Санкт-Петербург, Россия
ООО ''Панк-Принт'' ПАНК-ПРИНТ

Навигация

Система управления

Батальон моей смерти - 1991

 

 

 

 

 

Батальон моей смерти

       

 

 

 

Мытарь

 

(цикл стихотворении)

 

 

 

 

Фобос и Деймос фланируют в отблесках красным

по извилистым илистым улицам; в клёнах безлистых

померещится истина старой истерзанной страсти,

но не терпится, и заискрится по луночи свистом

синий ветер, и насквозь прокуренный мистик

постоит у огня и Сибарис окинет без мысли

о назойливом сне, и, окутанный тёплым и мглистым

ожиданием, на пол смахнёт календарные числа…

это чёрт знает, что всё сломается в утренних толпах:

и цветы, и конструкции греческих храмов и статуй, -

в ожидание транспорта, кот перебьёт дома колбы

с эликсирами, и под крылом Писистрата

буйство плакальщиц, мы минус я, крепко сжав за щекою

золотую монету… ах, демон-с, Вам нравится место

для гастролей? продайте билет мне в покои

и ещё контрамарку для той, что не станет невестой…

смятый лист распрямляется, только придёшь почитать ты

сумасшедшие сказки, которых не пишут в Европе

с неких пор; чай вприкуску с каким-нибудь стартом

продолжения просит согласно российской природе…

что ещё остаётся: в изляпаных краской лохмотьях

по газетам ходить в перманентном пространстве ремонта

и журналы листать? даже в данном болоте

стрельнуть сигарету за так или рондо

сочинить иногда получается, и голоса

иногда замолкают на странной внештатной цитате…

ты придёшь помолчать, постонать в небеса,

иудея и эллина перекрестив в благодати..

 

02.03.1991

СПб

 

парнокопытным кентавропегасом взлетая

солью пропитанных пар, но графический фотофантом

видит старуха из-за, истекая, и млея, и тая

от парнографии, но не фиксируя то

золото, струйно летящее в бездну: на бедность

в чумный возок подберёт, как старьевщица грязные тряпки,

тухлое мясо, предчувствуя дым удивительно сладкий,

сочно причмокнет, и щёлкнет кнутом, и исчезнет…

 

19.03.1991

СПб

ляжем

в люльку, во гроб или в лодку

вместе, пока ещё бродит случайности хмель

в хвойном краю жеребёнку под стать первогодку

в кутье тумана, и мятная губ карамель

не ускользает в кишащие людом проспекты –

в жирную пыль, - здесь ещё тихо плещет река

чистой водой, и пока не начиркал корректор

в странных словах, и пока.., и пока.., и пока

 

19.03.1991

СПб

 

шут с шуткой, шут с ней: в йод макнуть

надрезанный насильно палец,

оцепенеть, и болью в нуль

нырнуть, и, появившись в зале –

в блевотине гостей и дней,

не прояснивших близорукость,

не снившихся, - быть снегом, если снег в окне;

в карете без коней по кругу,

блестящему сердцами светляков,

куда-то ехать, только бы куда-то,

где в чёрной крови вымоленных слов

витает кто не быть крылаты…

 

01.04.1991

СПб

 

точно камень, заброшенный в листья травы,

я врастаю в песок; я рисую мультфильмы

на потрёпанных пачках из-под сигарет,

на страницах подержанных книг,

на клочках синевы

воспалённого неба, пролетающих мимо;

детский лепет – звучит, остальное – горит

синим пламенем; я на сестру уповаю:

птицы носят песчинки на место горы,

и трава отступает…

 

21.04.1991

СПб

 

змея играет с собственным хвостом

в моём сонливом доме; у порога

я, постояв, бросаюсь прочь с шутом

бродячим полусвихнутым; Ставрогин

навстречу попадается: идёт

в Швейцарию, дразня прохожих синим

огромным языком; я – идиот,

спешащий из России и в Россию,

где свиньи увеличили приплод…

25.04.1991

СПб

 

тьмы

жёлтые собачьи глаза

в затихающем чреве шарманки,

вспоротом бритвою сна…

… утром румяна и хна

приукрасят желанной останки,

и рванутся дома точно танки,

и начнётся война…

 

26.04.1991

СПб

 

целоваться, как будто учиться полёту

в как будто; ты ходишь, бросая стихи

как тени, мигренями, жаром и рвотой

меня поражая, я болен, я хил,

улягусь я спать на железные розы

в означенный срок и замкну небеса

твои, свою Землю, я стану как воздух

истца…

 

 29.04.1991г.

Спб

 

в шампанском яд;

любовники глядят

на игры лун глазами пустоцвета,

одни любовники, и всё – лимонный ад

влагалища, и смех слепого лета,

и музыка в дали из Рождества

еловыми качается ветвями

на колыбельную похожая; сова

в пустоты ухает, и кажутся стихами

прощальные беззлобные слова…

 

05.05.1991

Спб

 

я, ты, Офелия и Кот,

и горлом кровь на предзакатный мрамор средь болот;

полёт

сгоревшею бумагой птиц

в уютном холодке последнего луча,

отпущенного в сумрак сгоряча

светилом закруглившемся, и чай

дымится, крепок через чур:

- Хлебни, Офелия, - и красные цветы

раскрыли губы за чертой; Кот-ты

затихли в окружении скульптур…

10.05.1991

СПб

 

дождь, точно черви из небес

на обветшалые постройки,

монетку в речку бросив, бес

закучерявил вдоль по Мойке,

чья грязная вода несла

в даль пузыри презервативов,

а даль та Невского была

толпою: - Быть бы живу, -

подумалось, как серый кот,

я, прижимаясь к склизким стенам,

куда-то пробирался, брод

разыскивая в тесных венах

весны, а в ней цвела мигрень:

бутоны тлели в липкой влаге,

кувшинками писал апрель

по размокающей бумаге…

 

28.05.1991

СПб

 

как сукин кот вздремнул я возле узких врат,

где толчея, проснулся, вышел в сад,

отряхивающий пыль и гарь с листвы

безрезультатно в серебре Невы,

рождающей младенцев без конца

без туловищ, без рук и ног, и без лица –

кошмаров уморительных; побрёл,

брелком поигрывая, и сквозь частокол

ограды видел: затушив луну

плевком, нырнув поспешно в улицу одну,

вёл Бога Сатана, спасая от резни,

и прошептал я: - Чёрт меня возьми.?.

 

02.06.1991

СПб

 

лечь в ванну и уплыть

к банано-мармеладным островам –

прочь от бессмыслицы глагола «жить»

(обозревая бред по сторонам),

в котором огненный танцует конь,

не замечая ярости кнутов,

из-под копыт камнями и песком

одаривая скопище цветов…

 

02.06.1991

СПб

 

                                                   

 

о, Ангел мой, ты снова возвращаешься…

мрут чижики, но есть кому писать

ночное; в коридорах карлицы

с глазами потемневшего свинца

часами шастают – сиделки, надзиратели;

стеклом взорвался за спиной замок,

и мокрый мир уходит в мглу со стапелей –

последний самый цепкий экивок,

и – solus, solus: берег, ожидание,

песок, вода и между ними грань

колеблется; и горнее мерцание,

и глухомань…

 

05-06.06.1991

СПб

 

мертвописец шагает

по затоптанным серокирпичным холстам

вслед за кистью заката,

вспоминая, и, путая сны

со своею одеждой,

и, создав зеркала тишины,

исчезает куда-то

 

06.06.1991

СПб

 

 

ПАУТИНА

 

цикл стихотворений

 

в тишине всплывают звуки,

как отрубленные руки,

ударяясь друг от друга,

удаляются, сквозит

дребезжащее движенье,

обнажая даже тени,

но обмануты, и вид

голых тел, гусиной кожей

покрывающихся, дрожью

входят в воздух тишины

и плывут по мёртвым листьям,

и плывут по старым письмам,

и плывут до дней иных

по холодным тротуарам,

выдыхая розы паром,

возвращаются ни с кем,

просыпаясь знобким утром

с потным лбом в своей каюте,

и плывут вниз по реке…

07.06.1991

СПб

 

 

уж дурные вороны орут по утру,

а короткая ночь позабыла прийти

за потёртые шторы в мою конуру,

искривлённую в горькой гримасе, и тигр

вместе с ведьмой и девой сидит у стола,

составляя компанию скучных друзей –

значит будем скучать как четыре угла,

растянув паутину сетей…

 

08.06.1991

СПб

 

Этюд №2

 

выскользает из рук безделушки, монета ли, книга,

что газетой обёрнута; больно спокойно мне в кресле:

я слежу за пейзажем – пасьянсом из тени и бликов

на снегу развлекаюсь, и – в сторону петли и петли

словно заяц от гончей, но… не бегу, а рисую,

не рискуя быть пойманным с личным, а частно

собираю словарь, и беру с полки книгу другую...;

что-то падало на пол и падало в общем и часто…

 

12.06.1991

СПб

 

Этюд №3

 

причудливо, но чуда не случилось,

а, впрочем, чудо – качество окольных

дорог и жестов смутных словно вилы

чертили по воде в восторге алкогольном

причудливо…

 

12.06.1991

СПб

 

Монета на память

 

  1. Аверс

 

смотреть, и – не пошевелиться,

и не зашторено окно,

сквозняк, танцует кобылица

заката на лице, и гном

уже стучится, смачно лыбясь,

и расправляет сеть морщин

старинный мрак, и в синем витязь

мчит фиолетово, и щит

зеркально кажет лица

укутанных в спокойный сон,

и подо мною кобылица

белеет словно дальний звон…

 

18.06.1991

СПб

 

  1. Реверс

 

… и лампы жирный свет, и словно топь постель

шевелится, и душно, и дремота

никак не справится с шагами в темноте,

в листве тяжёлой, слипшейся от пота,

и точка сигареты блудит в мгле,

пытаясь выбраться из гнили бурелома

столетнего, но столько скользких лет

тропинки, корни сплетены в знакомый

мытарств и встреч бесследный лабиринт,

в котором каждый шаг, увы, последний,

но повторяется, и – отрывают бинт,

едва засохший – с гноем кровь, - намедни…

 

19.061991

СПб

 

 

Ампула

 

рыбы корчат мне рожи из талой воды:

говорят, что у мёртвых красивые лица,

если свечи горят; я хочу навестить

не нарочно тебя на дождливой странице

продувного июня, когда грим надежд

безнадёжно размазан, и лязг электрички

пародирует музыку словно контекст,

превращающий имя в похабную кличку:

находить, и опять упускать, говоря,

столько нитей из лишних вплетая, и ложью

обвязаться, и в красном глазу фонаря

тенью марионетки плясать – всё безбожно

кроме, разве, начала: я слово сказал

в обжигающих отсветах Марсова поля,

Летний сад повторил.., пепел плыл в небесах,

пепел был под ногами..; я – слово всего лишь,

приходящее вольно из памяти в ночь

говореньем деревьев в окно, словно холод

тихой исповеди, и веди, если но

не горит, освещая подлунные долы…

 

Июнь 1991

СПб

 

… бежать от замка жутких стен,

изъеденных веками лишь затем,

что бы.., дурная кровь клокочет в глубине колодцев,

и – «Слава Богу»; мне не удаётся…

 

22-23.06.1991

Лемболово – электричка

 

быть не может: штрихуя квадраты, возвращаюсь на круг

старым вороном в стан разорённый, в мир ломаных статуй;

золотое кольцо сохраняет мгновенье заката

жёсткой рамкой – моё исчезает лицо: шёпот, шелест и хруст

за спиной, за стеной, за измятым листом календарным,

за гремящим в ушах долгим бегом, за снами, за тьмой

запах вялой сирени, и кофе для гостя уж сварен,

гость возьмёт сигарету и в синем окажется мной…

 

24.06.1991

СПб

 

эта сцена написана маслом: в близи

и обрывки, и комья, и лужи растрескались словно пустыни

звенящая глина,

 и блик – безобразный паук, - пробирается поездом – это транзит

в чужедальнюю волость, и в волосы – серый песок:

всё останется / сталь проводов холодна

влажной ночью, когда возвратит колесо

всё,

что ты мне должна…

 

23.06.1991

СПб

 

здравствуй, озеро, зеро

зона, комната пустая

ста я стая,

потерявшая перо

в пыльных сумерках, и хворь

в царстве рухляди трухлявой

светляком, и серый вор,

прихвативший на халяву

две фигурки со стола

восковые, и еловый

ветер, липкая смола

на лице, ладонях, снова

прилипает сумрак иль

я к нему, нема русалка,

не тревожащая ил

под ногами – amorалка…

 

24.06.1991

СПб

 

после шума ночного бессильно звенит тишина,

в паутине серебряной нянча стеклянную куклу –

тело тёмно-зелёное в мелких слезинках вина,

и – свобода .., но сверху спираль представляется круглой

словно краешек рюмки, и зубы ещё застучат

в запотевший от холода колокол брошенной церкви,

созывающей в полночь заблудших и верных ей чад

сквозь корявые ветви…

 

01.07.1991

СПб

 

ночи бессонницы – ночи бессонницы после,

и солёный июль в отдалении мёдом сочится:

лишь царапать стекло, не окликнув знакомую возле,

и луна семенит не собакой, а красной волчицей;

отзываю слова в Аргентину, в Китай, в Гималаи,

в Аравийскую пустошь – пусть шлют покаянные письма

в долгий ящик; дома в окруженье сараев;

проснувшись, я дома оставлю души своей призму,

сигареты возьму…

 

02.07.1991

СПб

 

DIXI

 

дай мне тело твоё, имена и сердца,

испещрённые знаками всех неприличий:

ночь как морфий, и день точно ночь: прорицать

пламя белых цветов, нисходящее обручем птичьим

в пляску красного с чёрным, где гул и звенят

по традиции вина об стёкла и зубы,

отзывая в лихую сторонку меня –

там из тёмных кустов смотрят в окна вам трупы

ваших тайных друзей…

… мы уйдём, не касаясь росы…

 

08.06.1991

СПб

 

 

Другой

 

Цикл стихотворений

 

 

Реминисценция

 

выпейте за душу мою, друзья

неизвестные, и разложите по нотам:

если есть музыка, вы без гвоздя

тело раскинете наискосок над болотом:

белый, рискну – притворюсь голубым

росчерком; вместе со мной где-то бродит Антихрист –

не оседлает; судьба на дыбы

грусть поднимает, и жёлтые вихри

жёлтыми розами в жёлтом же чае знойно чадят,

рыбы у дна денно таятся, коты молчаливы

словно в безветрие вербы; звезда –

и бриллиантами брызнули мифы

из фиолетовой дымки земли…

 

16.07.1991

СПб

 

… усталые люди бывает во сне улыбнутся друг другу;

подкрашенной ртутью по горло сыт градусник; солнце и пыль;

журчат поцелуи в ночи, и любовники плавают в струге:

их море – они, берег – топот усталой толпы…

 

19.07.1991

СПб

 

 

вторая Ева ли, литература:

литература как вторая Ева

по полуевропейской партитуре

играет древом

в саду угара гаснущих фамилий,

из листьев выпуская душ полёт –

прозрачных бабочек, и на пруду от лилий

зажёгся лёд,

и кажется, и мнится: вдоль аллеи

в пролитой туши тушат фонари,

и бродит зверь – он верен, добр, но злее

в лесу не сыщешь, - с вестью от сестры,

сидящей возле речки, напевая

бессмысленную песенку, со дна

поднятую, и зверь со мной играет,

но в каждом жесте чудится она…

 

23.07.1991

СПб

 

… и всё таки спокойно и легко

мне в замке занавешанных окон,

и буковки замызганного слова

в дыханья плеске словно молоко

переливались звуками, пенясь

распухшими от музыки губами,

и ночь раскачивала зная,

где пряталась серебряная вязь

того же слова…

 

28.07.1991

СПб

 

мой чёрный пёс меня не узнаёт,

и рук хватает, чтобы трогать стены

и книги, и – под переплёт

спокойно складывать события, и вены

нащупывать, и убеждаться в том,

что их пути не затерялись в норах

безглазых червяков, и, жаль, Бретон

уж не напишет об изморе

статью: о крепости, погибшей в тишине

последнего защитника, о шквале,

взорвавшем изнутри, и о дерьме

хранившемся в сосудах пасторалей,

раскрашенных, раздутых от нельзя;

мой чёрный пёс придёт мне вгрызться в глотку

однажды на рассвете сквозь фасад,

а я его приму, немой и кроткий…

 

23.07.1991

СПб

 

…смех половиц, похожий на шаги

из сна, шипящего на сковородке солнца,

услышать голос тёплый: - Помоги.., -

вернуться в сон; когда сквозь пальцы вдруг

все рыбы ускользнули в жизни воду

столь мутную, что хмурая погода

вселяет в душу самый чистый звук –

звук возвращенья рыб в свою лагуну –

смех чешуи задумчивый подлунный

и вдохновенье неуёмных рук…

 

29.07.1991

СПб

 

всё на хуй: звёздочка в виске –

не спрячешься в углу укромном

от знака: знойная на знойном же песке

лизунью-кошку потчуют скоромным

под взглядами из-за речных кустов,

покрытых красными цветами,

река вонзает жало меж холмов,

топорщащихся травоволосами,

и дождь, и после ночью потною встаёт,

и в холодок бредёт обшарпанной чавсовни

чрез кладбище, чей ангелы истыкали живот

крестами, подойдя к иконе,

целует крест, безудержно дрожа,

вдруг осознав разительное сходство…

 

30.07.1991

СПб

 

вещи самоубийц остаются на тех же местах

при прошествии лет, и никто не приходит вокруг;

хорошо умереть, если чувствуешь эхо на страх,

излучаемый мыслью: - а вдруг

это снова во имя? – но имени нет:

в это хочется верить как в то, что есть Бог,

и одно из двух слов будет на простыне

нарисовано жёлтым, другое – не смог

написать бы любой…

 

… похоронят таких за пределом оград,

чтобы Богу удобнее было забрать

незаметно с собой…

 

04.08.1991

СПб

 

превращая день в ночь, я пишу продолжение: в небе роман

возникает как парус последнего месяца месяца лета,

но ещё будет первый, на слух так похожий на март,

что все звёзды вернутся, назад увлекая планеты,

если карта пойдёт, но мужчины устали от карт:

три, семь..., дамы мордуют удачу-старушку,

заглушая слова шумным шёпотом, свечек нагар

забывая снять вовремя.., спрятались в стужи

тишине голубые сердца…

 

05.08.1991

СПб 

 

хочу в Париж,

хочу в Париж,

но не затем, зачем туда стремишься ты…

я еду умирать

с пожухлым томиком Рембо,

не различая ничего

за окнами..,

мираж

рисуют пальцы по стеклу,

слегка прояснивая мглу,

но вскоре станет на асфальт похож витраж…

 

мой поезд движется в Париж

в предместьях Петербурга, лишь

в пустом купе свет жёлтый бра…

 

09.08.1991

СПб

 

вечер, как недостроенный погреб в недрах покинутых дач,

дышет простудой,

каплет на темя вода,

рядом шипят провода

линий электропередач…

… в лицах Иуды

чудятся блики былой доброты

как серебринки Нового года…

… в землю, ослепнув, уходят кроты,

возвращаются – всходы…

… мокрое платье – и голый король

выйдет из леса на сумрачный тракт,

освещённый луной,

и пойдёт за собой,

напевая по нос рок'н'ролл,

как молитву извечных бродяг…

 

12.08.1991

СПб

 

батальон моей смерти рассеян по рвам,

и цветы высыхают без памяти о,

и, встречаясь в дыму, мы  идём по домам –

в метро,

и опять, возвращаюсь я к первой строке,

словно новый прохожий аллеей плывёт

к фонарю, углублённому в круг световой и всегда в далеке

зреет плод,

барабанят опадыши в травы садов по ночам,

батальон моей смерти рассеян по рвам,

брось, сестра, собирать в темноте этот хлам:

мы уедем…

 

18.08.1991

СПб