухне попавшийся под руку лук – блюдо будет в тоске по ушедшему лесом

в аппликациях трусиков женщин времён катавасий

поистёршейся шкурки кота…

 

10.05.2019

СПб

    

переменные женщин, несущих по кругу корзины голов с эшафота,

балдахин намокает и капает кровью трансляций дождей

в поселение спаленных спален, где угли с алмазами перемешались везде,

безголовые женщины знают работу - идти по распутью и рубкой ухода 

прочищать электричеству путь: водостоки искрят передачками гнева,

и посаженный в жизнь правды грядки растёт с переливами лжи,

разбросав семена куда попадя; готика хатико, завтра зачатого в чреве,

заполняет органы всех органов жертв от жонглёра, укравшего пшик

у обоих воды берегов… но зачем, по-собачьи вибрируя в зеркале,

персонаж не отвертится, видя и чувствуя признаки призраков шахт,

насмешив сам себя, и в прокуренном тамбуре вдруг позабыв как дышать,

а вокруг переменные женщин давно обезглавленных бегали, бегали…

 

19.05.2019

СПб

 

ожидаемый ветер за ним ожидаемый дождь – и какая погода важна лягушонку в колодце…

гном контуженный вечером может пространно вещать обо всём и не слышать ответов,

а венозная кровь отливается картой причин, и так хочется переплатить анониму, укравшему солнце,

и остаться в своём аниме угасающей вспышкой в периоде и до конца привередой: 

ты доспи до своих петухов на хрустальной качели – тебя не касается снятое в камере…

из пустого в порожнее воздухом перегоняют остатние в сухости лёгкие сложности

по деревне Гадюкино, где и кино оборвалось на спившемся кинщике, в праймериз

побеждает затишье афиш до шоссе и проспектов, где живчики – спамеры…

 

25.05.2019

СПб

     

… же железнодорожно с пробелами, шпал штабеля на полях, креозота амбре проникает в бельё –

не газеты читать под портвейн при езде возле поезда, лазать в чужой сад из старой истории:

обезьяны обратно несут черепа, заплатившие девушки в кассе зачем-то забрали своё,

отсчитает часы арифмометр в где территории вредных мозаик и зайцев, и станет фиговее

в одиночестве без наших глаз и глазниц, и рисунков для матери выдумок, но у всегда этот шанс -

откликаясь на выбор последним разбойником в чёрном клобуке идти по заснеженной лестнице,

не являя всё множество всем лиц прохожих прохожим, вознося в темноту маяка декаданс:

все больные закончатся выпивкой и все убитые, но не зачатым ещё померещится…

 

28.05.2019

СПб

   

танец без крепежа сразу разъединённых деталей вокруг рукавиц передохших ежей

в перманентном экстазе руин технологии быстрых питаний концепта в концерт

за придуманной смертью - верёвкой намыленной очередь в кубики льда гаражей:

без движения - пойманы в бункере – для перевалки в контейнерах в цифры оферт;

глубина подливает порезанным красного в цвет света глаз ночников, простыня

остывает, и только она ждёт обратно своих беглецов крепежа в этих масляных пятнах:

спор булавок с иголками в полном отсутствии ноток присутствия гаек, обнявших винтов, как меня

обнимают беззубые пёстрые змеи намученных хроник, и завтрак похож, и досадно…

но на если, есть если и снова копнуть, то получится тот же окоп с танцем в небе,

подогретым свинцом разгулявшихся красок, растёртых и сдобренных маслом, мечта

заставляет куда-нибудь встать, чтобы выжить в засохшем, для птиц, недоеденном хлебе,

закалённым как сталь…

 

01.06.2019

СПб

 

к котелку над костром сквозь траву и песок через лес пририсую рукав почерневшей реки

ближе к сумеркам, горсть мошкары в замутившийся воздух, съедающий реку и лес,

и песок, оставляющий круг из травы, освещаемый силой желаний огня костерка – не с руки

перемешивать варево, только из старых запасов дрова: как царапины смогут в абсцесс…

уходя из стихов – уходить в население свалки прижимистой живностью жира кокосовых пальм,

рисовать отдаление по переменчивой памяти и разложить по постам и по полочкам части от тел,

но -

рисовать чуть неправильный чёрный квадрат из чумазых чертей: ноль и два и четыре и ноль, а напалм

выжигает зажатые джунгли пустяшной войной или палом ухода, и бдит санитар с огнемётом везде,

практикующий врач нежно гладит в кармане кастет… между мылом и сахаром можно и в гости –

в утверждённый сторонний бюджет: негритянскою парой не будет подорван, и сто лет в обед

притворяются в музыке сладостей от Сатаны половинок… а в ящике старые ржавые гвозди 

не нашли потребителя, небо отчаянно занято пусками крови петард и отдельных чугунных ракет…  

уходя из стихов над костром сквозь траву и песок через лес по реке…

 

02.06.2019

СПб

 

стайка памятников только с датой рождения с чисто открытыми датами вылета в ведьмы трубу

или упокоения в долгих вибрациях града и мира в согласие с гонором, но вслух крушат облака

воспарившие мельницы по-над кадастрами, а убежавшие дети живут в расстояние краденых букв,

и вся голая пляшет глаголами, льется по лошади вскачь, по частям собирается в трубочку гад,

не одиножды топтаный, взбитый до белого крема, а мутность воды брызнет шармом для связанных рук…

ни о чём: воздвижение сумерек с разными целями – яблок, гниющих где попадя, смрад

означает и смерть капитанов, и жжение схваченных мёртвым захватом фатальных гангрен –

хорошо, когда выйдет протиснуться между Харибдой и, как его, с парой гранат,

когда волосы высушит спящей жены хитро скроенный фен…  

 

04.06.2019

СПб

           

маршируют назад не одни мертвецы в изумление, глядя на фарш блюда с форсом каёмочки, дудки 

сквозняков с насекомыми: тянут, толкают, а конь на доске, не желая стать лошадью, к месту прилип, 

и гнусавые утки сказать чтоб летят к номерам ЗИЛов с Зиловым – ружья в чехлах, а побудка

тарабарщиной новой квитанции плавно влетает в мой ящик без почты: ну, вот уже что-то пролил…

я не знаю тебя, я тебе не хочу рассказать у костра за накрытым столом электрички: забытые спички

выдают с головой переклички по текстам, но ножики чинят у птиц заторможенность перьев хвоста;

отправляясь в реминисценции в мятой больничной панаме: ключа нет – найдётся в карманах отмычка:

то дорога пуста, то с неё поднимается пыль, мельтешит ветром в юбках, а крест ли, звезда или старт

в пистолете, скучавшего в обысках спит, просыпается, спит, а на кухне готовится пища в ущерб:

собутыльники ломятся или прозрачные тролли добавляют горчинки в оставшийся хлеб…

 

08.06.2019

СПб

 

дегустацию, цирлих-манирлих, вдруг не отключить вырубанием света во всех помещениях игр:

аккуратненько сложен платок, отдающий духами прибившимся воздухам - мздой по нужде:

ещё больше отдаст, собирая в себя ароматы и опыты подвигов, перцем перещеголяв маховик;

холостые патроны и без алкоголя вино в холодящих объятьях от пары резиновых женщин и где…

дегустация не отменяется внешними силами, разве что, умер, убит, а тогда будет спрятан агрессор,

покушавшийся на, и не встретится с белым конём и гонцом, доставлявшем треклятое это письмо

в никуда опоздания сил и желаний жевать бесконечную пищу, но глоткой своей антитезы,

и сбывается снова в глазах обнулённых для этого мира случайный амок…

 

13.06.2019

СПб

   

хорохорясь в дыму заповедника, вешая связки с зазубринами, с рукоятками рук топоров,

родниковая правда сгодится запивкой уже увядающей поросли гипсовых статуй и клумб,

обелявшихся известью, брызг в тили-тесто прохожих, хронически строивших, переборов

переборы, но в месте на местности без загородок – стриптиз превращается в хоррор и глум…

закипают ли чайники: утро прольёт совершенно нечаянно паузой от Станиславского ляп –

от капусты заквашенной сок заставляет дождаться костра заповедника: ужина грядки из гор;

мало правильных, чтобы сказать золотые слова и в склерозе раздать каждой женщине по три рубля,

и поймать заблудивший трамвай до расстрела, доехать до камушков севера, не оборвав разговор…

 

14.06.2019

СПб

    

отутюжены сны простыней, в мир подкожных инъекций шагают все старые лошади скопом –

вологодский конвой, заменившийся на обстоятельства, вдруг барражирует в скопище ангелов над

не заказанной пиццей, на цыпочках танец фарфоровой девочки в душном тумане затоптан

табунами других лошадей по утрам, как-то рамочно: рамы художников мимо и вместо картин, привлекательный зад

потеряли и люди, и лошади в спешке смешавшись, и раз за разом теперь рассыпаются веники дворников,

в понедельники хочется вторников:

из телеги в усталость заброшенной больно по воздуху хлещет вожжа…

простыня в рамках ткани фиксирует прошлое как в накопитель попыток куда-то сбежать…

 

16.06.2019

СПб

         

партизан приглашают в оставшийся пшик от вчерашнего странного взрыва страны –

окочурьтесь и здравствуйте: кто что захочет услышать в обшарпанном вежливом ша

ручейкам кровеносных сосудов – тела выносите: они ещё вряд ли тут будут нужны,

разве вместо имён или именно вместо зарытых имён, именами вживлённых ландшафт…

накрывается дикое поле аншлагами молний игрушечных и серебристых дождей:

вязнут лошади и, обрывая подгнившую упряжь, бегут за глазами из взглядов туда,

где и чайки не чаяли всадников снова увидеть сидящими возле костров в темноте,

значит точно беда не беда, а дешёвое сборище книжиц не читанных, впрочем, считаем до ста…

 

18.06.2019

СПб

 

солнце самоубийц – в потерявшейся вещи от абракадабры, а поиски блага закончились здесь

обладанием коллекционным собранием копий, зазубренным и, в бесполезности, тяжким копьём:

начинать окончания, значит ломать антикварные кольца и рвать у покойников ногти затем;

вещь всегда не даёт о себе: долбят рыбки аквариум в золоте злобы окраса – чужой водоём,   

где нельзя прекратить тупо стравливать тени животных, опять провоцируя шведский эксцесс

совокупности выцветших с возрастом панков, попавших на сети и материала слегка поновей,

и заходится в клинч эпилепсии дворник из упоминавшихся числами, лицами, мухой цеце…

и всегда светит солнце, но ищут другие при свете, потерянном в цвет…  

 

21.06.2019

СПб

            

чашка кофе придумана чашкой, налившего чай – полчаса ничего не дают, просто требуют счастья отдачи 

из чего-то ненужного после: винтаж, перемноженный на в кураже взятый темп, ошипованный новой резиной до тяжб,

растянувшихся под тем же небом, но ношеным, штопаным и в незнакомых руках; исчезает кружочками сдача,

выставляя банкротом налившего чай – начинать очинять карандаш намечается повод немедленно выпить меж жаб:

интересно, я кто в их глазищах – без лука и стрел, кувырнувшийся в зелень болота, но в кожаном кресле: они

по делам поскакали по кочкам, и царь, и царевич – портной, чтобы перелицовывать шмотки афиш на фигур,

заключённых в туман отголосках, я с ними и я плавно перетекаю в докучные сказки лодочки берега дни…

чашка кофе – привычка швейцарских часов, сигарета – от бзика и немного рябины меня на снегу…

 

22.06.2019

СПб

 

дальше лучше не будет, когда двери женщин сбегаются в дом новостройки спустя только что из одной

и промежность заката щекочется лучиком – лучник пришит залетевшей в орнамент стрелой:

поскреби своё небо огрызками шпателей и заведи как собаку ремонт, чтоб соседи стучали в печальное дно

Диогену и ставили подписи под… катаклизм приключается в чётках: всему не попасть в унитаз – в разнобой 

разбегаются брызги и мысли чечёткой – позавидуешь женщинам – то и про то всё продашь

непотребным бумагам, бегом с испустившими дух куролесить по воздуху, раз и на празднике чокнуться не с кем почти:

прочитав, почитая, чтоб раз, ещё раз перечитывать в ночь – лучше знать прилетаю куда,

чтобы сверху цветы и знакомые лица, а может и прочие чисто почтить…   

 

22.06.2019

СПб

   

не король часто думает что заменил короля, заменив причиндалы и трон,

и торопит события в скачках наперегонки с проявленьем креста всех сторон:

уйму хитростей прячет обветренный плащ в капюшоне – пространство старо:  

прачкам должно стирать человеков бельё, и в потере талант серебра не урон;

перечитывать записи или ещё написать небывальщины хроники дня одного

или вскладчину смочь беспощадно стрелять сигареты у более умных ворон,

начиняя скитания мяса нежданными специями, убегая от гона и в гон,

ощущая дыханье собак, приносящих огонь –

рыцарь может трубить в продырявленный рог

пару нот для прощания… звать - мерзость слабости проклятых дней и случайных вагин:       

не король, не пытавшийся стать, но всегда кто-то хочет попутать разбитые яйца и дар…

возле дома все урны полны, променад не дождался луны, понедельник расставил буйки

вариациям скуки и псиной пропахла постель, и спасибо за все иногда…

 

23.06.2019

СПб

       

ошибается озеро в луже и, прочь уходя восвояси, оставит чуть больше обычного луж

очень разных по-разному в разных местах, дожидаясь дождя – он ещё раз исправит

наполнение вазы конфетами сразу за грохотом грома расстрелов, мочи почти в каждом углу,

покурить не всегда удаётся оставить…

а водица дорогу найдёт…

 

24.06.2019

СПб

  

королевства завянут чуть раньше цветов в балалаечных суффиксах флота в ночи

по виляющей речке, ползущей куда-то туда одиночеством на остриях цепких игл

заводного ежа одинокого вусмерть в линялых на лето потёмках, где масло горчит

вместо солнца и хлеб споро сохнет без ртов – тело жаждет костра, мозг планирует сдвиг:

зоопарк открывается вечером в сад для ботаников, там наболтавших немерено - как

продолжать не по лжи с ксивой сивого мерина, поговорить с настоящим зверьём…

перламутровый берег от вскрытых под звон и умолкших здесь ракушек – всё тики-так:

к счастью били стекло в мрамор вымерший зал, добежавший назад до остатков цветов, ё-моё…     

 

02.07.2019

СПб

 

утро свежего хлеба - такая счастливая жизнь:

ветер хлопает жестью стареющих крыш… 

трасса требует скорость и шею, вживлённую шарф,

справа слева пустяками займётся пожар

 

солнце в лайках от лака прикольных штиблет,

отражающих всё и в осколки крошащие свет,

на колёсах и крыльях по бижутерии звёзд

бездорожью желанием новых оферт

 

колокол потолка ощенившейся спальни,

до другого пока медлит батюшка с исповедальней,

а без моря портвейн превращается в разные вина –

виноват или нет, только вшей будешь гнать керосином

  

утро свежего хлеба - такая счастливая жизнь

с этой девушкой в белом переднике вальсом кружить

континентами, воздухом, водами, в завтраке,

но – заплатил, и по солнышку темечко капает…

 

02.07.2019

СПб

 

                                                                       Томасу Венцлове

         

в дворике Вильнюса, стоя в Америке,

слушая новых политиков в старой истерике

бывшей жены, приблудившейся женщины

пьяной, но сколько намешано

в виолончельный сосуд;

провожая листву по уставшей воде

разных рек и морей, устаёшь на весу

в алфавите назойливых кубиков бдеть,

собирая седым

и своим в бесконечной зиме, 

по крупицам остатки веков немоты,

артефакты зачёркнутых мест…

 

05.07.2019

СПб

 

бабуины и прочие граждане жрут на закате опять расчленёнку кого-то в кругу у костра:

забинтованы горла замызганной совестью – голод ушёл, а огонь остаётся один

не засаленный в жизнь панибратства объятий и юшку коленной борьбы: есть ли страсть,

что заставит скрываться в углях, но всегда возвращаться, чтоб выжечь любой апельсин

изнутри, и без нефти и спичек усмешкой прощаться свидания до повторения случая:

то наёмник, то тихий учитель, внезапный приятель, пустой озорник или томный мечтатель,

не тронувший избранных книг; разбегаются птицы, никак не умея летать – невезучие:

серебрится кольчуга сквозь чернь окружений, и тушится, варятся тушки и на эстакаде…

а огонь остаётся в кострах и пожарах, в щелчках зажигалок – внутри или рядом,

и приходит, уходит, когда ему, клятому, надо: мы разные дети единой монады…

 

06.07.2019

СПб

 

подточить топоры с отмиранием общего места,

и в иголочках куколки – милые в дырочку ёжики – art

одиноких пространств изобилует, стайки невест

мелкотемья как пища одной выдающейся рыбы, абзац:

импортёр языка столько раз ошибается в доску;

мои дочки как точки на карте – бурильщики ищут:

многоточия счётчиков свечками с запахом воска

всюду витиевато по воздуху патриархального днища - 

ваньки встают по привычке, заложенной в клюв;  

быть пронизанной верой улиткой, с листом ускользая в союз

без отпетых окраин и между кукушкой и дятлом, мой глюк

представляется встречному – частности дарят каюк

обманувшимся в чёрточках у типажа – исчезающий вид

и потерянный паспорт: смеркается, весь алфавит

и приятели вместе с обидами в место обид –

с кораблей лица списаны – можно навзрыд…

                      

12.07.2019

СПб

        

отдалённость уморы загинувших кладбищ: сухие букеты ссыпаются в дёрн

прям нечленораздельно… стремление пакостить, и тут как тут тот смешной капюшон: 

напрягаются органы тела для организации, слон, измеряемый моськой, не слон,

морда не соразмерна с лицом, но туда же сквозь рамки стоически лезет в ружьё

погибающий с ржавым оружием по разжёванной почве словесности в прок

у дорог, размывающих глины беспечностью дождиков - вряд ли удастся комок и кино:  

шурави журавлями, хмельное по карточкам, злой антиквар по заначкам ютит серебро -

стать бы статуей, писать бы мальчиком, плюшевым зайчиком круг описать, como no…

лягушонок, свободный от шума свободы, отпущенный на… и точнее не скажешь тогда -          

он не хочет лезть в принтер нуждой комариного шрифта в початок зашедших в кулак

распечаток подобранных букв, но и бублики публики, чай, чмоки-чмоки за да

в лубяную избушку, естественно, с сеном в сарае, она умирает, на полке пылится пустяк…

 

14.07.2019

СПб

 

насмотревшись напротив: на стенку в кафе через стол и на микрорайон переломанных лестниц - 

неваляшек, прочь убранных по поступлению жалоб безвестных всегда горожан: небеса нарисованы

перестроечным снайпером лысыми кистями рук – пусть потом обзовут тень апатии ленью,

преступления худо художник поправит в успех: пирожки и с капустой, и с потрохом зовами

продадутся из всех потрохами для всех – змейка самоубийства свернулась в черствеющий бублик для птиц:

не на всех навязали рубахи крапивные и полетели назад и вперёд, пропуская докучную очередь в дом;

отношения не для чего, по тарелочкам мясо добытых животных под перцем, возвращается сердце с блудниц:   

сон вдвоём – недопитая чашка на блюдечке может остаться, для Блока останется что-то с вином…

неоконченный ужин отыщет столешницу и сквозь замочную скважину свистнет залипшим тюленям пространств –

нечего не меняется: дверь и замочная скважина, ужин под чувств декаданс… 

 

17.07.2019

СПб

 

анонимно изъятые вещи из сцен от театра для импровизаций там, сям:   

намагниченной ленты убогие склейки, а сколько нас было в тех танго -

бумерангом возвращается убыль одежд и белья, какой-то там мебели взад

полуночным дождём мелочей, неучтённых рассеянной памятью танка,

обсыхающего посреди слёз заштопанных минных полей, и смуглянки бегут

света дня, незнакомки теряются в пальцах; смешно зашивая порезы безумств,

сохранять вёсла лодки – всё ради спасения зайцев, давно изменивших маршрут:   

разделённый экран превращается снова в созвездие классиков юности – сумм

не сложить, но банкиром, порою, разбрасывать карты из деланной скуки

по пластмассовой глади теперь одноразовых летних столов, подходящих ещё,

а осколочки собраны в урну, скорбящую в зеркале правильным, но кирпичом:

обожжённая глина плывёт по реке топором, отсекая ненужные руки…

 

18.07.2019

СПб

 

ты давно отпустил, только я не хочу уходить

с тех клочков постоянной земли в переменное сусло хлебов

ускоряющей выхлоп печи для закрытых по маслу сардин,

разрывающий пазлами море, порог не расскажет куда отлучился кимаривший бог –

раз уж повод с тобой, то любая верёвка покажется длинной

для деревьев и люстр: монастырская вера морщиниста – ждать,

но мы оба привыкли к размытой бессмысленной глине,

для себя научившись ваять…

         

28.07.2019

СПб

 

разговоры начнутся когда я тебя провожу до калитки, махну вслед усталой рукой без платка

и забуду про даты с привязкой к тебе и поминки, глазея на дачный клозет до сих пор

не построенной дачи на сдачу от прожитых лет: как прибитая наспех к забору доска –

было время, но времени нет, но в отсутствие всё включено, так как выключен свет, и шахтёр

добывает угля из рисунков макабра из штабеля дней загустевшей заразы: всё сразу искрит

от количества собранных в тело коллекции разниц людей и животных, в миг собранных в бал,

опосля разбежавшихся в полки истории – тёплая пыль навсегда утешительный приз,

а сиреневый бумс-крабле-крибли не в полночь клубком на колени со шкафа упал

продолжая вязать, мне – крутиться волчком из оставшихся рёбер, испуганно пить

как с оленями свитером: два красных солнца в толпе из планет, превращающих ночь –

тела мало, а тут кузнеца заржавелый букет из кладовки быть может, а может и быть:

нести бы его – пусть пока постоит в чём-то стоящем, раз уж придётся нести всё равно…

 

28.07.2019

СПб

 

персонажи листвы дожидаются осени в мелком помоле

при намоленных крестиках ноликов, списанных в бы –

подраздел санатория: не проживающих в собственной воле,

проживающих в собственной воле внутри, и толпы

не получится - в разных диагнозах дерева много заноз,

и безрукие куклы, помятые зайцы, жакони и мишки утрат

из утрат возвращаются тоже с утратами на перевоз

остранёнными в чтиве своём санитарных потерь для наград

облепивших потерянный берег в тупом ожидании барж…

 

28.07.2019

СПб       

 

ничего-ничего, что штрихуется многое в поле случайных бумаг,

умирает вокруг,

пропадает прочь с глаз –

старый хрен с фонарём всех найдёт и попробует вина от всех, а вину замолчит:

тара тарой, мне снова затаривать ух за двоих или двух зачеркнуть, а один без угла

будет тенью бродить за другим, чтобы с ним

пережить кирпичи…

 

03.08.2019

СПб

 

жидкий свет набежавших машин где-то прошлого года, а то

даже раньше ознобом из-за неожиданной жути поэзии мёртвых,

попурри из их музыки, фильмов, где чёрное делает белое, торг

неуместен - за утренней мессой последует взрыв огородной ботвы их:

может сами цветы виноваты, тогда приключившись и словом, и цветом,

скоро розы Азора озвучили миру шипы, городя города без призора –

не буди обывателей, предков участников, и согласись на конфету

и время вести разговоры…

время переживать убежавшее время до нас в интересы закрытого клуба

занавешенной кухни – внизу ничего не меняется: пища встречается с пищей

и случайною жидкостью, вместе рисуя очаг, не влезая за лупу,

сохраняя - храня в старых хрониках хроником толи убежище, толи кладбище…

 

04.08.2019

СПб

 

перекрёстки не могут уже удивлять, заставляя лишаться наметившихся половин:

без гитары - лишь мальчик, а мальчик с гитарой легко украдёт у пернатых мужчин

ожидание счастья; мелькание серых крестов в ленте местных пейзажей баюкает хворост

в горку сложенных снов: торопиться с огнём не хочу при отсутствии голода: область

музыканта под крышей из кепки и шляпы, и неба всегда существует в квадратике масла -  

заливая по трубкам стекла цветомузыку, тузиком в сборище ноги по тазику пазлом –

одиночной картонкой не тонущей в грязной воде, а как выплеснут в ужас травы:

очутиться в ура и увы перепаханной трактором птицей, но с целыми яйцами криком совы…

отзываясь, но подписи крестиком ставя внутри набегающих текстов в беспечности – жест,

а, попробуй, сотри вместо завтрака дареный ужин смешной головы, водружённой на шест…

 

09.08.2019

СПб

 

извини за портвейн и корабль в волнах тёплой золы наступившего, свечки качаются в вальс

оцинкованным пламенем в зависти музыки длившейся менее: губы дошепчут назад

запоздавшее – ладушки: пораскидала подушки с отдушками ночь, все записки на фальц

и в архив; поседевший засов сараюшки сказался внутри и заботливо запер дверь сам,

мышки пучат глаза из соломы и ветхого скарба на холоде, не покидая подмёрзший развал:

неудобные планам строения в прах не расстроятся на разграниченной вешками пяди земли;

жив скорее, чем мёртв или наоборот: трудно чувствую разницу, раз уж заранее пересказал

непутёвую сказку для пряток в детей, замирающих и воскресающих в зарослях той конопли…

 

11.08.2019

СПб

               

я тебя и ещё кой кого, и ещё кого кой навсегда не хочу, таки так, поиметь много ближе стола

с остывающим кофе без пепла и сплюнь: финтифлюшки мои - неотвязная дань экономике вечера встреч

с поколением ломки соломки из бронзы гербов: улыбались мне ласточки – яйца в корзины не класть,

говорили сказать до отлёта в их полочки книг – революция ровными зубками в не пионерском костре:

шаг вперёд два назад в направление дома, но девки красивы и чувственны в блеске бесцветных помад

начинаются с губ, а слова не имеют значения для променада в игрушечный ад: дошколята развалин растут…

разминулись числом не назначенных встреч, да и ладно случились последствия и лимонад

в фиолетовой жиже желаний железа за выпитым морем, но ржой ожуравленный воин впадает в маршрут…

обособлена комната, снятая временно для невменяемых мен, и аренда продляется фокусом-покусом или пока -

все матрацы и образы мебели распродадут за долги, и химической чисткой избавят не сразу, но всех

на обеденном блюде, а все разберутся по-своему: всяк со своей тишиной в изобилии битых тарелок и карт

из пасьянсов разложенных ветхостью скатертей с тощей привычки забыть: над ружьём снова кружится снег…

 

16.08.2019

СПб

 

обернувшись туманом в туман, ловко скрыв россыпь гильз –

расстояния мучают: хуже ножа попадание в плен -

был ли ты скучным снайпером или всё гиль,

и какая есть разница для очертаний участника play –

попадать всеми тапками, выбежав прямо в хоккей,

отсидеться экраном в диван или мучить подарками жён –

там и там и в привыкшем к тамтаму мозгу, воробей,

воробей побыстрее окажется клювом, и ленится Джон,

умирая в квадрате и кубе, как Джек или Ваня, но molt

заживает вполне своей жизнью, где house is dead,

а на скорости танка останков давно забит болт:

из кустов всё же кто-то до верного чутко следит…

 

17.08.2019

СПб

 

я бы мог и слушать и читать,

                                  слушать и читать,

                                                  слушать и читать,

                                                                 слушать и читать,  

                                                                                 слушать и читать,

                                                                                                 слушать и читать,

                                                                                                                 слушать и читать,

если мальчик наверху заткнётся:

камешки в меня,

мёртв официант –

есть подносчик блюд,

ресторан сгорел,

но остался бар –

сёрфинг без волны,

жертвы не войны:

если хочешь спать –

устаёшь считать

мясо, шерсть и вонь,

что через забор                  

будут пролетать

пачками без па…

ложится сюжет

в цифровую хмарь –

форточки ушли:

отвечать – беда… 

 

затерявшийся камень с разборов: раз мох – значит мех, раз рука – значит вложит скучающий ствол:

страха нет от привычки терять многожёнцам, когда провожает одна, а другая плетёт кружева

для ограды уверенной сталью с вкрапленьем свинца: только в точках бродячих собак безобидная боль

волшебства появления или ухода – добавят деревья коры и залижет смола: всех, кто шёл и не шёл воевать

всё равно перепутают…

 

18.08.2019

СПб     

 

очень холодно – зуммер забытых звонков резюмирует свой резонанс остановке троллейбуса

и жемчужные бусы деревьев легонько дрожат протрезвлению в такт, продвижению в звон:

заунывное вьётся всегда до доски – в сердце входит винтом, как бы дырка была, но буза

зажигалки соседствует с ребусом в дым разругавшись в исходный мороз, и, подвинувши сон,

испугав у порога сейчас намечавшимся долгим шатанием тела и фраз, и тумана, и градуса: шёлк

в неизбежном поднятие флагов среди раскалённых высот, поседевших и смывшихся с глаз

наблюдателя прочь в предыдущих компаниях жив и по-прежнему скользок в руках, солнцем жёлт

в сумасшествии поздних раскладов обратного хода часов, зачастивших на кухню, где тот ещё вальс

заливается в глотку, меня окружают снежинки из взятого жребием сна…

                            

18.08.2019

СПб

 

эксклюзив, протираемый мягкою ветошью – в топку, а тачку, в разбор - 

отпусти лошадиные силы: у них неслучайно случились дела в стороне;

два баяна зеркально намучились рвать за мехами венер: то просёр, то засор

пионерии труб в подсознании рыб в пузырях на поверхности, где меня нет –

только ты поплавком в замороченных мыслях удилища тщетно пытаешь волну:

сотоварищи парятся про высоту, а потом – глубину: ветер пыль разнесёт

в почтоматы страдалицам, меньше страдальцам, ещё раз других обманув –

он ведь дует и гонит что легче, а нам застревать в своих странных шагах в оборот

обесцененных важных бумаг, не бумаг, быть строителем крепости – дома Наф-Наф и Нуф-Нуф…

кипяток заставляет листы расправляться в чефир и окрашивать чистые простыни в тон

надоевших баянов, подсевших на чистый эфир: под шумок собираясь в какой-нибудь путь

в эксклюзивном тряпье, собирая башкой все дожди, забывая у выхода сложенный зонт,

выходя в что-нибудь как-нибудь… 

 

23.08.2019

СПб

 

на конец - и она вся твоя, но в дороге украл: береста, бересту, берестой – где-то здесь

забавляться, намучив какой-то костёр, язычками слюнявого пламени клон имитирует страсть –

сон мне в руку для Соньки с рукой: сонка может без песни в убой обаять в половине своей темноты –

эластичным протезом для левой ноги, но - подкладывать в пасть веселуху огню: не упасть

до пока – посижу на покинутой женщине, и на ещё – сколько вызволит из затемнения ночь:

перестали летать темы полек, загинувших слева и справа Титаника, давшего дуба на бар

не для серфинга: что-то долго и рьяно решать, поджигать и намёки мостов, como no - 

ручейками пытливого пота бежит орошение скользкой спины, и теперь только в пачках и па

все, кто мне не нужны у костра: бросить травок – вибрирует вкус каши злаков в постель,

отсыревшую в тучность от слёз: вот и море – бери не бери, то на то поменять  и отплыть:

то огонь, то вода – так на так у безруких катал: сон заходит за сон, множа хор децибел,

пропадая в увы на рассыпанных спичках, зажившихся возле – их ждут где конфорки, а где фитили…

 

24.08.2019

СПб

 

стопка писем доступна для зрения лишь и волшебник попробует перечитать

в баках с мусором пропитым голосом что-нибудь, но и опять у подножья горы:

не ходил бы за мной – оставался бы сведущим: ушлый попутчик уже не чиркаш –

всё всегда самому: быть загрызенным тигром, кусив пару кобр, но порыв

жестяного шпагата достоин был рюмки, бокала, кивка, поцелуя и смерти

с особой жестокостью типа отсылки до литературы с картинками пыток -  

и все казни казне обещают достойный убыток, а то и пропажу казны в круговерти

вновь разбуженных тряской стаканов и кружек на поезде с номером сбитым, тайга

может долго гореть, и кому стопка писем была, кто же тот, для кого и почём недолга…

                       

25.08.2019

СПб