Санкт-Петербург, Россия
ООО ''Панк-Принт'' ПАНК-ПРИНТ

Навигация

Система управления

Вертумн - 2018

 

 

 

Вертумн

 

Книга стихотворений

 

 

 

 

 

Arrival

   

Цикл стихотворений

 

 

все макеты закатаны в трубочки, втиснуты в тубусы, вмиг помещённые в кофры для скорой загрузки

в тематически сваренный датский воняющий краской убогий и снова украденный где-то контейнер,

опечатанный пломбами крошки свинца, не успевшего вовремя, и не попавшего в сон трясогузки,

или не опечатанный в спешке в объёме других отправлений, где нет адресата, но выловит сейнер 

никакой принадлежности - нравится – рыбке в пакетике, что травит дыркой дня воду:

недосмотру нужны обстоятельства, умысел или случайность – они отключают моторы…

обстоятельства, умысел или случайность должны совместиться, набрав где-то призрачный вотум,

для возможности дальше сходиться в пустом по пустому, но, жизнь означающем оре,

упускающем рыбок…

 

30.07.2018

СПб

 

очень хочется сна, уходящего в обморок стран сопредельного сна –

в молоке плавать ягодой, в дом принесённой из полузабытого леса:

в этот год и жасмины по-быстрому скинули в хлам кружева, и оса

укусила спонтанно, в жаре одурев – ароматы побега и признаки скорой аскезы…

плеть по обуху лупит в отсутствие смыслов и тронутых чувств

умервщлённого кинопроектором зала, и снятого фильмом прибалта:

парой бабушек я пробираюсь в потёмках засвеченной одой стыду,

но ночую под порохом рвущихся звёзд в зуде на заводской стекловате

тривиальных строительств, заброшенных в море звонков в никуда,

а концы проводов переброшенных в море другое, заставляют всплывать

биографии, вещи, тела, образующие вместо звёзд для себя острова -

неспроста…

 

30.07.2018

СПб

 

опустевший перрон и пустой, по прибытию, поезд

бесполезно встречаются лязгом железа с усталым огнём фонарей,

проживающим ночь из повешенной должности: кто дверь откроет

не приехавшим из затаившихся в хитро задуманной долгой норе;

посреди не встречающих дождик упрямо стучит по привычке

в сонм окружностей схожих в кромешном обмане прохожих зонтов –

слишком сыро для встречи, и прячутся мокрые лица по нычкам,

и машины умышленно ищут по спутнику свежий затор…

тело мёртворождённого словно орех из прибрежной лещины

кувыркает река до дрожащего устья в любые, по жизни, моря,

без сомнения действуя, по боку кинув пучок, развязавший причины,

схоронив суть пометок потерянного календаря…

 

02.08.2018

СПб

  

кнехты молча потеют поморским туманом в баюканном всплесками неба и моря,

ощущая заранее переплетенья канатов известных и нет, в деловом обороте, привычных

под чеканящим дождиком степ обезличенный, но, при модели ждуна, прагматичный –

для сугрева в расхристанной жидкости, в коей нет жидкости, где я бы смог и поспорить

с неудачным на нет собеседником: кто-нибудь ждёт кораблей, зависающих в море,

умирающим берегом в часто сменяемых цифрах загона сто раз одомашненной дичи…

 

04.08.2018

СПб

 

трапы торкают небом, но странников тянет в подкорку земли с постоянною силой -

точки аэропортов завязаны в сеть из наследства распавшейся в слухах лихой Ариадны,

мир запутавшей в стрелах и браках, и детях – не хуже того лабиринта – в могилах:

всё сростается в случаях, но превращается в глюки, ходя из яиц пересиженных планов,

и опять прибывая с заразы в заразу – в день неисчерпаемых стрессов и неочевидных -  

в глум писания очерков из перегноя и, ловкой в оттенках, податливой глины,

дольше многих хранящей нетронутым бренность из вечности странно убитых,

пребывающих после забега, заплыва, полёта в спасительном сплине…

 

05.08.2018

СПб

 

птиц из прошлого ждать завернувшимся в плед у открытых балконных дверей:

в чёрном небе как раз вышивают орнаменты люрексом молний для со и общений

невозможности быть в треугольнике грека, и вот проявляется новый раскидистый крест

за крестом в муках туч, цветомузыка крутит в пространстве пропащие тени,

в параллельных событиях танец дублируя, но там встречающих нет и в прогулочных залах,

но безбожно гремит смесь симфоний для кордебалета смешных муравейников хижин…

жжёт и тень ожидания без предварительных ласк опоздавшего в ночь дождевого скандала,

и в остатке сухом прозябает встречающий птичек в чукотской жаре, где слегка обездвижен

всей нетрезвостью собственных кубиков, спёртых из детства, дурацких затей, а затем –

треск разорванных чёток и враз прекращённый ремонт обветшалой умышленной крыши

в шоколаде от Шмидта, зовущего девочек, пчёл и, возможно, опавших детей:

можно выше всего, но судьба предлагает в начале позицию ниже…

 

06.08.2018

СПб

 

вот и прибыли прибылью, убылью вместе с солидной поклажей, а то налегке,

оглашая присутствие стансами говоров стоя все возле черты: за чертой, у черты, на черте,

утро будет туманное, тёмное из-за желания дольше поспать, не бередя болячки в рывке

в залы касс, а инерция вынесет пищу и день с атрибутами в срок не законченных дел…

узловая – любая впоследствии станция: тоже, но только звук тише и снова редеет толпа,

путешествие слишком колейное вышло - в пересчёте статичных ворон на столбах…

 

15.08.2018

СПб 

                   

прибывает отчаянье в древних дырявых бадьях в узловатых руках великана, обросшего ватой,

чуть искрящей стеклом, но похожей на сжиженный дым из волокон в обилье пылинок асбеста,

косолапо идущего тенью сквозь контуры утлых конструкций – всего, что чуть выше земли, ароматы

изощрённых тревог истекают из тары, наполненной именно там, и дорожек из капелек следа:

холод оцепенения цельного сгустка событий – генерация сдохла, и к сердцу идёт ледяная игла,

не боясь поскользнуться на плитке уютно отделанной кухни, где включат и ночь, и обрежут абзац

посторонние, пришлые призраки в облике роб бутафоров, спеша формирующих новый уклад,

но пока на шпагате в мозгу растянулась в тупом ожидание боли в фарфоре гимнастка, назад

крутит бешено плёнку проектор в ритм вальса из судорог, больно стремаясь внезапно порвать -

всё течёт где-то рядом с тобой в детском калейдоскопе - в твоём и, таком же чужом далеке,

и встречается сердце с иглой наиздохе не без радуг Люси и алмазных дождей ля-ля-фа:

просыпаясь из камня на утро и с жёваной биркой, и клочьями ваты на в хлам посиневшей ноге…

 

21.08.2018

СПб 

 

и орнамент из лота поленьев уходит в ковры,

на которых которые купят за вкус свой имеют:

по-кошачьи кончая начало приблудное змеем,

вовлекая предметы округи в полотна игры:

вообще инфернально след в след пресмыкаются дни,

закругляя мир тиканьем в ночи и свете событий:

кто там с кем – не вопрос, но ответ вычленяет одних,

и бесспорных в своём пониманье прибытия

не персон, не чинов, но вполне очинённых особ

или особей, склонных понять, но напомнить

всё от полдника в детском саду и протоптанных троп

или тропов и трупов в литых шестерёнках сего дня,

а на пляже рисунков вальяжно лежащий не знак,

а желе, пропускает прибытие поезда в круг чемоданов,

и в скупых единицах перрон оккупирует всяк

в ожидании ноты отъезда и до возвращения Дамы…

 

23.08.2018

СПб 

 

bauhaus нас встретил предметами музыки урбанистических жаб,

вжатых в клетки бетонных влагалищ, чтоб по-матерински вещать

о непрочных цементных фигурках в засохшей слюне, где душа,

не дождавшись привычного душа, и - скрылась в пластмассе плюща:

на фига удивления – ходим по фото из фото и в сессии кратно в сезон:

манекены и мнения из-за неплотно закрытых и напрочь открытых дверей

осыпаются серым песком в правосудие механизации собственных зон –

город рая отходов, нашедших пристанище, шествует лакомкой в новый окрест…

панки тоже стареют в копящемся мусоре из прилетевших под сонку оферт

о грядущем своём вознесении с площади в тундру, где стух зинзивер,

тарарахнув красиво, по-хлебному, но не оставил ни пястки муки:

вновь прибывшие любят тебя, Рифеншталь, и обломок руки…

 

11.09.2018

СПб

       

только комната – хаос рассыпанных кубиков, статуя без языка

и без глаз, гениталий и признаков облика в серой пушистой пыли,

если пыль вытирать – обнаружатся контуры не переживших пока,

заселённые травами въезды и выезды, уголь, со скарбом кули

и собака из брошенок помнит хорошее, но не подходит на шаг…

мысли льются в дуршлаг с макаронами и утекают вконец -

в слив шагреневой публики лепших полей, продолжающей ржать,

находя черепа и коней, и олегов, и дальше вещать на коне,

но прибытия поезд ушёл той проворной иглой в золотое шитьё

из рассветов, закатов, других атрибутов успешных продаж:

жить в обосранном крысами уровне, разным эрзацем закусывать йод,   

и делиться с собакой кусочками лучшего от своего живота…

 

13.09.2018

СПб

 

одинаковый поезд с трудом переносит ещё одно шибкое жаль,

и со скрипом бросает всю тяжесть в отжатие новых опадышей цикла:

в пьяной гнили плодов бриллиантовый зеленью впился бы в плесень коржа, 

в кулинарном восторге врачуя отмершую кожу, но без медицинского смысла,

и флакончик пылится на полочке, нервно вибрируя в сумрачный такт

приближения поезда, и одинаково хочется раны лечить или раной

оказаться в отсутствие поезда, лекаря, света и, брызгая гноем в бардак,

не почувствовать боли и моря начало из кем-то открытого крана…

 

19.09.2018

СПб                        

 

на фига столько флагов тантрических поз совокупности тел и предметов, а речка течёт,

а туман по утрам молоком заливается в кружки без помощи рук, из трубы подымается дым,

и мужчина и женщина топают обувью тупо вперёд, а Кармен с Квазимодо закопаны в чё –

пережёванный возраст, однако, и поздно теперь пешеходу в огне умирать молодым…

замутите коктейль для себя – и младенец, и памятник встретятся как-то без вас

в не назначенном вечере, в брошенном завтраке, в тайной вечере, где в горле комок

размягчается тапками и возвращением в сад, где такая трава,

и плевать на фрустрации по пробуждению в поезде в смоге, который не смог… 

 

24.09.2018

СПб

 

наносное: песок, экскременты, объедки, отбросы, хвоя и листва, и поломанных кукол разбор,

и фригидные волны в механике долбятся в тело – в статический и остывающий берег

по привычке, и в безысходности выбора зёрнышко выпало за тривиальный и старый забор,

и, лелея его и морщинки, и трещинки, злаку сквозь, ужас, щербины, проплешины верить?..

если моно всё зреть, то отсутствует факт оставления прежних ущербных позиций –

колосится любая реликвия в хабаре принятых сердцем и духом в клан новых земель:

суть не в тех идиотах кому путь привиделся, если другое всем вышедшим снится

на веранде июльскою ночью в объятьях вина и стелившей такую постель…

 

26.09.2018

СПб                                       

 

пораженца жизнь топает бодро твоими ботинками

в обрамлении в шутку подстреленных птах,

и охотничьим порохом старый костюмчик пропах,

затесавшись, хрустя, прежде времени, льдинками –

вышивание топчется по безысходной поверхности

в ожидание смысла комической лёжки в гробах,

намываемых волнами и навеваемых древностью,

и уколом, когда уже вены не сыщешь, куда-нибудь в пах:

по, раздробленным в крошку останкам, дорожками

по делам и без дел проходить или ездить – шагать

в отвлечённые дебри, но с привкусом прошлого,

не чиня за собой на болоте прогнившую гать…

огорошенным мятным драже, в помутнении

захватившим не раз у противника все рубежи - 

я не торкаю карточку в щель терминала прощения,

оставляя себе горсть пороков и искренней лжи…

 

07.10.2018

СПб

  

здесь железно дорога ушла, не тревожа страниц полустанка

выгрызающим лаем собак - здесь никто не живёт, а останки

потихоньку воруют мёд пчёл из куда-то текущей воды;

торопливость стихов из наклёванных наскоро диким сообществом ягод

одинаковых, вчерне описаны в письмах молчащих ворон, но не яду –

по течению пляжей бушует прохлада, маскируясь под сенью своей немоты –

очень хочется: свору предметов оставить на месте забега за поездом, в зад

не вернувшись – окончившись в круге, окопавшись в преддверие дыма гранат,

чтобы мысленно числиться в армии цифр строевой единицей,

подбирая бесхозные шпалы, с которых давненько сошёл креозот,

под блудливую песенку осени поздней и злой, и усталой в сезон,

заставляющий прятать от сглаза прохожих случайные лица…

 

11.10.2018

СПб

 

среди приезжих не было тебя,

просеивая граждан на перроне,

крупу дождя и снега, но вороны

мне подтверждали – не было тебя

 

горели фонари опять и гасли,

я в город уходил и возвращался в гнёт

вокзального табло, словно младенец в ясли,

чтоб поменять горшки наоборот

 

я помнил, но не всё: как умирал – не помнил,

а карусель была – найти бы этот парк

вращения колёс зубчатых, впасть в обойму

утраченным патроном, выйти в сад

среди приезжих…

 

на станцию, где я уже не я заметно нежив,

тебе не стоит вовсе приезжать -

я дожигаю божью благодать

в башке образовавшейся брешью…

 

17.10.2018

СПб

  

не успеть весомый скинуть довод

опозданий в грязь проходняка,

где затопчут и не только ovo –

куриц, разлетевшихся с лотка

в рано наступившие потёмки

привокзальных улиц дворов,

бег с поклажей, собранной задолго

из кроссвордов лет и докторов…

 

привнесённый, будто место свято:

сядь на холм, гляди на корабли

леса без топорной траты, 

а теперь - раскинувшийся блин

белизны на стылой сковородке,

вжавшейся в потушенный костёр…

мягко красоты завились розги

в непростой и долгий разговор…

 

хочется спешить и делать ноги,

отнятые местом и числом

в суете порядочного срока –

разно можно жить про повезло…

 

18.10.2018

СПб

 

остаёмся, но нас всё равно перевозят в кривляние стёкол разбитых бутылок,

перестройках и макулатуре страстей перекрёстной войны переписок правительств и ведомств;

сыромятный в загашнике есть ремешок, а багаж постепенно теряется с ворохом писем, посылок

в про и переходящем куда-то во что-то процессе – смысл его нам неведом;

мы остались стоять на перроне в не раз выцветавших под ливнями шубах и перьях:

голоса объявлений в бессчётный раз перевирают друг друга, и хрупкий жмёт панцирь улитки,

но уверенно переползать с этим домом до нужного дома и не очень-то погоревать о потерях

мы вполне приучились, припомнив, что оно ещё может быть жидким…

 

05.11.2018

СПб     

 

восвояси по трассе, а трассеры кадров спустила с цепи ночь по двум параллелям пути

в молоко подогретого утра, вобравшего дым разговоров в концерте печных дел и труб;

я пока добираюсь сквозь смесь из животного, хроники и электроники в стерео снов лабуды,

но вкрапления узнанных связанных, жить заставляющих и не один, как бы сгинувший, труп…

в старом шейкере с музыкой мутятся лёд и бухло, соки высохших древ из понесшей мечты: 

из тусни в тасование скорченных подвигов и тараканьих сует, рваных ниток и тёртой джинсы –

осыпается снег штукатурки времянок, терпений домов, и ты белой спиной получаешь свой втык:

покупаешь весь список, за ним составляешь другой и находишь родителей в точке пропавшей козы…

 

 

06.11.2018

СПб     

 

на заимке заминка из зарева, марева и недошедшего варева в перебирании зёрен из чёток - предмет,

затерявшийся нужный, но будто и не было – бубном в висках раздаётся: ты – бестолочь; дна

водоёма ли, ямы, оврага, колодца, пророчества не осознать в понуждение к счёту монет;

паутинки покрыли, покрасили лица и здания до катавасии - в сини снежинок блаженного сна…

в самозахваченном как-то устроенном, сгорбившись в поисках, перепуская телеги, звонки и инъекции, бдишь

у того переезда, где все в ожидании поезда в красного жутком мигание, только им ехать, а тебе дальше ждать

тучек с моря и морепродуктов: подпивший всегда проводник перманентно увозит твою благодать

в непочатую тишь…

 

11.11.2018

СПб             

 

ноль на градуснике и ноли на часах, на табло в месте температуры - нули,

но оркестр играет прибытие с радостью, будто простуда не может мешать подпевать

без отхарканных слов упрощённым мычанием в дым, продлевая для женщины флирт…

обнулённый перрон выстилается к поезду, комбинезоны уносят нули в контрафакт, 

чтобы переиграть предыдущее; перенесённый, но там недоношенный облик упал в фиолет

перемятого шёлка с сатином и фоновой музыки - в поле своих зерновых – будет хлеб,

а вино наливается в стёклышко исподволь, струйкой виляя от воздуха, от удалившихся сред,

и по пятнице катится шар из запавших резин, и моя отлетает верхом на рабочей метле…

 

21.11.2018

СПб       

 

кровожадный приходит.., конечно, в вокзал, отороченный связками шариков - выдохов в цвете

и музоне из психоделических и притороченных к планам продаж, согреваемых задницей всех

восседающих в коже любого седла, и колышется в воздухе дрожью к прибытию фетва

акробатом, опутанным лонжами, в искрах бенгальских огней - кувыркается в тюбиках смех…

посмотреть не в очко – без очков на перформанс перрона, зажавшего в памяти все поезда,

поделившись на шоу лишь парой пилюль, чтоб я смог взять приехать ещё раз и опять не туда…

 

26.11.2018

СПб       

 

 

Заваруха

 

Цикл стихотворений

 

 

ощущение танца безумного голого тела в ковре, полыхающем жёлтым и красным

посреди бесконечного парка безлистых суков и ветвей, и горящего до сих пор мяса,

словно волнами неба отчалил вулкан и мобильный его крематорий в другие широты:

масло вылито в жесть, где рядками уложены шпроты, и кормушки заполнены шротом –

безотходная осень дистанции странных и скорбных, а чаще – случайных подарков

беспричинным прохожим, оглохшим в молчании в дымчатом выдумок парке…

 

02.08.2018

СПб

 

кто куда где ты там я узнаю тебя в корчах карикатур, замечательно смазавших лица

прототипов, смешавшихся в сусле напитков, грядущих взбодрить молодую траву,

и в моём оцифрованном чувстве притворно как термин случается деревом липа,

и я лучше засну, чем убить пешехода с тем чувством, пока без лица, но уже наяву…

позовите волшебника из замусоленных книжек треклятого счастья и детства,

парфюмера, скрывавшего пот и дарившего взлёт скани в облак лазури эмалей, кота

ювелира, ювелира, ловившего мысли кота, пребывавшего в мягком животном блаженстве,

в незакрытую форточку в пластике окон и съешьте в ответ – ни черта…

 

08.08.2018

СПб

 

проникая в оставленный в собственном скорбный ущерб,

глядя в зеркало глупости переводных пере шёпот говоров,

прокрадётся недёшево купленный провод и шерп,

закольцованный зуммером в спешке в блестючую сально колоду:

на гора грунт из выданных, сделав в отвалах вчера,

громоздя из отпавших затей непонятную новую гору,

продолжает грузить: мне затёртой монеткой играть,

закругляя вокруг бесполезные споры…

 

08.08.2018

СПб

   

пилы температур колют камни и сахарной ватой колышется воздуха сладкий абсурд,

и во всенощном бдении воды реки мне теперь не видны из-за пены из пластика слов и фигур,

и нательные свастики небо не хочет вращать, и живые и мёртвые смотрят на смерть пастуха

из стекла, и шаги по стеклу улыбают на ценниках кукол, мелькавшими лицами, знать, недолга…

спят хранилища в землях, и пусть подымаются в выси бледнея любые шары и дымы:

где-то вечер, а где-то корабль, где-то пир в ожиданье катарсиса блох неуёмных чумы,

в бубны бьющих количеством культей обрубленных ранее рук или вывертов ног

в безуспешности выдать итак за итог, в бесполезности умысла перевернуть кверху дном…

но случается но и общается, порется в списках спонтанных тревог перемешанный грог

из огня и незнания сооружений, оставленных временем, и улетающих смолами в смог…  

 

09.08.2018

СПб

    

ошибаются всадник и лошадь с обозом из ношеных прежде вещей

на дороге в лесу, населённом и, в масле заката, готовым оправиться в жесть,

и лояльная осень вот-вот превратится… увы, предложения подлинных щей

ущемляют азарт в промежуточных схватках за небо над мельницей, где за пять – шесть,  

монотонность процессов на сходных местах не для прессы прессует по блистерам хайп –

так один из Китаев себя размножает, снимая избыточный стресс у работников дна;       

человеку и лошади, стоя в досужем дерьме, захотелось застыть в нотной паузе мимо стиха -  

значит стоит огнём страны потусторонние жечь, и, нехай, даст захватчику силы рожна…

 

10.08.2018

СПб

  

и пустая керамика детских сосудов монеткой на счастье звенит и звенит,

стоя вместе на полке с мамашиной урной, фигурками такс и чужими стихами,

и часы кажут разное время по дому, и ночи пройдут без особых обид,

но по-своему – то без пардон проклиная, то шибко икая и каясь…

интерьер заставляет то тыкаться носом в промежности мраморных дам,

то вселяться, но заново, в мир, превратившийся в хаос заправок и в Сети,

где один, два, три; в воздухе скромно из мух междометий родится опять маета,

накрывая карьеры и шахты мерцающим в сумраках длящемся пледом…

 

 

10.08.2018

СПб 

 

ненадолго – пока до конца не впитается первый подряд поцелуй,

потерявшийся в цифрах, накопленных рыцарем в царстве, доставшемся старцу,

и пока есть одежды и грим для игры на пристойных балах и балу

чёрных масок сирот, облегающих красные морды орды тунеядцев -

нашприцованных тушек в продажу - ощипанных в обществе птиц…

сувениры грехов перегонят в пригодное тёртые клапаны сердца,

и разложит по полочкам слабый на трэш организм, перепутав корзины яиц 

ненадолго – пока принесут и предъявят за синее тело младенца…

 

11.08.2018

СПб 

 

куцый сборник поэтов, сумевших своё докричать в суете фейерверков нечаянных свадеб,

уносимый подмышкой отсель неизвестным прохожим – размытого облика часть

уплывает ручьём без названия: только движения в сторону выхода ради

и в бесследную область, где участь рефреном из строк жжёт зависшими днями всех от часу час…

расчленяя события в кухне - в тени от бесхозных, забывших явиться на берег олив,

очень чувствуя плеск отдалённого моря из водопроводного крана,

я веду себя странно

при наличие чистых листов и возможности многих страниц или частного скорбного ли…

 

11.08.2018

СПб 

 

сперматозоиды брызгами шариков шпарили в мятое мятное небо:

праздник несчётным стал в скучном perfecto швейцарской кастрюли -

примесью к специям зрителей зала, украсивших задник нелепо-

стью,

наскоро выжавшей мякоть и сок из не вышедших тулов актёров, балуя,

или балуя сам себя отпрысков без роду в вымя и в тленное племя   

заварухи, разбавленной спиртом с сиропом на лавках дрейфующих пчёл –

я катаюсь по простыни жёсткой бессонницы вместе со всеми:

обречён, обречён, обречён, обречён, обречён…

 

25.08.2018

СПб

 

и настырной вороной снимает из леса тебя и меня Рифеншталь:

в ямах частых воронок вода превращается в нефть, загораясь за кадром

от простой зажигалки включателя осени в комнате, выбившей штат,

и по-птичьи начавшись, базар обращается в мощное квадро;

одряхлевшие мускулы деревенеют и сохнут в лесной суете,

не доверенной глазу ходившими в поисках или попутчиков, взятых на борт –

истекает прогулка по глинистой жиже тропы – значит граждане больше не те,

и на плёнке без звука не важен наложенный с умыслом, без, но пустой разговор..,

но агония длится вагонами осени по железякам остатних путей,

и вороны размножились в сучьях порожнего леса, где сам вырождается зверь,

отдавая дань дачам, заполненных запахом спрятанных в шкафчики душ и костей,

но закройся в шкатулку на ключ и на голос стучащим не верь…

 

28.08.2018

СПб

 

погорельцы огромных пространств, незатронутых новым огнём:

мы по Брейгелям мелко, но так триумфально идём

между дутых шаров тесноты и по шару на шару…

костяная мука кормит фермы и рыб заводской водоём,

и по ветру излишки летят, разнося распиаренный йод

и листовки о мерах по предотвращенью пожаров…

 

перечокавшись в узком кругу произвольных форматов жилья,

в льяльных водах любого идущего прочь корабля

растворившись, добавив эктрим к променаду

почему-то по паркам, где сломлены ветви у душ

и по набережной, что кончается стойкой в петле на мосту,

где опять летит пепел, клочки паутин с островов Вануату…

 

снова море, и можно бананами мучить тупой монитор,

притворясь попугаем щедрот моремана, подарившего в зиму ещё и пальто…

всё прострочено правильно после в тупом ожидание чувства и дам –

Сола мылит иначе: в трусах то же самое – выпавший дождь,

но прошедший конструкции, выглядит ржавым и там,

где железной дорогой в масштабе курсирует ложь…                 

 

29.08.2018

СПб

 

раньше черепа мозг второпях прозондировал путь и, пальпируя нить, вдруг позволил остаться

и дороге, отжавшей цветы у меча и, покрасившей небо в без дней в инфернальный color

муравьям здесь дозволено многое, только не в час встреч с причинно мятущимся Чацким,

появившемся с полной корзиной грибов и бухлом в обихоженный публикой двор:

здесь давно всё своё, и забытое золото след свой никак не оставит ни на чашечках левых весов…

всё, что было – с говном мясорубками смолото и достоверно отправлено гревом в шизо ,

ну а тот Александр – голограмма, парящая в спертом из времени чести и совести воздухе:

кто же к нам приходил, и чьи ночью поджарили, вместе под водочку, съели чудные грибы

с сайта с долгом по долгому, долгому, долгому, буром в мозг, хостингу…

 

31.08.2018

СПб

     

антрацит раскололся на тварей и бой от ажурных вазонов и ваз из владений мечты,

оказавшийся небом, где вглубь забурившийся ход превратился в шутиху воды и огня –

можно чаще дурить в охренительных гаджетах, но зачитать что до дыр

не получится, ибо запросы ушли огородами в облако долго не стиранных шмоток, а мой променад

по изжитым аллеям, лелеемым в тост, превращается в фарс не докинутых ранее пары гранат:

пропадает стихов событийность в другом путешествии из… и заброшенной сетке дорог

или в шуме сучков вокализов окон поездов, увозящих вализы, которые стоит ещё охранять…

твари варят в котлах и не верят, но строят по-чёрному долгий тоннель под убийственный рок…

 

02.09.2018

СПб      

 

дождь и дожди, присутствие дождя: когда в паденье капель долго длится

пришествие, сугубо, мелочей, не смогших обозначить даты, лица

в своём размытом взгляде, выпив все моря, герой уже не опасается огласки,

и строем с той линейки октябрят идёт в автомобильную запаску:

и красного в чуть тёплый вечер нет – от серого до чёрного, в ассортименте

бликует в фонарях и мониторах мир и корчится в тоске дивертисментов

всё более бездарных авантюр, и вечер возле собственной парадной,

немного после должных процедур, дымится мягким дружелюбным адом   

в паденье капель на сырой асфальт, придуманный для ног и шин движений,

но самый кайф – стоять, не окупая собственных вложений…

 

04.09.2018

СПб

 

                                                              So

 

                                                               1

 

если где-то из снов струйкой сыплется соль постоянно из ртов изваяний в изо

окошмаренных стен переулков из принятых стран – коллаборационистов, нечаянно нечто незваных

на убитый банкет, где прошёл марафон не один и в намокших трусах, и жестянках призов…

в этих сумерках гнева безлюдно - лишь пена блуждает в воде непорочной поверхности ванны:

это то ли закат, толи, греемый утром лучами тепла скопидомный, по средствам, рассвет,

обещающий путь до работ и повинностей прежнего мёртвого в славной инерции царства,

где по-прежнему пишут из звёзд бумеранги, бездарно угробив достойный клозет

непрожитыми письмами прошлых страстей, размышлений о сути любого коварства…

это утро ли ночь – одинаково жгут жалюзи за попытку узнать, превращаясь то в шоры

с подтанцовкой из сумерек, то в свист дамасской сталюги и прочих вещей, убивающих напрочь - 

благодушие танцев на улицах, брошенных солнцем на время для очень смешных разговоров,

и подвоза взрывчатки по точкам, где ужас накоплен, а код уже набран… 

 

09.09.2018

СПб

 

                                                                2

 

заваруху сварили до студня и съели на закусь, откинулись в сон:

из отбитого, вроде бы, выросла ночь, заставляя всегда возвращаться сквозь боль

в тьму затерянных в файлов, бульдозером скрёбаных, в новый вид на полигон,

где опять повторяются шествия с парусом, дурит болот гоноболь

под вуалью бесчисленных дам, разбежавшихся с солью просыпанной прочь,

но вино александрит и в александрит обращается память замятых страниц,

где в гнилых ананасах Пьеро и другие поспешно посеяли с гуся перо

и ушли в минеральную вату подушек ночных отражений возни…

 

15.09.2018

СПб      

 

взвесь

возмутилась в немой цветомузыке, но цианиды в любом из животных ключе

о

сень доводят до дурочки и аффиляции с молодцами в три сложения в старом ларце,

в куцых кустиках спрятанном от хрусталя и наследной цепочки слонов, и качель

прикипела внутри одиночества, в вечной икоте зашедшемся и закруглившемся в цель…

с прогой гуммиарабик пытается часть сохранить, снова спрятать в метель:

возвращенцев не жалуют в вымерших областях, где в озвучание жжёт заводной новояз  

энергетиков офисов, клубных посланиях и жестяных барабанов, обёрнутых войлоком из

настоящего брака; все церкви минуя, и делая тихие праздники, сами себе поклонясь

в неразбитые зеркальца девочек, вскоре исчезнувших в картах для пыльных путей в парадиз…

из розетки для радио треснувшим голосом в музыке сыплются листья с прогнозами дней,

пережёванных импортным мощным бульдозером, в святцах уже на луне…

 

04.10.2018

СПб

 

ночь – мерцание многих империй

в порционном своём захолустье,

источающем дух пота прерий,

анархической девки безумства

в схватках конниц, Апреля,

огрубевшего к лету в терроре

и ушедшего в Ад из скоплений

маток самоубийц из свинцового моря

 

под жирующим небом,

патрулируя выхлопом водки окрест,

проверяя пространство и скрепы,

изначально, предвидя кто тебя съест,

 

я случайно меняю планету,

на потёртую в темах монету…

 

и империя строится мимо всех строек,

поспешая назад переменчивым шагом

иноходца, которого трое

в мармеладе, просроченном всяко,

и вскипают бугры переваренным кофе

истекая обратно коричневой жижей

в овердрафт изголовья,

но главное – я тебя вижу…

 

06.10.2018

СПб

 

подними напоследок оружие, встрянь в непонятки за дверью, шагнув с островного утёса,

завязав с партизанщиной, и получая по полной в глаза слепоту от оскала застывшего солнца:

не жалея патронов и пленных, в нужде до конца не состарившись в чёрном тряпье кровососа

посреди исполинов, покрывшихся плесенью, патиной, птичьим дерьмом, но уродцем,

бубенцами гремя, собирая в буфете, чтоб пал сотворить, все фантомные милые лица,

и творить беспредел до пустой остановки, куда и автобус под номером несуществующий нуль,   

добирается странным путём в недомолвках без связи в потёмках, придуманных спицей

из вязания тёплых носков для возврата в уют - на кусочек разбитого зеркальца я попытаюсь дыхнуть…

 

13.10.2018

СПб

    

неуклюже со скрежетом, но расширяю пролив между острова точкой с рисованной карты с коленки

и массивами материка, здесь представленного нервной береговой полосой, непрерывно снимающей пенки

с затонувших почти без следа в устремлениях частых пашину из суши связать нитью рейсов,

до готовности печь – только разница в теле рецепта во времени, специях и содержании кейсов…

и росиною мака доволен беспечный прохожий в перламутре шумов своей ракушки, брошенной острова точкой в причинное море:

ночь слегка кровоточит от собранных днём счастья, кайфа, покоя и горя под сурдинку волшбы ночника в заговорах…

в микстах маяться морде лица дней мимических тем для морщин,

пропадающих заподлицо в лёд синтетики, но без машин…

 

22.10.2018

СПб 

 

разрушаясь, пирамида похоронит новоселья, словно дважды два четыре в бронзовевшей шкуре года

из порвавшихся вмиг чёток, чем прервав и очерёдность, и течение всех рек

в пустоту, где скал опилки и опивки от зелёных в безнадёжности растений, и оскомина с икотой,

неспроста оговорившись стёртым кремнем зажигалки не однажды, дым прорех

зипуна земли чужого, но пришедшегося… падаль оловянных облаков

в переплавку; полотенца, кремы, плавки даже дачников, чихавших на оставленный рояль,

но другие были роли, но продюсеры фривольно наплодили дураков,

и в приготовленье к бегству бессловесные младенцы до конца блюдут мораль,

отплывая в пастораль, где они, скорбя , играли на бэушных инструментах…

 

25.10.2018

СПб

 

Вы потом прочитаете кучу и предостерегающих надписей на скользких стенках тоннеля:

хлам кишащих бактерий с обломками вымыслов тут собирается в рой и даёт темноте,

для лекарства, стать сахаром; я не знаю зачем надо Вам, проживающим из андрогинна неделек

нос совать в беспонтовые эти дела в непонятном, мерцающем возле нигде…

Вас поселят и сможете Вы заплатить…

 

28.10.2018

СПб

 

если померли во мгле мореплаватели сдельно,

то, возможно, край земли обрывается за дверью,

и паденье в листопад,

в грязь и слякоть липких улиц,

намекнёт что вы уснули,

не вменяясь в невпопад

перемен и переправ,

чем на стол плюётся кубик

кожаным тату из рубрик

и обрюзгших амальгам –

сам решишь, когда пора

вешать тулова и вещи,

а ещё – тебе кузнечик,

чтобы слушал до утра

после совершённых дел,

отдыхая от свершений

как вполне приличный гений

бронзовея в череде…

кто сведёт теперь баланс

косяков остатней двери

в доме выдоха феерий,

погружённых в декаданс…

 

05.11.2018

СПб     

 

нашим детям и внукам построили бункеры в близости пересечений дорог,

виадуков, развязок и прочих узлов напряжённого трафика, но

электричество ставит плечо измочаленной музыке, и выпекается новый пирог

по рецептам из множества – с бора поборы: сосна утекает бревно за бревном –

изменяются виды, и стоит завидовать въехавшим в виды уехавшим за,

где уже и не видится брода, нет мыслей на подвиг включающих речь,

только злобные осы за позы от озы намерены жалить, но это роса,

и по мокрой бумаге записывать следом и искоса глядя на крест

в ночь подброшенный в травы оравой из доброжелателей: главное – встать

и продолжить свои заблуждения даже в прострации, позже - на том берегу

в бочке спорных субстанций, вменяя рецепторам катарсис и благодать

переменно, с собою отчаянно споря про то, что ещё берегу из прощального ку…

 

07.11.2018

СПб        

 

куролесила мысль, закадычная мразь, между мною и мной – обернуться, вернуться, исполнить

уходящую тему, упёршись в расхристанный звон, распугавший ворон в незадаче где мы оба двое

посреди деревеньки, зимы и чего-то ещё, возле кладбища третьего ждём, промышлявшего сходно,

позапамятав имя его; запевают под ветер дома деревянно дырищами окон с душой, но в запое –

стемнеет и мы непременно подвоем, а покойник покоен и переиграл завещания запись, и слился

в подорожники лета без дат и архивные снимки; как то рассосались события, язвы, свинцовые бляхи,

эпохально в земле крошат нити корней в не бинарно запутанных запахах подлых парфюмов, а спица

отвязалась…

 

10.11.2018

СПб     

 

ну пусть будут киты и сакральные птицы, и внезапные звери убойного квеста,

если не интересно повторяя ходы в скучных партиях старших всегда приводящих к тебе –

в точке выхода, глянув, уже захотелось остаться, но поезд, согласно билету, довозит до места,

до которого куплен билет – можно жить или топать направо налево и втрескаться в бред

век лежащего в сумерках воина, девочки пастыря или калеки – коллеги, и прикинуться феей

в неустроенный мир подающей потерянный свет и лететь, и лететь, но намного быстрее,

чем спешащие как-нибудь влипнуть свой видимый след… 

 

11.11.2018

СПб     

 

не-

обязательно сглазили клоуна к праздникам – вот и виновники вместе с виновными смогут

на

фотографиях перемолчать, но вот россыпи вырытых гильз с лёгким запахом пороха прям из земли,

пропитавшейся ржавчиной, пахнущей больно похоже на кровь из ручья, протекающего прямо к Богу,

а на дне из аквариума из подсоленной массы воды моряки и туда же с судов, перетопленных; пли 

по бильярду, где внуки и правнуки, пра раскатили шары, но играть эту партию внукам не очень:

забываются всяко детали чужой предыдущей игры, где гуртом ополчались за что-то своё, чтобы были

раскатившись сукном в безымянных шарах и на шару потрогать потомков зачитанных отчеств…

 

16.11.2018

СПб         

        

мародёр в закромах не случившейся вяло текущей войны совокупности тихих конфликтов

ощущает себя заблудившимся в браге и бродит пешком, занимая одни безделушки у тел,

распластавшихся в мелких окопах, контуженных, просто живых, потребляющих молча тушёнку и в масле ставриду:

менструации поздней Полины со вкусом туманов Литвы в говорении берега станций Венцловы и тлен

санитара Георга из оргий, икнувшихся в горечи ноток абсента французским бульварам – на то и поход

по местам пыльных библиотек, позволяющих том наугад хамски выдернуть, поиска в хламе

выпадающих сайтов, позволяющий вяло грести, где попало построить по ветру приход,

и отчалить, оставив крылатый табун подурневшей ни разу не тронутой даме…

 

19.11.2018

СПб       

 

прогорает костёр, головешки из бывших горячих голов примирительно спят:

шашлыки были резко доедены под флагом ночи и ночью потерянным кучкой

неизвестных ничтожеств в ничтожном количестве на дальних подступах к спа –

одиноко пришедший я снова стою одиноко, но за меня зверь, что надсадно мяучит,

на тарелке мешая кровь, кетчуп и жир, но он сам цвета флага, везунчик…

в голове - обнажённая готика камня соборов, занавешенных выцветшим ситцем

вдрызг заношенной всё повидавшей ночнушки; акварельные краски засохли и дар

воплотили другие – я в их геометрию пялюсь, хватая то арфу, то флейту, убийцей,

обыскавшим тела, воспарившие с панночкой с флагом на фоне – ни туда ни сюда:

безделушки достались, но главное, что не догонят собаки и люди, а ты наливай

за глинтвейном глинтвейн под потушенной ёлкой, усевшись верхом на коробки подарков,

с новым годом тебя каждый день, и да сгинет засветка ксеноновых фар –

табуретка без конца преподносит события пачке, зависшей в предложенных буднях, бумаги…

 

27.11.2018

СПб       

 

аэробика полутонов для лежащего в комнате, шторы задёрнуты, все где-то спят - 

под прикрытыми веками перебираю вдруг из чёрно-белого снимки закапанных глазок: 

худо-бедно художник, возящий по доскам циничные краски, бодяжит до пят

появления цельных персон по порядку в пейзажах и интерьерах, и вмазав за каждый мазок,

продолжает творить, перепутав круг лиц и ворота и тут, a priori, намеренно, но перемену кино       

предстоит просмотреть, не взирая с холма, завершая прибытие в полутонах - 

разговоры внезапно впредь заглушены: тот придушен был, в опере сломан монокль,

но прикольные призраки сляпают бабу из глины и голема с детской свистулькой в штанах…

для чего отменяется или меняется жизни повестка – заполненный тусой перрон

из влагалищ вещающих и обещающих шаг или путь отвлечённым стволам:

всем когда-нибудь ехать.., а мероприятием – так окажется – влёт сможет всякий урод

порулить, притворившись подручным любого из стенок угла…

 

03.12.2018

СПб

 

 

Присутствие

 

Цикл стихотворений

 

бутилирован в пластик недлинной запиской, начирканной наскоро, брошен в солёную массу воды –

предложения для продолжения можно отправить на взломанный ящик, где вскоре повесилась мышь,

штукатурку съев с голоду в днях одиночества - в спаме, зачитанном до впечатляющих дыр

чисто автоматически частность исходит из общества вечной, но в цифре, сумы и, до кучи, тюрьмы:

шарик сдуется – дворники вычистят дворики, стёкла машин от дождя для успешной езды,

и буфетные слоники двинутся следом в напрасные поиски стаи хозяина, если собаки мертвы,

если в море, плюющем солёной водой, не видать прописных островов и любых кораблей, если ты

обживаешься в пластике ёмкости скомканной частью письма, в коем вместе с чернилами вяли цветы;

как давно кости павших мешаются с грунтом под взорами сора, творящего туч облака

с непременным падением отсвета золота ассортиментом то жгущих, то ласковых псевдо лучей:

зарастает развилка – здесь больше не ходят – на холмик могильный вползающий гад,

ощущает волнение вод, где в раскладе чужом остаётся недолго собой, но скоро поймёт, что ничей…

 

12.08.2018

СПб 

            

из просыпанных бусин в газоны и пашни, развалины сквотов, дороги, ушедшими хиппи,  

из консервы просыпанный на пол зелёный горошек, для птиц – золотое пшено:

мы одни, потому что другие и нам остальные - другие, или вместе другие с другими равно,

или чтобы попробовать новую в скрипах и запахе кожу, и переболеть неопознанным гриппом,

или переливая стакан из пустого в порожний - то щедро делясь с alter ego застольем,

и в пространстве, которое скрыто от глаза и сглаза, перелистывать белые дни и смотреть на других,

чьи шаги без людей, но сюжеты из сказок, и церкви блуждают, пока не придумав молитв,

если мрамор украл вкус и запах застывших вагин, то, глаза завязав, расслабляться и в боли,

и в ходьбе по следам целины - по снегам и морозам, укутанным в греющий инфинитив

одиночества…

 

13.08.2018

СПб 

    

трепыхаясь за так в чешуе опрометчиво пойманной рыбы,

рвать со стенки винтарь и скакать к нарисованной в сумме реке

в руслах прерванных актов, пока возвращаясь в спасибо,

подцепив по дороге прилипчивый бэйдж на ноге…

заюлит магистраль, подогнав безнадёгу фальстарта,

в темноту пустырей, где собак стало некому гнать:

вечным учеником, прикупившим неснятые пошлые кадры   

для мелодии пришлой, но жаждущей их много раз проиграть…

перламутр унитазов из эры заштатной возни отражений -

если очень на чёрном, то звёздами смогут зачем-то сиять:

перехватит и дух, и канатики у прирождённой мишени –

униформы от предков, а повод в маркетинге стоит занять…

страшно жирное в крапе инвазий безумие тягостно льётся

на поля игроков заторможенных шахмат на лавках бульваров

подытоженных, заставляя быть бывшими клан иноходцев,

уходящий в леса от бессмысленной комплексной свары…  

 

14.08.2018

СПб 

 

скука в бытность дождей

обусловлена чёртом,

отыскавшим лазейку

в область ссохшихся дел,

и пошло, и поехало:

ожидание пышного торта

в расхождение множества

пухлых кругов по воде –

в ожиданиях чалиться

в утлом пруду из запруды,

ста серебряных виселиц

в свете свечей со стола:

мнительность или

такая действительность

превратилась в подобие

пятого в хате угла…

 

14.08.2018

СПб 

  

впереди - не истопленный сад, где повисли плоды, оперённые люди в освоенных гнёздах

угнетают стволы антикварных посадок - опадыши слаще, чем весь монастырь,

а имперским начальникам вычурно хочется яду, а яд волчьих ягод, по мне, это постно…

мне придётся ходить под нависшими кронами, схронами, кровом цены лоукоста

без надежды на вылет, тем более взлёт, мокнуть в старых дождях по течению суток,

наклевав из навоза количество зёрен, чтоб снова связаться с тщедушной мукой

в подгоревшем своём неумении, но выпекать, обезумевших в пыле охоты стай уток,

в каждодневной текучке прогулок по саду, где плавится от зажигалки покой…

 

15.08.2018

СПб 

 

 

пятна трупов не там, где творит патологию zoom монотонно анатом, сожравший дефис:

пат соринок по ветру в квадрат какофонии сдавшихся в плен недоналитых чувств,

а дефис - так хотелось внедриться в качели по-шведски ходов уз последствий, замкнуть vis-à-vis –

в умолчание бабочкой будет летать мимо лета и лет обмороженным в вечный конфуз

и не делится дело для падали в графики или деления, и, растворившись округи внутри,

притворяется городом, голубем в городе, лужей для голубя, в дождь напустив пузыри…

 

17.08.2018

СПб 

 

отдышаться от ласковых рук обязательств и перлов перин из постелей,  

жопы праздника с полной посадкой зачёркнутых в списке гостей,

уточнений локаций себя… закрутиться в спирали своих канителей

в мутно-серых желаниях сложенных в высохший за исполнением дел

необъятный букет разномастных цветов, изобилия злаков,

заставляющих мыслить о тучных снопах на заброшенных в зиму полях,

и парить, говоря с беспричинной вороной, посаженной на кол

одиночества замыслом чествовать и дурака, и другого царя…

распластавшись в комфорте без форточек в тусклой не явности форте,

в бесконечных повторах разбросанных кадров не фильмов, а драм:

после загнутых пальцев, считая и дальше что я по пути перепортил,

перейти на забытые спички, а из них получался забавный узор иногда…

 

20.08.2018

СПб 

      

ты наивно пытаешься нарисовать список спорных суждений, но на том обрывке обычной бумаги,

и твои излияния приняли форму ручья в неотправленных письмах в икре нерестящихся рыб;

не рождавшейся женщине ты посвящаешь служение и виртуальную кровь и отвагу

в покорении замков, которых забыли сложить из-за жёсткой жары…

 

21.08.2018

СПб 

 

спит словарный запас заводных         в заводи всех потраченных молью костюмов сидельцев затона

в шедевральных заплатках зачёркнутых слов с их бокалами, рюмками и стаканами резона:

всем им в ёмкости лить забродившую речь тунеядца другим тунеядцам, которых мир слышал,

пережив и черешни дуэлей, и хмарь Петрограда, опавшего в листья, и ушедшего в ниши…

лопнул глобус, упав из распахнутых рук для объятий толпы вазелиновых личностей нового склада,

но и склада хранения хлама вторичных ресурсов, утекающих в воды Невы по наядам –

почему мне так хочется пить что накапает дождь, шедший ночь, прихвативший и утро

штрихования грифелем белой бумаги, случайно пригодной для встреч с сохранившими чудо…

 

24.08.2018

СПб

 

перечитывать Фёдора возле камина с собакой и в кухне домысливать, усугубляя салаты:

в этой шняге лишь я и придумавший роль, и её получивший случайный артист,

перманентно катающий William’а Wallace’авялые яйца в фарфоре тарелки под флагом,

ветром ночью навеянном, но приготовят – и он в сутане записной из рядов экзорцист

с алюминиевым ножом-вилкой, откопанной в глине под Волховом, но он по-прежнему лох -

это морфий Морфея, и жизнь продолжается в листьях путёвок пути на забытый кордон,

где коробки нечитанных книг под охраной из гипса похожих и каждой с веслом,

но хвост вертит собаком – лишь спать, не чудить, но с фиалкой вломился Джон Донн

из смолистой весны – как прилипчивы образы, если поджаривать мясо и тут же нарезать салат,

опрокинуть: в гляделки играть со шкворчащей яичницей, жать из камней и дерев корабли

и менять очертания микрорайона и мебели, спящей без чувств, без надежд от угла до угла

в одиночестве и ожидании где-то застрявшего – пли…

 

27.08.2018

СПб

 

шкурка мёртвого кота в столкновении лучей в свете виселиц луны показалась или нет:

плёнки не было и нет – можно память отмотать, но она отключена у неё другой кошмар;

страхи – это корабли, трахи – вопли в небеса, что ты хочешь от земли, в темень ввинчиваясь недр…

котик всплыл под небеса, как воздушный поцелуй, как мой стыд и моя грусть в красноте не от ума…

Вам не выключали свет? не пускали разный газ? не искали Вас в листве дети, взрослые и зверь?

заполняя кухней дым, именами свой сортир, новым подавившись днём - ночи ждать в плену изжог:

тихо в лайбе все плывём, как тогда – позавчера: кот ушедший – это код, а к нему в кладовке дверь,

нарисована углём Модильяни на манер – отыгравший ся plaisir в не случившемся шато…

в небе котики летят, получив посылку шкур нумерованных отряд, в полночь Вам летит bonjour:

неуверенная зыбь по морщинам на лице – вышел с гавани корабль и исчез назло врагам:

списка пассажиров нет – накладная на гробы, список смазанных имён, не причастных к кутежам

по прошествии всех дней и закрытию дверей продающихся квартир в городе на дурака –

неба склон призывно чист…

 

30.08.2018

СПб

 

вечер домн и бомжей под сиянием звёзд заставляет стеклянные бусины споро сажать

в не отрытые ямки под гул славословий гурьбы возрастных психопатов

в частных судорогах перманента толпы из детей и цветов, получившей свой шах

в долгой партии грёз и помойных бачков, отдающих сочувствием спирта и других препаратов

хорошо ничего не кончается в смеси резин – торможения, скорости, нового в блин торможения,

и откуда-то сверху размеренно сыплется дуст космонавтами в виде скафандров и для продолжения

ката комьев с горы, где другим и другой слайды сладкий покажут по капельке мир,

где они тупо сдохнут засахарясь старым вареньем в винтажной ленивой тени…

 

09.09.2018

СПб

 

а свобода теперь поселилась и в вышедших на жёсткий воздух в мороз –

седовласых, подчас, бородатых, обсыпанных искрами блох, испускающих пар

в темень сумерек утра, доставшегося скорбной пайкой, которою новый христос

обделил без второй в алфавите – работайте – в комплексе функционирует бар…

наше мясо – в бифштексах без крови и кровью слегка жестковато на вкус,

но сожрут испечённые в той же печи колобки приставными зубами свой блюд,

но слова и дела в переводе на запахи выдадут, что в толпе затесавшийся скунс, 

прикрываясь портретом ушедшего движется в космос, но прячется в люд…

 

13.09.2018

СПб         

 

наполнение времени: фокусы, ракурсы, пандусы, лестница, дом инвалидов непризнанных войн – твердь контрфорсов по флангам – наивных стремлений охвата озоновых масс:

отдышаться и сбить табуретку из собственных средств, и задёрнуть портьеры, и выбора, фон - 

приглушённый: в потушенном свете, пока не привыкнут глаза, незапиканый мат,

но комфорт старых ведьм в луноликой компании осени пьётся с того же срамного ручья –

не аспектом единым: в полунощном сборище плавать в цвет лампочек, греющих воск

рок’энд’ролла и запахов шёпотом, собранных в крепости тайны – в, без плюшек, чаях –

кофеин барражирует над тёмной папертью пуком загинувших роз или розг…

на стоянке спит воз, наподобие трейлера, возле любого ТЦ - 

позабывшийся ящик, шкатулка, теперь – бижутерии с хрупким гербарием чувств 

из погибшей империи в вечности путаниц для возрождения цен:

… я возвращать ничего не хочу, не хочу, не хочу…

 

17.09.2018

СПб           

 

если вдруг включат свет твоя лодка под ветром толкается в кранцы из ваты и вороха хлама:

в продолжение драмы – всё море ушло, оставляя тебя и плавсредство совсем без воды,

и песков ручейки предлагают иллюзии реинкарнации в интерпретациях часто рисуемой дамы -

вечно вмазанной самостоятельно лыком по строчкам в суть нынешней немоготы…

темнота, молодёжь, но пора салом смазывать старые быстрые лёгкие ладные сани

посреди зачарованных солнцем смешливых пустынь, и сюда придёт снег

обязательно троллить вжившихся блох, что-то делать с причёсками и, вообще, с волосами, с усами, 

слишком карикатурно в сплошной и безудержной спешке на раз намалёванных тенью для век…

 

19.09.2018

СПб                          

 

островок из опасностей приостановок в пути:

Айболит с чемоданчиком для ампутации членов двусмысленно ждёт

продолженья сеанса в пустом помещение хлева и вместо на месте кадила кадит,

а цепочки металла опять убегают прочь в сомкнутый озером лёд,

консистенция жизни мутна из-за качества зебр,

привнесённых в асфальт приземлённых насильно дорог:

поплевавший на курицу, прежде чем съесть её, негр,

избавляет от стрелок часы, рок теряет свой рог,

и во снах сплошь в коротком и чёрном она через тысячу нет –

попытаться стоять на клочке от Дюймовочки в рост:

в средоточие скверн золотых куполов из несчастий и зла,

я стою в душном облаке серы тупым ароматом козла

в ожидание слёз светофора, подсушенных ветром – ещё один гость…

 

23.09.2018

СПб

 

рулит видимость сложенных брёвен, прогнивших до корки, в отсутствии суслика –

аккурат пирамид по долинам и взгорьям, весьма засорённых лесами и живностью  

с отвлечёнными взглядами на забродившую будущность - не театральная публика;

потерявшие сольдо нормально стыкуются в космосе с вычурной вшивостью…

фиолетово – кто-то весь крем обязательно слижет и иже с ним ворох подснежников

на проталинах года грядущего вжат в опционы теперь ждущих данного скорого,

а на заднем дворе прозябает металл в ожидании скрюченных в помыслах смежников,

что стоят, пялясь в стекла витрин, где предметы и космос задорого…

 

   

27.09.2018

СПб                               

         

вздох расстроенного пианино на льдине, покоцаной прочими льдинами и уплетающей всуе кошмар,

разверзающий пасти и устье смешной разливающей дальше, испорченной гримом, но шарж

сохранил узнавания чёрточки, трещинки, пляски повешенных, зырк обесточенных фар –

вся природа беснуется: ведьмина лестница, чёртова улица - без заселения сразу в умат…

трактора вскоре двинутся вздохами перепахать те же площади в ровную рыхлую чернь,

престарелым от рек – козырные подгузники, узникам – море селёдки, и хуй с ними, лёт

квадрокоптера в перьях орла продолжается; плоть пианистов послушно бредёт в диспансер - 

ледохода вертеп ожидания сказок, утёкших из льда для скольжения в завтрашний лёд…

 

29.09.2018

СПб                                

 

ах, мат, о - Вам, и закончились шахматы тёмных аллей и скамеек, нагревшихся попами –

все проиграли, по норам утопали в сумерки шумных походов, где, походя, вдруг выбирают цветы

из распахнутых урн – все те вялые, спящие, мёртвые, но, в плюс, зато настоящие – сказочно лопают,

и на могилу Мак Дака в мешочках для трупов относят скопившийся в лёгких свой стыд…

год годи лестницу: лампу ввернуть или просто повеситься под потолком с подрисовкой из звёзд,

всё под ремонт, но с обоями старыми славно уснуть, пропотеть санитарами, тут и проснуться совсем,

и перебрать рыбинспектора с егерем, всё пережить прислонившимся к дереву, в новый форпост

тихо вернуться, прикинувшись веником, маленьким мальчиком без обновления – дзэн…

 

01.10.2018

СПб

 

переваривать дней содержание в ржании, лае и вое в картонку луны

до изжоги, ошпаренным шпагоглотательной усмертью из заходившей войны,

и матрёшками скачут желания то ли мои, то ли меньших матрёшек с дознания в сон

оправдания движителя тишины, упадающей с обухом в крайний спектакля прогон…

унавожено – выдохлось дерево вбрасывать мячики игр, рыбы сдохли с икрой,

и восток азиатски обрезал себе свой язык, и неявный карман согревает заточку – старо

восприятие завтрака снова последнего перед обрывом и рвом, и мигающим жёлтым огнём

светофора из ночи, из сна и видений, в которые, пятясь, опять убегая - мы скопом придём…

умирающей лампочки бесит мигание всех, кому надобен свет,

а она продолжает читать очертания, чтобы запомнить в обед…

 

02.10.2018

СПб

 

не прощаема схожесть дневных привидений с деталями сборки моделей в ночи:

равновесие – чуждое чувство вчерашней разборке, и утренний кофе горчит,

и взрывается гноем и будничный полдень чумой запасной, для посадки мечты, полосы,

самолёты горят, и ментоловый холод запоздалой инъекцией только попутал часы…

сколько ж можно с отжатыми гирьками бегать, за пазухой шумно бренча,

и чудить ежедневно на всякие праздники, чтобы ничейным во льду дожидаться грача…

 

05.10.2018

СПб

   

шелестит мимо осень гирляндами мокрого мусора, линии троп

изгибаются речитативами лент из лощёной бумаги и тканей,

пропитавшихся выдохом пахнущих разно событий до спуска в метро -

абонент не доступен, но можно затейливо выбрать из россыпей камень…

откровенно мутит: расплывается взгляд сквозь нарывы окон,

и бутон головы распускается лилией из опоздавших невест

в перламутре, соскобленном с раковин моря, ушедшего и глубоко

в недодуманный зыбкий песок хаотично гуляющих сфер…

столб приблудной апатии встал из мгновения и превратился в шатёр,

сшитый из грубых кож относительной давности и перекрыл кругозор:

в рефлекторных движениях в сумраке что-то да есть от лото,

ошарашившим призом не покупавшего странных билетов в Озёрск,

где убыточно и проживание, и в месте города не было, нет

разбивается в сотни осколков фарфоровых чайников или лампад…

шелестит мимо осень, а ты в павших листьях рассеянно ищешь предмет,

и, опять не найдя, принимаешь во внутрь свой загадочный БАД…

 

08.10.2018

СПб

 

в гриле перегорело:

кусочки чьего-нибудь тела,

изоляция выдохшихся проводов,

гарь полян, треск расколотых плиток

под, из музыки, плейер улитки,

пробегающей между костюмов в пальто;

но пикник изменил иероглиф:

наши роли прочёл беглый кролик

и ушёл рыбкой за недостроенный борт –

фильм неснятых девиц и попутчиц

и в отсутствии камер стал лучшим

из-за воздуха псевдо открывшихся пор

после бани, под газ перечитанной вслух,

но шары улетают, надутые искрами прух,

и стекается шёпот к ногам из пальто

новой женщины, и ударяет в мозг ток

из оборванных, в резкий озноб, проводов

в миг, когда к исцелению ты не готов,

а лохнесское вовсе на чудо забило:

гарь развеялась стрелками, но то пальто

унесло с собой это и то, и ни это, ни то,

и забылось…

 

09.10.2018

СПб

 

и пропущено важное между словами -

губы больше не ищут в ночи аномалий,

тройки скачут пустыми по белой пустыне,

и не остро на острове, вспомнить не стыдно

home video шероховатость под ужас подтекста –

Кёльн и водка смешались в объятьях инцеста

в мыслях утром по-разному встретить зарю

предпоследнего дня: лучше с дамою и Деларю…

 

червоточины лечатся сбором растений

в снах, наполненных всякою хренью,

в череде огородов – насыпь себе Альпы

или сшей себе споро Ждуна или Альфа;

что-то важное вечно танцуют от печки,

говоря неразборчиво в выдохах свечки

когда молятся истово или обычно, но кому,

отдалённому в столь непроглядную муть…

 

10.10.2018

СПб

 

алгоритм наплодил ворох схем в мельтешении скопища шрифта

дауншифтеру в прок, шаг к порогу завал превращает в пролог

заточения вольного в блог или кров пессимиста без дрифта

по придуманным лентам лоснящихся платных коротких дорог,

и горящие белые домики, вспышки стволов у игрушечных танков,

бег пластмассовых экзоскелетиков в гущу супов из-за парт:

анальгетики глушат сирены и выстрелы в черепе для несознанки,

алкоголи голимо ведут в ёмкость бара, чтоб выпустить пар;

в абсолюте антоновки не получается намертво выжить в загоне

фанфароном в фонтанах в отчаянно жёлтой блестящей листве,

но то - лошадь как лошадь вполне помещается в бодрого пони,

семенящего в месиве вящим в распутице, в скользкой строфе…

 

12.10.2018

СПб

 

инкрустация, имплантация хруста суставов в движении в дно музыкальной шкатулки с заводом

на другом берегу с очистными и водоотводом, с дымами морозного фото на постерах от не могу,

путь на трубы по льду, что под снегом, в ажуре браслетов из кружева пыли позёмкой по ходу;

скат панели орнаментов против подъёма сугробами вверх под штрихами метели, где гул…  

 

17.10.2018

СПб

 

на плантации брошенных скирд и зажавших в кулак пепел осени в плачущем доме

обвинений про для никого, разве, всем пролетающим и улетающим птицам,

угнездиться: одежду носить без надежды и в яблоках жить без аскомин  

ы, конечно, поймать из мерцания нить в столь убийственно ловкие скользкие спицы…

кости варит кастрюля на ветках округи и после зазорных заплаток и штопок,

квартиранты довольны доставшимся небом скудных лампочек, втоптанных в грядки, эпохи,

и свечение – чудится: пляшут наброски, заделы, задумки и зауми в дымке хворобы,

расплетающей гриву волос по назначенным чащам и пущам неплохо…

 

18.10.2018

СПб

 

доппельгенгер, циничный мечтатель, как ты, одного из цикличных посевов молочных зубов,

поседевший финист пашет небо и после улёта и всех механических птиц,

и пролил кто чернила под вечер уже не сыскать в сныти сотен соратников каменных лбов,

татуированных молью, выцветшей в пале стоянки похода давно впереди…

в загородках животных для всех полагается рвотное ассимиляции в атомизации тортов сортов,

и в разбрызганных, возле разбросанных и распылённых в прах фракциях бродит бухло,

и резиновой лапой с окошечка рядышком с пыльной геранью и кошечкой некто в ночь точит остов,

и мужик в чёрных джинсах и кожаной куртке советует прятаться, чтобы тебе, не дай Бог, повезло…

и в заснеженной Африке, в потных степях неприличного моря всегда раньше был,

чем ты скопишь и купишь билет, чтобы сдать, попытавшись вернуть требуху прошлых лет,

и ещё раз сварить, извратив мысли в специях, просто добавив  проточной воды,

и без третьего встретиться или вторым отлететь, как давно нетопырь

в сне попыток и с тюбиком клея, чтоб объявления…

 

19.10.2018

СПб

 

скучные кучные клеточки,

где расставлены ровные ящички,

персонал из пластмассовых девочек,

не умеющих по настоящему

уносить из больных отошедшее

по отсутствию новых контейнеров,

и какая-то, выпивши, женщина

заменяет вагоны ретейлеров:

забавляет вокруг несуразица,

заставляя строчить календарное,

чтобы дни убивать, чтобы справиться,

уходя между грядок оврагами…

 

19.10.2018

СПб

 

и рассыпанный в детстве горох вдруг находится в платьях тех ног,

позволяющих прочим мельком восхищаться и прятать в коллекцию запах

обоюдно, в собачьем пути что-то стоит хранить и нести, не взирая на срок,

в непрерывной прогулке являясь в итоге столь важным невидимым хабом

колесницы, не знавшей свинцовые шарики бед, чесноком провонявшие стол и обет,

легкомысленно данный какому-то зеркалу, в прочем начинать не для улицы дом,

и ютиться в нашедшейся не потерявшей цвет тайне, неявной тропе,

по которой нет смысла идти, ощущая за новым изломом излом,

но стремительно двигаться…

 

20.10.2018

СПб

  

почитаю, ещё почитаю –

жизнь короткая стала такая:

перелистывая через паузу все цистерны, склады и отметины в дёрне домашнем и игл, и травы,

зачитавшийся собственным в не выходившем в печать с номерами, как водится,

у полян близ когда куда спящих дорог, как придётся, пока не придумали фильтр

и венок для до срока закопанных рядышком в жизнь, но грунтовые воды уже озаботились…

как тождественен каждый безлюдный привал, и притянутый за уши к уху надуманный лес –

круг очерчен чертёнком чумазого циркуля для отставного козы барабанщика, имхо, чертёжника,

рисовавшего больше словами по собственной и инвентарной, но всё ж неприступной метле:

накопившийся сор на столах и разбросанный

собирается в тучи и падает осенью

на художества – скоро судья подышать на балкон и прискачет в сюжет некто Харриган…

 

21.10.2018

СПб

 

помрачение после среды разработки: булыжников лежбище, рыщут поморники в пасмурных днях,

плавно перемежая с добычей гешефт; камню здесь очень мало даётся быть кинутым в воздух

и шикует крик волн за него вечно по умолчанию в складе разбитой посуды, войны в вековых сухарях

плесневелых нелепой и лепшей, нагугленной зеленью, ты вместе с ветром для виду лишь дуешь на воду;

безобразие образов не лепрозориев, а зачастившей настырной бессонницы мяса с душком глухарей

беспредельной охоты на блажь одиночества в годы ночей фейерверков и настежь открытых дверей,

но уже получается кофе из жареных правильно зёрен отчаяний в мхах поседевших заранее до

помрачения; стало уютней в жилище убежища беженца, пересидевшего дома скакалки фронтов…

 

24.10.2018

СПб

  

в абортарий аллея ведёт из прилизанных виселиц, клумб колумбария с взрывами красных цветов,

как задумано циником – резвым сангвиником, но неизвестным по имени даже себе самому:

продвигается практика - выход для паузы звёзд акробатики, выход для выноса биоотходов тудой…

волки в логове тёплые мелкие, ну же стремясь меньше быть недомерками, ищут по запаху муть

молока, чтобы выжить под светом желтка на равнинах, где топчется столько белка…

  

25.10.2018

СПб 

 

неспешащий в каноэ в тумане реки удаляется или затих в отдаленье стоп-кадром:

я не знаю о нём ничего, он не видел меня и давненько уплыл вместе с утром

и забытою местностью; платья устали спадать вместе с листьями, грея мой завтрак

ароматами булок хрустящих и кофе в остаточных запахах ночи, и поэтому – куздра

накрывает поляны и жжёт в продолжении, и в толоконный мой лоб бодро стукает дятлом,

удивительно спятившим в поисках, в снимках размноженным по грабкам веток -

бессистемно, но розданным; парус не ставится лодке гнилой, опоздавшей на подвиги внятно –

берега и постой, чтобы стоя и в зеркало выдать похожему зверски суровое вето;

и с вершины холма, глядя в стену домашних обоев, успокоиться в коем-то разе,

кривобоко состряпанном, но сохраняющем стиль и имеющем веский мотив

всех безвестных цветов, побывавших в предложенных к выбору вазах,

пропитавшихся праздником, и, невзначай, осознавших, что нет перспектив…

                     

27.10.2018

СПб

 

разминая на пальцах сухие личинки давно оборвавшихся чувств в обезличенный прах –

я всё медлил в коктейле, но, право, пора забывать, забываться за тридевять принятой меры

среди яблонь и вишен, и слив, и других из деревьев, и их перечитывать в свете неяркого бра,

и не браться за гуж мёртвой лошади падшей, оставить телегу, и бросить пожитки с мегерой

на обочине; зря будет утро из если и засаленных кукол, трахеи из песни и визитами чад,

но зацикленность в произведении спермы, иных обязательств из веры заставит и лошадь

вмиг обставиться площадью для продолженья пути – забывать, забываться всегда невзначай,

перепутаться или, не дай бог, начать узнавать об ином назначении стыренных ложек…

 

30.10.2018

СПб

    

как внезапно хоронится мир мой в сухие галеты, гранитные идолы чад,

где всегда по ночам есть проблемы со светом, но зато проходящим – не отвечать…

перекрестья спеша замывают историю вмиг обречёнными взмахами рук,

но на Новый год ёлки встают в заготовленный крест, чтобы возле могли есть чужую икру…

 

01.11.2018

СПб     

 

мимо города пулей в поля, где размазалось над головой серо-чёрное небо,

где и грусть не светла из-за горечи нудных лекарств перехода в деменцию осени всех

ноябрей, и в закрывшемся маревом мире из гари сжигаемых павших плацебо,

не сумевших его подлечить, squat неубранных скирд и укуренных зданий - посметь

молодильные яблоки съесть, и замреют меж туч исполины в кумаре штриховки дождей, но

из чего были сделаны пули, растворившие в тёмных полях понаехавших встретиться здесь

с, по привычке сидящем у мёртвого дерева, сиднем; ведь весь урожай мною собранный впрок остаётся ничейным,

и опять пахнет городом, гнилью, потерей вещей, собутыльников из недоказанных тез…

 

04.11.2018

СПб

 

насорили, на грязной стене написали, насилие нудно творили над бедной печатной машинкой –

насолили, но общий котёл всё варил и варил с мясом кашу, в привычке походной, из будней,

но и ранее не были больно нужны, разве ингредиентами в мутность дрожащего студня,

а сегодня – маркетинг и ранее…  сон и про сон, а застрявший в теченье машин гид

объяснит или больше запутает, переодевшись, ожидающих ужина и потому охмелевших

в потреблении жидкости до появления блюд… брошен крестик в песок, чтоб его ты заметил

или спел муэдзин лишний стих, призывая к молитве или было иначе в мерцание женщин…

состоялись ремонты и стены покрашены в не вызывающий к долгой беседе и попытке ответа

поколения переживающих тусклые будни, где в потёмках шкатулки балерина танцует тебе одному,

значит принят, пройдя перепитие стольких инстанций, ты снова на службу себе самому…

 

08.11.2018

СПб     

         

наблюдатель в приглушенной зелени ждёт в полосе перемирия шкварка яичницы возле границ,

быстро переобувшийся в снайпера косит цветы и траву до звезды в потном лбу, набухающем воском -

звери быстро найдут, птицы спешно склюют, а звезда потеряет добытые грани в тени,

кости вдребезги ветру плетут про очаг, получая в ответ, из просоленных загодя, розги…

изгваздавшийся, но не теряющий в дебрях бинокль ждёт кончины из жалости собственных чувств,

не желая меняться поношенной обувью, чтобы дойти, оставаясь причинно лежать

и глядеть, и глядеть, чтобы снова увидеть песочницу, заново взять чьи-то формочки через хочу,

и бестактно, ломая мелодии, в цинковом дне после душа, в чириканье синькой чернильного карандаша,

хорошо бы пропавший бинокль вернуть…

 

       

09.11.2018

СПб     

 

я себе из растрёпанных чувств нарисую любую из всех в ноябре, лишь взяв в горсть чуть подгнившей листвы,

их аккаунты более не существуют в меня, утонувшего в теле моё тело принявшей тайной строфы –

с молоком ожидания прерванных и отчуждённых, придуманных, но по теперь ослепляющей и усыпляющей белой бумаге,

раздражением скомканной, жаждущим омута драки –

пересохла и нет никого…

 

10.11.2018

СПб     

 

инструменты молчат – инструменты исполнены, употребленье прошли, были вкопаны в твердь, 

а до этого после ласкали и жалили, жарили, строили и et cetĕra; упасть ли убитым, поникнуть цветком,

зацелованным – взять, да и высохнуть прямо в горшке… в концентрации вони весны, убегающих верб

есть попытка прощения, но в приближении почки их напоминают волчат – блин сминается в ком:     

из стакана в стакан перелито количество не для корячиться, бычиться, жмуриться не отходя –

инструменты играются в бешенном множестве клумб психоделии, выросшей в привкус дождя;

дни смыкаются в фидере в скорбных попытках поймать и отправить каких-нибудь рыб для охраны поста,

сквозь игольное ухо хотелось бы выбраться, как-то, но ухо селёдки мне лыбится из-за рояля в кустах…

 

11.11.2018

СПб     

 

будет лучше, когда расстегнут, отстегнут, перестанут и кончится…

растекается небом блестящий мазут, размалёванный гот

в пару дырок глазниц ловит царствие и одиночество

из разинутых клювов, увязнувших в озере птиц, бодрый крот

конопатит заглушки ходов, в отслужившем растерянном воздухе

задыхаясь в попытке своё сохранить до конца,

и бежит огонёк над привычными тропками прям по дуге,

упадая вниз – в чёрное тело сырца…

 

15.11.2018

СПб         

 

переделано – слово шипучей таблеткой в стакан безучастной воды

неизвестного происхождения, пауза – выпил, увидел тебя сквозь орнамент из проволоки

поволокой без глаз, тут же совокупился, обрезал животным хвосты,

восхитился обоими, встрял в процедуру копания ямы в себе, помелил древний кий

и отправился тыриться в окна экранов на поиски новых – куда-то идти

и чего-то хотеть – это признаки жизни в забытой деревне, застрявшей в дыре,

проявившейся смыслом, всегда разлучающем граждан - ещё не зажжённый фитиль

в лоскутках блёклых бабочек, вмиг облепивших, дающих гореть –

это самоубийство в желание фишкой остаться на выбитом поприще без порчи в даль борозды,

возвращаясь в конец я ловлю снова титьки сожжённой среды,

ставшей Парком Победы на пепле, и пепел стучит моим сердцем, и греет – он должен согреть…

переделано и перестало, и не о чем поговорить…

 

17.11.2018

СПб       

 

  

поджимают входящие к выходу из вестибюля гостиницы вон пожелавшего чашечку кофе ещё;

ёжик часто на жопе съезжает с горы за таблетками – он уживается с мыслями в тёмном мозгу;

проживая в гостиничном номере реже спускайся, но чётко оплачивай выпавший счёт,

даже съёжившись в номере, в тёплой просторной постели, гляди как луч солнца доску

за доской полирует, и вазы похожи на урны и стоит отважиться шляться с собой по ковру;

нагнетание масс и в избушку твою неизбежно, с ветшанием старых вещей и бумаг:

изменяются в здание переходящие звери, а салфетки, впитавши мечту, все до капельки красного врут;

низвергаются статуи, статусы, но не затронуты гневом цветы по горшкам и кумар,

разгулявшийся в кубике до абсолюта, но знающий цену попыток сравнить никогда

в пролетающих буднях и всех суевериях блудных сорок, обсидевших весь сорок из всех сороков;

я остался бы в номере, но если хочешь, чтоб нас непременно увидели в чашечке кофе, то – да:

я спускаюсь по лестнице, бодро, неся околесицу, зная, что голос не твой был, и там глубоко…

 

18.11.2018

СПб       

 

поздней осенью лес, предвзятый зимой, на покинутый дом походя, удивительно пыльный и хрупкий:

по зашитой тропинке тщедушное тело гулять привело эмбриона привыкнуть, проникнуться драйвом

разнокожей компании, в эмбиент нервного ветра, что в вытертом, рваном плаще утопил рук обрубки,

издеваясь, порой, над рассохшейся в сумерках скрипкой - открывая ещё одну дверь, за ней  - γράφω…

впечатления перегуляются в длинном асфальте, в камней полированных высверках царских полов,

в ламинате и плитке в избытке, но странный халдей перепутал - подал вдруг тарелку с землёй и золой,

и не чувствуя ног, ты припомнишь лес осенью, сморщившись из Голиафа…

 

20.11.2018

СПб       

  

за афишей годами впотьмах нагнетается плотность слоёв,

укрывающих клад безделушек и стёклышек, взглядов ворон,

но афиши меняются, только меняют понты специальные люди, Иов

испытал на себе жуть предательства с тщетностью павших даров…

из толпы обещают – из кучи отгруженных тулов, обрывков плакатов,

и из мусора в мусор, кое-как захороненным до выключения бра,

ошиваться в истории, швалью нагулянной в теле стаккато,             

уходя, у оставшихся хлеба и водки не брать…

 

22.11.2018

СПб       

 

мир жрёт собственный хвост; хорошо бы с Венцловой в империи день поиграться невзрачной погодой

на песке возле сосен у моря в немыслимый мост, в спрут железных дорог до конца непонявшей себя  разномастной Европы и впавшей в сеть периферии стандартов плодов, вытесняющих напрочь приплоды    

от досуга среди нарождённых болот - города остаются, а люди уходят; семейки свежайших опят 

собирает империя; стоит улавливать прах из погоды и строить равнины и горы пристанищ,

неизбежно полян изменяя ландшафт, показав остающимся член или задницу, или облизанный палец,

повернуться спиной, напоследок и слёз не казав; поколениям свойственно стачивать грани

в череде омываний и овеваний, ходьбы, обращаясь потом в валуны или гальку, чтоб дольше искали…

 

25.11.2018

СПб             

 

  

Собаки и люди

 

Цикл стихотворений

 

 

дрессированы птицы, уносящие прочь в треугольниках соки, до капельки, осени,

над армадой цистерн, нами выпитых впрок, над начавшими зиму, уже безволосыми,

и не щёлкая тумблер - касанием, голосом или программы нутром – убивает все козыри…

 

озарение выплывших вен и прожилками красного в рожах кружения кружева мокрой листвы,

не теряет сознания: облика облака над чашкой кофе и снов сигарет, загорающих в пачке, увы,

но, промедлив с ментолом, с курортов чёрт выпрыгнет – джин покидает фуфырь…

 

бесполезная музыка может остаться, а все упаковки безмолвно, в конце-то, проследуют вон:

в унесённый не стоит стучаться, звониться, пытаться хоть как просочиться – не  comme il faut

разогнали до скорости или по норам чужой одиночества хлам - театральный фургон…

 

на опушке, на камне, присев, глядя в море с утёса, а в пропасть – с обрыва в предчувствии,

но без чувств в осенённом плащом в долгой тени, зажавшей остаткам клочки и напутствия,

весь в шептании губ побелевших от ветра простуды и, кутаясь в скользкую куфию…

 

06.09.2018

СПб

 

 

FER42

 

нужен дождь, чтобы выстирать трассы асфальт от оставшейся крови твоей:

мимолётные смерти курсируют прежним маршрутом во тьме и под солнцем –

возвращаясь ко мне, ты следы перепутал как пару безумно похожих монет:

я тебе на глаза их забыл положить почему-то, отрыв эту ямку ножом, но до донца

твоя честь была верностью дому, которым был принят, в котором ты был и служил…

что-то явно сломалось в бесчисленных ходиках дел и возможных последствий

без тебя, и с тобой, в бесполезном отныне соседстве, но виной и вином рвань межи

разрывается россыпью искр эпизодов - судьба дозволяет законность такого соседства…

я оставил ошейник на память – когда-нибудь точно мы сходим с тобой погулять,

милый друг – мы найдёмся в запутках Wi-Fi и завалов из сваленных новшеств –

я ведь плакал впервые и искренне с пор, когда вышел из детства в поля –

твоя кровь просочиться смогла сквозь мою заскорузлую кожу…

 

08.09.2018

СПб 

 

хорошо бы дорога закончилась что ли

выпаденьем из лона седла на скаку

или камнем развилки немыслимой боли,

от которой в напрасно бегу и бегу

 

ты теперь уже там - в облаках без просвета,

берегущих навечно тебя без меня

лишь пока не догнался я выжженным летом

глядя в вырез любого окна

 

я – одно с этой лошадью, спешиться поздно

для кентавра вчерашних равнин,

и по кучкам с тобой разделять наши кости

никогда я не стану один

 

ёлка высосет сок из разорванной шкурки,

из меня – стайка сиплых берёз,

а пока про тебя водка, ночь и окурки

вместе, вместо не выпавших слёз

 

нам дорога одна: у любой из обочин

подожди – я тебя подберу

недодуманной счас, но проторенной ночью

мы с тобой возвратимся в игру…

 

07.09.2018 – 09.09.2018

Ленинградская область - СПб

 

круто крутятся свастики капель ленивых в замедленном позднем падение с елей:

лучше выглядит место при лунной подсветке, куда я готов возвращаться по кругу

на свидания с другом - у друга последней, не той, незаслуженной – скорой постели… 

случай – лучник, застывший убийца под кожей деревьев гнетущего леса до вьюги,

уводящей в буравчиках боль и, купируя раны, и стол бесконечности белого ужина, где

безответственно и бестолково выписывать опусы вместе по долгой равнине,

навсегда утвердившись - чем дольше прогулка, быстрей испаряется крест,

означавший обратку пути на пути, по которому мы уходили другими…

 

10.09.2018

СПб

 

мы находимся в городе много раз найденном кем-то, но в разных местах

околесицы воспоминаний, замученной сдобой расслабленных ножек стола,

и собак, он со мной, непрерывно зевает на зелень салатов, звон льда –

мы наелись: он – спать, а я пить, но по-питерски, чувствуя прелесть угла…

мы в потерянном городе: луж всхлип шагает в исколотый осенью ветер

в растянувшейся темени времени на батарейках дожития в ужасах лжи –

мы живём не живём в одноактном стремлении вдруг наваять то детей, то ножи:

жестяной барабан окружающим стружки надёжно разбрасывал в тихом балете…

загрунтованный в холст, ты дашь знать о присутствие в городе, я,

перманентно отсутствуя, тотчас вернусь – мы продолжим свои путешествия мимо

запотевших зеркальных поверхностей шерстью, сливающей в общий котёл трупный яд

перепачканных нефтью небес отставных и отставленных в сторону от, херувимов…

 

12.09.2018

СПб

 

на земле делать должное и не попасть в западло на газонах дворов,

понастроенных после зенитной пальбы в небеса из блокады числа батарей:

человек и собака наследуют остров и кровью питают свой кров,

греясь общим присутствием – реквием скучных беззвучных твоих фонарей,

участившийся город, и право, так стоит разбавить из вечной тех памяти вдруг

хаотичной стрельбой по открывшимся целям: для граждан - вне празднеств салют –

со светящимся псом мы пойдём собирать жар осколков зачётных минут:

в старых яблонях вместе, не вместо – пусть спит ветеран в кенгуру

или далее в текстах, где нас приютит, может быть, уголок,

что, по жизни, естественно – смог и своё уволок…

 

14.09.2018

СПб

     

столкновение струнных осеннего ветра, сорящего тайными нотками смерти,

с исчезающим ситцем подола в поту африкаанса в мякоти мимо прошедшего лета -

с поля сдувшийся мячик укатит в тудой победитель обочиной: снова получится вертер

на разрозненных грядках; зачем старику это море и жадность азарта улова в монетах,

прекративших хождение в доме и возле него в изменённой картинке досуга

из вагона соседской спины, унесённой ветрищами на семена, увезённой в машинах,

перекрашенных гостами: просто купаться в фонтанах с оброненным небом до стука

бабы факнувшей все домофоны в округе, послать её по… адресам всех невинных…

мячик волны качают: собак мой плывёт за сбегающим в бледное облако призом,

я ловлю с очень длинной гряды островов заблудившийся в сахаре финик –

всем всегда по серьгам раздаёт безымянный и нищий, явившийся снизу…

 

15.09.2018

СПб

 

сикось-накось внутри кожи зоны комфорта потёртостей мебели из секторального гетто:

каудильо и фюрер, заставив заставой флаконов весь столик террасы вмешались в одно тили тесто

незадавшейся свадьбы, но химия борджиа травит траву из травы, прописавшись в оторвы -

ожидания зал закипающих органов, мести желающих тремором рук, неожиданно взорван

террористами гетто, и варится борщ из свежайших давно овощей и влетевших останков,

обихожены пушки глухой консервации, в чёрный покрашены траки теперь обездвиженных танков:

только пилит скрипач в кухне сердце одевшись под повара в формы из дней череды чётких па

в сне беззвучия аплодисментов штрафному балету отмены прообразы кличек, имён; камнепад

от погоды и сорванных листьев, цветов, чашек кофе и много чего по следам погадать –

из убежища я непременно не выйду, не имея возможности всё и сполна всем из хрюшки отдать…

 

16.09.2018

СПб            

 

говорящие в листве для того, чтоб ты привык к изменениям себя в лёте листьев, в кучах в дым

утекающий в след птиц, стёртый позднею порой – горький привкус на губах,

предваряющий миндаль из кофейни на углу, где пирожное в болезнь входит медсестрой, а ты

видишь только маникюр, ноги в ниточках чулок… и несёшься в тёмный бар –

с томным запахом её виски с нотками болот и торфяников без льда, чтобы мягче был приход,

а забытый втуне шприц согревается в ништяк анимации вокруг из давно знакомых лиц…

под приборами – постель, белый-белый потолок продолжается зимой, и застывший в фуро хорь

на равнине ледяной, стойко столбиком в нигде на раздолбанных весах дожидается отлив…

ветер, вроде бы, утих, дождь куда-то убежал, и у всех свои дела вне погодных передряг –

время года времена не спеша пережуют, дерева переживут суету и имена:

догнивающих плодов крепкой браги аромат из летевших листьев прочь или птиц, куда тепло,

хорошо, если сухим днесь останется табак, в зажигалке жив бензин, ночь отчаянно темна

и нежна, как херувим, заходящий в гей-кабак, а в дырявой лодке есть захудалое весло…

 

18.09.2018

СПб                         

 

между гнётом и пухом падения перьев, окрашенных пеплом

уместилось немного: теперь за спиною скалистая местность,

где зевает и скалится псина у входа в долину ущербов,

с мясом вырванных из плотной массы имён, проживающих денно,

и пока этот эллипс мутирует в органе трубок оргазмов органа,

и зубастые змейки съедают свой хвост, приготовленный в ужин,

и пока – простирается в далее скучной пустыней: собирать чемоданы

и двигать пешком в ту скалистую местность, где нужен

убежавшим собакам и эху уверенным голосом новых органов,

где опять станет мягко во сне бесконечного детства

открывания дверок запретных шкафов и прогулок с собакой,

без ошейника знающей каждого должное место,

понимающей и принимающей голос и жесты, и знаки…

 

21.09.2018

СПб                        

 

не теряя отчаянья, в датском, не став колеёй,

выжимать мне доставшийся тюбик и после зеро,

на царапины каплями – ливнями - солнечный йод,

заживляющий потуги ринуться в гущу миров,

и по краю тарелки - запреты и надписи вырванных слов

языков, сжатых в перепись, закусь всегда посреди-

не окружности, с жидкостью случаем слон

добежит по посуде до Индии и доломает псалтирь

об вращение свастик - забористый опиум дна,

и довольный, пока, в ощущениях мутного спа,

станет лаять собакой на горы и небо останками сна,

чтобы не просыпаться закинутым шариком – в бар,

где дешёвое пойло опять заведёт в череду  déjà vu;

всё же вертится слово бесшумною вязью в шарфах -

докатиться в какой-нибудь смысл, и тебя призовут

из храмовников свалки бессчётных вчера…

 

22.09.2018

СПб                        

 

безнадёга: проезды, проходы, фонит на лоскутном расплывчатом фоне

перебравших воды акварелей, протухшей форели, не проданной в срок,

учащение пульса по дурацким причинам, причинной погоде и вони

от невидимых трупов, забытых за дымом уютных осенних костров…

цилиндрический откуп с притёршейся крышкой в заплечном мешке

или возле - всегда под рукой, и всё чаще с работы пронзительно хочешь домой –

открывая заначку ты чувствуешь счастье побыть в не затоптанном днём далеке

из шагреневой кожи, но частность приветствует бодро идущих в покой…

и остаток в сухом стоит сдобрить толпой комплиментов, напялив колпак

от протухшего повара, в узком сегменте сотворить блюда старой таверны:

вдаль уходят мои корабли в непроглядную муть, во вселенский бардак

погибать, подрываться, тонуть, по-собачьи до грунта над холкой быть верным-

и…

 

25.09.2018

СПб                               

 

потихоньку себя оставляя по золам – по избранным звукам и отзвукам: лаю собаки своей

и прибытию поезда в глушь без Саратова, но круговое движение на перекрестьях запоминается

благом северных братьев: смотреть на часы и идти не спеша в дне из гнева теней,

растворённых в архаике вечера, ночи и частностей, не получивших названия – не охраняется

территория в древней авоське, попав в изменённом дизайне вновь на герменевтики крюк,

но лекарство уже входит действенно в кровь, где река неким Сашей опять называется,

и теперь до утра – не размеренным шагом к, утру эту лужу, и в перманентный каюк;

я влюбляюсь, блюя, в бесконечность пространства и оставшихся станций

с языка снятых в переводимую жуть…

 

28.09.2018

СПб                               

      

отстирать происшествия не получается, и слишком тёмен сейчас небосвод,

чтобы как-то понять продолжительность скорбного мира и скучного пляжа,

пребывающего в топь забвения между тобой и тебя, но при нём, и печалится скво…

постепенно, вспенившейся в утра под перекись, под лебединую кашу

треугольников, песен и зонгов, и брошенных без парусов в мореходной шинели,

но дорогу… ты должен чуть-чуть подождать бесконечной прогулки

в окружении только проснувшихся троллей и скаредных елей:

мы уйдём по тропинке – пока для меня подбирают из баз переулки…

 

30.09.2018

СПб                                

  

липкий свет слепой луны, плачи гоблина в ночи,

и хвосты твоих судьбин – медь в оплётке – проводов:

безначальные концы нарисованных дорог

золотой скрипичный ключ - закруглившийся почин,

посиневший от чернил, и проигранный в лото,

но собравший чернь и синь для себя на посошок

 

заряди трубу песком, чтоб ей не сыграть отбой,

сам я солнце закачу в покосившийся амбар,

сборы взыщутся потом из заначек и золы,

в лепестках увядший цвет в дрёме виселиц кашпо

не мешает торжеству опрокинутых лампад,

провонявших дом и мир заблуждающихся лык

 

мысль слетает с языка в виде вымученных слов,

подводя наверняка стропы под тактильный груз -

уезжать не уходить, сердцу хочется быстрей,

только клапаны его гнать не могут споро кровь

в ожидание садов, где продолжить можно круг

от скрипичного ключа до открывшихся дверей…

 

умирать так умирать с кротким гоблином и псом,

напевая до утра про ушедших в унисон…

 

01.10.2018

СПб

      

острова – профит периферийного взгляда с уклончивой палубы в близости Африки,

испарившиеся в набегающих солнцах, ничтожащих профили бывших надежд,

поменявшегося в мясорубках и блендерах, нынче ушедшем в сухарики

из объедков насущного, но возвращающего для свидания твой Гильгамеш…

в ладном переплетении древ из букетов, пастельно упавших в туман,

я почувствовал чудо, не знаки, а иглы пришли довершать возвращение звёзд,

обращавшихся в африке искрами, стразами, жарким песком в закрома

перепутанной родины, где много раз умирает мой преданный пёс…

острова – не по детски, из детства заброшены - на прокол шарики

снова выданной формой, которую чтобы носить без конца ушивать –

даже если захочешь явиться на праздник отчаянно стареньким,

возвратишься в знакомую телу кровать…

 

03.10.2018

СПб

         

усвоение успокоения ноток потерь в опоздавших осенних, но тёплых ветрах  

в пенке кофе заблудших и он не стремится остаться горячим и баловать вкусом

из религии сложенных зонтиков, предугадавших в чехлах преотлично вчера –

серебро, почерневшее позже – ещё один узел на верёвке твоей в ожидании груза…

ныне лёгкость коварна в смешном листопаде речей, глупых скороговорок в кисельный молчок,

и не знаешь, чего бы ты приберёг, а что станет на той переправе обузой…

лёд на ране и космос во сне до конца не закрывшихся глаз ни при чём

в седине жёлтой осени, склонной шерстить по задворкам; прозрачной медузой -

силиконовой флэшкой-подкидышем что-то вернётся до срока в ладонь…

 

16.10.2018

СПб

    

незамеченные знаки неуверенной икотой угасают под глотками,

и подсказки в пузырях мыла взглядов, и приметы в ряд залатанных примеров

попадают, исходя по небрежности в просторах на мозоль избитой гаммы,

неизбежно возвращаясь нисходя и восходя, посреди пространства сферы –

нет привычки остановок до заслуженной болезни, озирания окрест, 

обострения и слуха, где охотник с зайцем вместе, через куст осенний голый

дожидаются зимы или думают о разном или пробуют стареть;

из-за глупости потери – вёдра полные последствий и нести их по глаголам

из пустыни с коромыслом в невозможности возврата с бесполезным чувством долга…

 

23.10.2018

СПб

   

я не могу забыть твои глаза,

я чувствую, что забывать не стоит,

про то, что нас когда-то было двое -

псов, вышедших затем, чтоб не сказать

 

про мелочи из жизни здесь, сейчас,

про общий плед, окутавший сном тайны,

тебя забравшей дерзко, и печально

мне каждый день приветствовать врача

 

Емеля мелит, ель твоя жива

для перевода памяти в прогулки

в местах, где снег и дождь, листва,

и запах мамой испеченной булки

 

ты не горюй до времени в ларце,

ты возвращайся скомканным подарком:

быть разлучённым – временно – концерт

звучать до нашей встречи будет всяко…

 

26.10.2018

СПб

 

только покус теперь достаётся волчице, кусающей спину, желающей видеть глаза,

уходящего в область без плюшевых мишек, смешных сатисфакций за верность

и безлюдной норе, и обетам, но стоит проверить, однако; не птицы, а жаль

наворочено в слёзы бездушных романтиков и подвозящих ночами цистерны…   

пьяный клоун был в морге и всех обнадёживал - всех без одежды лежавших и грел

напускным бормотанием соборования выжатых жизнями, кознями клоуна тел…

пусть она ещё вертится в дошлой механике и муравьи собирают иголки в подобья домов,

но пока шприц содержит и может влиять вещество или вещь – отпадает желание как-то

соучаствовать в чуждой игре достижений и скомканных праздников, войнах в чужих кимоно,

а волчица любое событие чувствует сердцем и шкурой и реагирует актом…

волком жить…

 

28.10.2018

СПб

 

ожидание снега – сокрытие улиц и преображенье улик или наоборот -

надвигается массово в морги траншей после ярости задней атаки,

и какие-то мальчики вяло, но могут играться с усталой листвой, и, порой,

наступающем мимо них; снятся варёные огненно-красные раки

на костре у реки: значит есть смысл ещё наследить – наплодить

исчезающих скоро… камнями, водой и бетоном, как водится, город молчит,

демонстрируя нейтралитет в наступлении новой зимы: больше кариатид

возникает из мглы новоделов петровского царства… мальчиш

прозябает по-своему в старых горшках с добавлением новой земли

в ожидание снега за окнами в скучных повторах известной судьбы,

запрессованной в известняках грустной рыбой, пытавшейся плыть

мимо града и мира течением, где ещё теплится предков стремительный пыл…

 

29.10.2018

СПб

 

снова планы, но планер поднять в небо некому –

перебор отменяет весь лётный состав,

но известный, стакан не спеша засосав,

и ментолом от кашля натужно дыша, сел в телегу, и –

из раскисшего поля полёт в парадайз

сквозь туман, и отстёгнутый трос

не особо заботит любителей слёз, роз и грёз,

и потерянный в сумерках новый девайс,

и когда в шесть часов повисала мечта

оборвавшейся связью с единственной юбкой, что в швах

уносила язвительный зад в кружевах

навсегда…

снова планы за планами горстью земли,

за собаками волки поплачутся в лес:

беспредельный отстрел порождает инцест,

и по голоду улиц бредут патрули… 

 

31.10.2018

СПб

 

переехал в тихий край - в лес упёршихся дорог

походить на знатока буреломов, топких троп

у ленивого костра под сплошной кислотный рок,

в поминанье косяков, поглощаемый взахлёб: 

innuendo натощак плавит распорядок дня –

рыб всплывающих цитат обожавших динамит,

и динамо гонит мяч, где за деньги есть родня

и плевательницы, sky перекрашивают в МИД,

ski мертвеют от тоски без натоптанной лыжни

над черничником, где есть сотен сосен тьма по три,

тишь протапливает топь, хочешь – в зеркальце дыхни,

и замутится экран – с фонарями снегири…

переезд не перелом и колено ломит – сук

не даётся на излом, и ощерился мой пёс,

дослуживший до конца, не придумавши испуг - 

миру показал язык и за зеркало унёс…

есть ли смысл идти в потом, пропитавшись потом дел,

или, глядя без холма в стены, окна и экран,

перлюстрировать себя на предмет гнид, блох и тех,

зависая в темноте над костром пока пора…

 

01.11.2018

СПб     

 

как то перевернулась монета не так - 

я остался, укутанный ветром, стоять

ничего ожидая из пухлых томов никогда,

разве – яд,

но не я всё решаю, и куклы бредут в зоосад,

пёс не сходит с ноги, и не можется гнать,

и зависшие смотрят на маятник льда -

и туда и сюда…

 

05.11.2018

СПб     

 

цифры просто молчат констатируя fuck

или факт и по индо-арабски

отвечая что сам ты дурак,

пробежавший дистанцию шкуркою хаски:

свойство цифр меняться, но не трогать меня

даже нравится – для обретения позы,

но как хочется, в первую очередь, на… –

в бельевую корзину отправить и счёты, и грёзы…

 

11.11.2018

СПб     

   

то часы шебуршат как ещё одна мышь при отсутствии света в избытке бессонниц,

в бессистемных попытках чего-нибудь красть – в руку просится трость,

гениально колени обнимет кусающий плед, а подставка для рук – подоконник,

позвонивший непрошено – трудно намоленный разными числами гость:

этот мир заминирован выбором – как стоит щас, опираясь на кресло своё, прикурить?..

вагонетка летит по заржавленным рельсам уже, и начало с концом обнажили свой корень –

бывший общий вагон, где остался один, забывающий имя, фамилию, отчество – нечего крыть

посреди исчезающих карт, посыпаемых в щедрости каменной солью; в дурацком дозоре

озирая ночное на скорости, делая вид, что блюду свою службу, отличаю в лесу мухоморы

от других, но обратно я с полной корзиной безумия рыжих иду до купе своего: здравствуй, пёс -  

ожидание вряд ли возможно украсть в пропадание пропадом старых предметов, узоров

на не залитом льду, где могли бы и неподъёмные глыбы ворочать, танцуя, но не удалось…

 

14.11.2018

СПб        

 

согреваясь простудой я вышел с надеждой украсть на паях чью-то ночь у зимы,

а по телу уже, выпадая, жжёт снежная сыпь из хранилищ безоблачных; тёмное небо

обложило меня и этажные дни и дома, во дворах нет скамеек - ногами толочь хрусткий жмых;

шелест листьев остатних и шёпот листания слипшихся и пожелтевших страниц: в ржавых скрепах  

разбежавшихся смыслов был толк до поры, а теперь старый рок заскрипит на зубах

лишь захочешь сказать, не издав даже звук - рот наполнится привкусом от благодарной земли; 

меланхолия ловко отрезанных рук в формалине так сладко милуется – чешется пах,

и гуляется скверно отвергнутой кукле по lego, но я металлической фляге отправлю свой please –

God подтянется; кража прошла без последствий, подельников, утро без жадности смотрит на воду

без меня; за капризом каприз затевается в сложном орнаменте морды со сна – может выпадет снег: 

очень хочется пса, чтобы с ним говорить, пока в плесени люди рядами уходят в отходы –

он приходит ко мне, возвращается временно в вязком, но радостном сне…

 

24.11.2018

СПб       

     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

      

     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

    

 

 

 

 

 

 

 

    

 

 

Вертумн

 

Книга стихотворений

 

 

 

 

Arrival

     

Цикл стихотворений

 

 

все макеты закатаны в трубочки, втиснуты в тубусы, вмиг помещённые в кофры для скорой загрузки

в тематически сваренный датский воняющий краской убогий и снова украденный где-то контейнер,

опечатанный пломбами крошки свинца, не успевшего вовремя, и не попавшего в сон трясогузки,

или не опечатанный в спешке в объёме других отправлений, где нет адресата, но выловит сейнер 

никакой принадлежности - нравится – рыбке в пакетике, что травит дыркой дня воду:

недосмотру нужны обстоятельства, умысел или случайность – они отключают моторы…

обстоятельства, умысел или случайность должны совместиться, набрав где-то призрачный вотум,

для возможности дальше сходиться в пустом по пустому, но, жизнь означающем оре,

упускающем рыбок…

 

30.07.2018

СПб

 

очень хочется сна, уходящего в обморок стран сопредельного сна –

в молоке плавать ягодой, в дом принесённой из полузабытого леса:

в этот год и жасмины по-быстрому скинули в хлам кружева, и оса

укусила спонтанно, в жаре одурев – ароматы побега и признаки скорой аскезы…

плеть по обуху лупит в отсутствие смыслов и тронутых чувств

умервщлённого кинопроектором зала, и снятого фильмом прибалта:

парой бабушек я пробираюсь в потёмках засвеченной одой стыду,

но ночую под порохом рвущихся звёзд в зуде на заводской стекловате

тривиальных строительств, заброшенных в море звонков в никуда,

а концы проводов переброшенных в море другое, заставляют всплывать

биографии, вещи, тела, образующие вместо звёзд для себя острова -

неспроста…

 

30.07.2018

СПб

 

опустевший перрон и пустой, по прибытию, поезд

бесполезно встречаются лязгом железа с усталым огнём фонарей,

проживающим ночь из повешенной должности: кто дверь откроет

не приехавшим из затаившихся в хитро задуманной долгой норе;

посреди не встречающих дождик упрямо стучит по привычке

в сонм окружностей схожих в кромешном обмане прохожих зонтов –

слишком сыро для встречи, и прячутся мокрые лица по нычкам,

и машины умышленно ищут по спутнику свежий затор…

тело мёртворождённого словно орех из прибрежной лещины

кувыркает река до дрожащего устья в любые, по жизни, моря,

без сомнения действуя, по боку кинув пучок, развязавший причины,

схоронив суть пометок потерянного календаря…

 

02.08.2018

СПб

  

кнехты молча потеют поморским туманом в баюканном всплесками неба и моря,

ощущая заранее переплетенья канатов известных и нет, в деловом обороте, привычных

под чеканящим дождиком степ обезличенный, но, при модели ждуна, прагматичный –

для сугрева в расхристанной жидкости, в коей нет жидкости, где я бы смог и поспорить

с неудачным на нет собеседником: кто-нибудь ждёт кораблей, зависающих в море,

умирающим берегом в часто сменяемых цифрах загона сто раз одомашненной дичи…

 

04.08.2018

СПб

 

трапы торкают небом, но странников тянет в подкорку земли с постоянною силой -

точки аэропортов завязаны в сеть из наследства распавшейся в слухах лихой Ариадны,

мир запутавшей в стрелах и браках, и детях – не хуже того лабиринта – в могилах:

всё сростается в случаях, но превращается в глюки, ходя из яиц пересиженных планов,

и опять прибывая с заразы в заразу – в день неисчерпаемых стрессов и неочевидных -  

в глум писания очерков из перегноя и, ловкой в оттенках, податливой глины,

дольше многих хранящей нетронутым бренность из вечности странно убитых,

пребывающих после забега, заплыва, полёта в спасительном сплине…

 

05.08.2018

СПб

 

птиц из прошлого ждать завернувшимся в плед у открытых балконных дверей:

в чёрном небе как раз вышивают орнаменты люрексом молний для со и общений

невозможности быть в треугольнике грека, и вот проявляется новый раскидистый крест

за крестом в муках туч, цветомузыка крутит в пространстве пропащие тени,

в параллельных событиях танец дублируя, но там встречающих нет и в прогулочных залах,

но безбожно гремит смесь симфоний для кордебалета смешных муравейников хижин…

жжёт и тень ожидания без предварительных ласк опоздавшего в ночь дождевого скандала,

и в остатке сухом прозябает встречающий птичек в чукотской жаре, где слегка обездвижен

всей нетрезвостью собственных кубиков, спёртых из детства, дурацких затей, а затем –

треск разорванных чёток и враз прекращённый ремонт обветшалой умышленной крыши

в шоколаде от Шмидта, зовущего девочек, пчёл и, возможно, опавших детей:

можно выше всего, но судьба предлагает в начале позицию ниже…

 

06.08.2018

СПб

 

вот и прибыли прибылью, убылью вместе с солидной поклажей, а то налегке,

оглашая присутствие стансами говоров стоя все возле черты: за чертой, у черты, на черте,

утро будет туманное, тёмное из-за желания дольше поспать, не бередя болячки в рывке

в залы касс, а инерция вынесет пищу и день с атрибутами в срок не законченных дел…

узловая – любая впоследствии станция: тоже, но только звук тише и снова редеет толпа,

путешествие слишком колейное вышло - в пересчёте статичных ворон на столбах…

 

15.08.2018

СПб 

                   

прибывает отчаянье в древних дырявых бадьях в узловатых руках великана, обросшего ватой,

чуть искрящей стеклом, но похожей на сжиженный дым из волокон в обилье пылинок асбеста,

косолапо идущего тенью сквозь контуры утлых конструкций – всего, что чуть выше земли, ароматы

изощрённых тревог истекают из тары, наполненной именно там, и дорожек из капелек следа:

холод оцепенения цельного сгустка событий – генерация сдохла, и к сердцу идёт ледяная игла,

не боясь поскользнуться на плитке уютно отделанной кухни, где включат и ночь, и обрежут абзац

посторонние, пришлые призраки в облике роб бутафоров, спеша формирующих новый уклад,

но пока на шпагате в мозгу растянулась в тупом ожидание боли в фарфоре гимнастка, назад

крутит бешено плёнку проектор в ритм вальса из судорог, больно стремаясь внезапно порвать -

всё течёт где-то рядом с тобой в детском калейдоскопе - в твоём и, таком же чужом далеке,

и встречается сердце с иглой наиздохе не без радуг Люси и алмазных дождей ля-ля-фа:

просыпаясь из камня на утро и с жёваной биркой, и клочьями ваты на в хлам посиневшей ноге…

 

21.08.2018

СПб 

 

и орнамент из лота поленьев уходит в ковры,

на которых которые купят за вкус свой имеют:

по-кошачьи кончая начало приблудное змеем,

вовлекая предметы округи в полотна игры:

вообще инфернально след в след пресмыкаются дни,

закругляя мир тиканьем в ночи и свете событий:

кто там с кем – не вопрос, но ответ вычленяет одних,

и бесспорных в своём пониманье прибытия

не персон, не чинов, но вполне очинённых особ

или особей, склонных понять, но напомнить

всё от полдника в детском саду и протоптанных троп

или тропов и трупов в литых шестерёнках сего дня,

а на пляже рисунков вальяжно лежащий не знак,

а желе, пропускает прибытие поезда в круг чемоданов,

и в скупых единицах перрон оккупирует всяк

в ожидании ноты отъезда и до возвращения Дамы…

 

23.08.2018

СПб 

 

bauhaus нас встретил предметами музыки урбанистических жаб,

вжатых в клетки бетонных влагалищ, чтоб по-матерински вещать

о непрочных цементных фигурках в засохшей слюне, где душа,

не дождавшись привычного душа, и - скрылась в пластмассе плюща:

на фига удивления – ходим по фото из фото и в сессии кратно в сезон:

манекены и мнения из-за неплотно закрытых и напрочь открытых дверей

осыпаются серым песком в правосудие механизации собственных зон –

город рая отходов, нашедших пристанище, шествует лакомкой в новый окрест…

панки тоже стареют в копящемся мусоре из прилетевших под сонку оферт

о грядущем своём вознесении с площади в тундру, где стух зинзивер,

тарарахнув красиво, по-хлебному, но не оставил ни пястки муки:

вновь прибывшие любят тебя, Рифеншталь, и обломок руки…

 

11.09.2018

СПб

       

только комната – хаос рассыпанных кубиков, статуя без языка

и без глаз, гениталий и признаков облика в серой пушистой пыли,

если пыль вытирать – обнаружатся контуры не переживших пока,

заселённые травами въезды и выезды, уголь, со скарбом кули

и собака из брошенок помнит хорошее, но не подходит на шаг…

мысли льются в дуршлаг с макаронами и утекают вконец -

в слив шагреневой публики лепших полей, продолжающей ржать,

находя черепа и коней, и олегов, и дальше вещать на коне,

но прибытия поезд ушёл той проворной иглой в золотое шитьё

из рассветов, закатов, других атрибутов успешных продаж:

жить в обосранном крысами уровне, разным эрзацем закусывать йод,   

и делиться с собакой кусочками лучшего от своего живота…

 

13.09.2018

СПб

 

одинаковый поезд с трудом переносит ещё одно шибкое жаль,

и со скрипом бросает всю тяжесть в отжатие новых опадышей цикла:

в пьяной гнили плодов бриллиантовый зеленью впился бы в плесень коржа, 

в кулинарном восторге врачуя отмершую кожу, но без медицинского смысла,

и флакончик пылится на полочке, нервно вибрируя в сумрачный такт

приближения поезда, и одинаково хочется раны лечить или раной

оказаться в отсутствие поезда, лекаря, света и, брызгая гноем в бардак,

не почувствовать боли и моря начало из кем-то открытого крана…

 

19.09.2018

СПб                        

 

на фига столько флагов тантрических поз совокупности тел и предметов, а речка течёт,

а туман по утрам молоком заливается в кружки без помощи рук, из трубы подымается дым,

и мужчина и женщина топают обувью тупо вперёд, а Кармен с Квазимодо закопаны в чё –

пережёванный возраст, однако, и поздно теперь пешеходу в огне умирать молодым…

замутите коктейль для себя – и младенец, и памятник встретятся как-то без вас

в не назначенном вечере, в брошенном завтраке, в тайной вечере, где в горле комок

размягчается тапками и возвращением в сад, где такая трава,

и плевать на фрустрации по пробуждению в поезде в смоге, который не смог… 

 

24.09.2018

СПб

 

наносное: песок, экскременты, объедки, отбросы, хвоя и листва, и поломанных кукол разбор,

и фригидные волны в механике долбятся в тело – в статический и остывающий берег

по привычке, и в безысходности выбора зёрнышко выпало за тривиальный и старый забор,

и, лелея его и морщинки, и трещинки, злаку сквозь, ужас, щербины, проплешины верить?..

если моно всё зреть, то отсутствует факт оставления прежних ущербных позиций –

колосится любая реликвия в хабаре принятых сердцем и духом в клан новых земель:

суть не в тех идиотах кому путь привиделся, если другое всем вышедшим снится

на веранде июльскою ночью в объятьях вина и стелившей такую постель…

 

26.09.2018

СПб                                       

 

пораженца жизнь топает бодро твоими ботинками

в обрамлении в шутку подстреленных птах,

и охотничьим порохом старый костюмчик пропах,

затесавшись, хрустя, прежде времени, льдинками –

вышивание топчется по безысходной поверхности

в ожидание смысла комической лёжки в гробах,

намываемых волнами и навеваемых древностью,

и уколом, когда уже вены не сыщешь, куда-нибудь в пах:

по, раздробленным в крошку останкам, дорожками

по делам и без дел проходить или ездить – шагать

в отвлечённые дебри, но с привкусом прошлого,

не чиня за собой на болоте прогнившую гать…

огорошенным мятным драже, в помутнении

захватившим не раз у противника все рубежи - 

я не торкаю карточку в щель терминала прощения,

оставляя себе горсть пороков и искренней лжи…

 

07.10.2018

СПб

  

здесь железно дорога ушла, не тревожа страниц полустанка

выгрызающим лаем собак - здесь никто не живёт, а останки

потихоньку воруют мёд пчёл из куда-то текущей воды;

торопливость стихов из наклёванных наскоро диким сообществом ягод

одинаковых, вчерне описаны в письмах молчащих ворон, но не яду –

по течению пляжей бушует прохлада, маскируясь под сенью своей немоты –

очень хочется: свору предметов оставить на месте забега за поездом, в зад

не вернувшись – окончившись в круге, окопавшись в преддверие дыма гранат,

чтобы мысленно числиться в армии цифр строевой единицей,

подбирая бесхозные шпалы, с которых давненько сошёл креозот,

под блудливую песенку осени поздней и злой, и усталой в сезон,

заставляющий прятать от сглаза прохожих случайные лица…

 

11.10.2018

СПб

 

среди приезжих не было тебя,

просеивая граждан на перроне,

крупу дождя и снега, но вороны

мне подтверждали – не было тебя

 

горели фонари опять и гасли,

я в город уходил и возвращался в гнёт

вокзального табло, словно младенец в ясли,

чтоб поменять горшки наоборот

 

я помнил, но не всё: как умирал – не помнил,

а карусель была – найти бы этот парк

вращения колёс зубчатых, впасть в обойму

утраченным патроном, выйти в сад

среди приезжих…

 

на станцию, где я уже не я заметно нежив,

тебе не стоит вовсе приезжать -

я дожигаю божью благодать

в башке образовавшейся брешью…

 

17.10.2018

СПб

  

не успеть весомый скинуть довод

опозданий в грязь проходняка,

где затопчут и не только ovo –

куриц, разлетевшихся с лотка

в рано наступившие потёмки

привокзальных улиц дворов,

бег с поклажей, собранной задолго

из кроссвордов лет и докторов…

 

привнесённый, будто место свято:

сядь на холм, гляди на корабли

леса без топорной траты, 

а теперь - раскинувшийся блин

белизны на стылой сковородке,

вжавшейся в потушенный костёр…

мягко красоты завились розги

в непростой и долгий разговор…

 

хочется спешить и делать ноги,

отнятые местом и числом

в суете порядочного срока –

разно можно жить про повезло…

 

18.10.2018

СПб

 

остаёмся, но нас всё равно перевозят в кривляние стёкол разбитых бутылок,

перестройках и макулатуре страстей перекрёстной войны переписок правительств и ведомств;

сыромятный в загашнике есть ремешок, а багаж постепенно теряется с ворохом писем, посылок

в про и переходящем куда-то во что-то процессе – смысл его нам неведом;

мы остались стоять на перроне в не раз выцветавших под ливнями шубах и перьях:

голоса объявлений в бессчётный раз перевирают друг друга, и хрупкий жмёт панцирь улитки,

но уверенно переползать с этим домом до нужного дома и не очень-то погоревать о потерях

мы вполне приучились, припомнив, что оно ещё может быть жидким…

 

05.11.2018

СПб     

 

восвояси по трассе, а трассеры кадров спустила с цепи ночь по двум параллелям пути

в молоко подогретого утра, вобравшего дым разговоров в концерте печных дел и труб;

я пока добираюсь сквозь смесь из животного, хроники и электроники в стерео снов лабуды,

но вкрапления узнанных связанных, жить заставляющих и не один, как бы сгинувший, труп…

в старом шейкере с музыкой мутятся лёд и бухло, соки высохших древ из понесшей мечты: 

из тусни в тасование скорченных подвигов и тараканьих сует, рваных ниток и тёртой джинсы –

осыпается снег штукатурки времянок, терпений домов, и ты белой спиной получаешь свой втык:

покупаешь весь список, за ним составляешь другой и находишь родителей в точке пропавшей козы…

 

 

06.11.2018

СПб     

 

на заимке заминка из зарева, марева и недошедшего варева в перебирании зёрен из чёток - предмет,

затерявшийся нужный, но будто и не было – бубном в висках раздаётся: ты – бестолочь; дна

водоёма ли, ямы, оврага, колодца, пророчества не осознать в понуждение к счёту монет;

паутинки покрыли, покрасили лица и здания до катавасии - в сини снежинок блаженного сна…

в самозахваченном как-то устроенном, сгорбившись в поисках, перепуская телеги, звонки и инъекции, бдишь

у того переезда, где все в ожидании поезда в красного жутком мигание, только им ехать, а тебе дальше ждать

тучек с моря и морепродуктов: подпивший всегда проводник перманентно увозит твою благодать

в непочатую тишь…

 

11.11.2018

СПб             

 

ноль на градуснике и ноли на часах, на табло в месте температуры - нули,

но оркестр играет прибытие с радостью, будто простуда не может мешать подпевать

без отхарканных слов упрощённым мычанием в дым, продлевая для женщины флирт…

обнулённый перрон выстилается к поезду, комбинезоны уносят нули в контрафакт, 

чтобы переиграть предыдущее; перенесённый, но там недоношенный облик упал в фиолет

перемятого шёлка с сатином и фоновой музыки - в поле своих зерновых – будет хлеб,

а вино наливается в стёклышко исподволь, струйкой виляя от воздуха, от удалившихся сред,

и по пятнице катится шар из запавших резин, и моя отлетает верхом на рабочей метле…

 

21.11.2018

СПб       

 

кровожадный приходит.., конечно, в вокзал, отороченный связками шариков - выдохов в цвете

и музоне из психоделических и притороченных к планам продаж, согреваемых задницей всех

восседающих в коже любого седла, и колышется в воздухе дрожью к прибытию фетва

акробатом, опутанным лонжами, в искрах бенгальских огней - кувыркается в тюбиках смех…

посмотреть не в очко – без очков на перформанс перрона, зажавшего в памяти все поезда,

поделившись на шоу лишь парой пилюль, чтоб я смог взять приехать ещё раз и опять не туда…

 

26.11.2018

СПб       

 

 

Заваруха

 

Цикл стихотворений

 

 

ощущение танца безумного голого тела в ковре, полыхающем жёлтым и красным

посреди бесконечного парка безлистых суков и ветвей, и горящего до сих пор мяса,

словно волнами неба отчалил вулкан и мобильный его крематорий в другие широты:

масло вылито в жесть, где рядками уложены шпроты, и кормушки заполнены шротом –

безотходная осень дистанции странных и скорбных, а чаще – случайных подарков

беспричинным прохожим, оглохшим в молчании в дымчатом выдумок парке…

 

02.08.2018

СПб

 

кто куда где ты там я узнаю тебя в корчах карикатур, замечательно смазавших лица

прототипов, смешавшихся в сусле напитков, грядущих взбодрить молодую траву,

и в моём оцифрованном чувстве притворно как термин случается деревом липа,

и я лучше засну, чем убить пешехода с тем чувством, пока без лица, но уже наяву…

позовите волшебника из замусоленных книжек треклятого счастья и детства,

парфюмера, скрывавшего пот и дарившего взлёт скани в облак лазури эмалей, кота

ювелира, ювелира, ловившего мысли кота, пребывавшего в мягком животном блаженстве,

в незакрытую форточку в пластике окон и съешьте в ответ – ни черта…

 

08.08.2018

СПб

 

проникая в оставленный в собственном скорбный ущерб,

глядя в зеркало глупости переводных пере шёпот говоров,

прокрадётся недёшево купленный провод и шерп,

закольцованный зуммером в спешке в блестючую сально колоду:

на гора грунт из выданных, сделав в отвалах вчера,

громоздя из отпавших затей непонятную новую гору,

продолжает грузить: мне затёртой монеткой играть,

закругляя вокруг бесполезные споры…

 

08.08.2018

СПб

   

пилы температур колют камни и сахарной ватой колышется воздуха сладкий абсурд,

и во всенощном бдении воды реки мне теперь не видны из-за пены из пластика слов и фигур,

и нательные свастики небо не хочет вращать, и живые и мёртвые смотрят на смерть пастуха

из стекла, и шаги по стеклу улыбают на ценниках кукол, мелькавшими лицами, знать, недолга…

спят хранилища в землях, и пусть подымаются в выси бледнея любые шары и дымы:

где-то вечер, а где-то корабль, где-то пир в ожиданье катарсиса блох неуёмных чумы,

в бубны бьющих количеством культей обрубленных ранее рук или вывертов ног

в безуспешности выдать итак за итог, в бесполезности умысла перевернуть кверху дном…

но случается но и общается, порется в списках спонтанных тревог перемешанный грог

из огня и незнания сооружений, оставленных временем, и улетающих смолами в смог…  

 

09.08.2018

СПб

    

ошибаются всадник и лошадь с обозом из ношеных прежде вещей

на дороге в лесу, населённом и, в масле заката, готовым оправиться в жесть,

и лояльная осень вот-вот превратится… увы, предложения подлинных щей

ущемляют азарт в промежуточных схватках за небо над мельницей, где за пять – шесть,  

монотонность процессов на сходных местах не для прессы прессует по блистерам хайп –

так один из Китаев себя размножает, снимая избыточный стресс у работников дна;       

человеку и лошади, стоя в досужем дерьме, захотелось застыть в нотной паузе мимо стиха -  

значит стоит огнём страны потусторонние жечь, и, нехай, даст захватчику силы рожна…

 

10.08.2018

СПб

  

и пустая керамика детских сосудов монеткой на счастье звенит и звенит,

стоя вместе на полке с мамашиной урной, фигурками такс и чужими стихами,

и часы кажут разное время по дому, и ночи пройдут без особых обид,

но по-своему – то без пардон проклиная, то шибко икая и каясь…

интерьер заставляет то тыкаться носом в промежности мраморных дам,

то вселяться, но заново, в мир, превратившийся в хаос заправок и в Сети,

где один, два, три; в воздухе скромно из мух междометий родится опять маета,

накрывая карьеры и шахты мерцающим в сумраках длящемся пледом…

 

 

10.08.2018

СПб 

 

ненадолго – пока до конца не впитается первый подряд поцелуй,

потерявшийся в цифрах, накопленных рыцарем в царстве, доставшемся старцу,

и пока есть одежды и грим для игры на пристойных балах и балу

чёрных масок сирот, облегающих красные морды орды тунеядцев -

нашприцованных тушек в продажу - ощипанных в обществе птиц…

сувениры грехов перегонят в пригодное тёртые клапаны сердца,

и разложит по полочкам слабый на трэш организм, перепутав корзины яиц 

ненадолго – пока принесут и предъявят за синее тело младенца…

 

11.08.2018

СПб 

 

куцый сборник поэтов, сумевших своё докричать в суете фейерверков нечаянных свадеб,

уносимый подмышкой отсель неизвестным прохожим – размытого облика часть

уплывает ручьём без названия: только движения в сторону выхода ради

и в бесследную область, где участь рефреном из строк жжёт зависшими днями всех от часу час…

расчленяя события в кухне - в тени от бесхозных, забывших явиться на берег олив,

очень чувствуя плеск отдалённого моря из водопроводного крана,

я веду себя странно

при наличие чистых листов и возможности многих страниц или частного скорбного ли…

 

11.08.2018

СПб 

 

сперматозоиды брызгами шариков шпарили в мятое мятное небо:

праздник несчётным стал в скучном perfecto швейцарской кастрюли -

примесью к специям зрителей зала, украсивших задник нелепо-

стью,

наскоро выжавшей мякоть и сок из не вышедших тулов актёров, балуя,

или балуя сам себя отпрысков без роду в вымя и в тленное племя   

заварухи, разбавленной спиртом с сиропом на лавках дрейфующих пчёл –

я катаюсь по простыни жёсткой бессонницы вместе со всеми:

обречён, обречён, обречён, обречён, обречён…

 

25.08.2018

СПб

 

и настырной вороной снимает из леса тебя и меня Рифеншталь:

в ямах частых воронок вода превращается в нефть, загораясь за кадром

от простой зажигалки включателя осени в комнате, выбившей штат,

и по-птичьи начавшись, базар обращается в мощное квадро;

одряхлевшие мускулы деревенеют и сохнут в лесной суете,

не доверенной глазу ходившими в поисках или попутчиков, взятых на борт –

истекает прогулка по глинистой жиже тропы – значит граждане больше не те,

и на плёнке без звука не важен наложенный с умыслом, без, но пустой разговор..,

но агония длится вагонами осени по железякам остатних путей,

и вороны размножились в сучьях порожнего леса, где сам вырождается зверь,

отдавая дань дачам, заполненных запахом спрятанных в шкафчики душ и костей,

но закройся в шкатулку на ключ и на голос стучащим не верь…

 

28.08.2018

СПб

 

погорельцы огромных пространств, незатронутых новым огнём:

мы по Брейгелям мелко, но так триумфально идём

между дутых шаров тесноты и по шару на шару…

костяная мука кормит фермы и рыб заводской водоём,

и по ветру излишки летят, разнося распиаренный йод

и листовки о мерах по предотвращенью пожаров…

 

перечокавшись в узком кругу произвольных форматов жилья,

в льяльных водах любого идущего прочь корабля

растворившись, добавив эктрим к променаду

почему-то по паркам, где сломлены ветви у душ

и по набережной, что кончается стойкой в петле на мосту,

где опять летит пепел, клочки паутин с островов Вануату…

 

снова море, и можно бананами мучить тупой монитор,

притворясь попугаем щедрот моремана, подарившего в зиму ещё и пальто…

всё прострочено правильно после в тупом ожидание чувства и дам –

Сола мылит иначе: в трусах то же самое – выпавший дождь,

но прошедший конструкции, выглядит ржавым и там,

где железной дорогой в масштабе курсирует ложь…                 

 

29.08.2018

СПб

 

раньше черепа мозг второпях прозондировал путь и, пальпируя нить, вдруг позволил остаться

и дороге, отжавшей цветы у меча и, покрасившей небо в без дней в инфернальный color

муравьям здесь дозволено многое, только не в час встреч с причинно мятущимся Чацким,

появившемся с полной корзиной грибов и бухлом в обихоженный публикой двор:

здесь давно всё своё, и забытое золото след свой никак не оставит ни на чашечках левых весов…

всё, что было – с говном мясорубками смолото и достоверно отправлено гревом в шизо ,

ну а тот Александр – голограмма, парящая в спертом из времени чести и совести воздухе:

кто же к нам приходил, и чьи ночью поджарили, вместе под водочку, съели чудные грибы

с сайта с долгом по долгому, долгому, долгому, буром в мозг, хостингу…

 

31.08.2018

СПб

     

антрацит раскололся на тварей и бой от ажурных вазонов и ваз из владений мечты,

оказавшийся небом, где вглубь забурившийся ход превратился в шутиху воды и огня –

можно чаще дурить в охренительных гаджетах, но зачитать что до дыр

не получится, ибо запросы ушли огородами в облако долго не стиранных шмоток, а мой променад

по изжитым аллеям, лелеемым в тост, превращается в фарс не докинутых ранее пары гранат:

пропадает стихов событийность в другом путешествии из… и заброшенной сетке дорог

или в шуме сучков вокализов окон поездов, увозящих вализы, которые стоит ещё охранять…

твари варят в котлах и не верят, но строят по-чёрному долгий тоннель под убийственный рок…

 

02.09.2018

СПб      

 

дождь и дожди, присутствие дождя: когда в паденье капель долго длится

пришествие, сугубо, мелочей, не смогших обозначить даты, лица

в своём размытом взгляде, выпив все моря, герой уже не опасается огласки,

и строем с той линейки октябрят идёт в автомобильную запаску:

и красного в чуть тёплый вечер нет – от серого до чёрного, в ассортименте

бликует в фонарях и мониторах мир и корчится в тоске дивертисментов

всё более бездарных авантюр, и вечер возле собственной парадной,

немного после должных процедур, дымится мягким дружелюбным адом   

в паденье капель на сырой асфальт, придуманный для ног и шин движений,

но самый кайф – стоять, не окупая собственных вложений…

 

04.09.2018

СПб

 

                                                              So

 

                                                               1

 

если где-то из снов струйкой сыплется соль постоянно из ртов изваяний в изо

окошмаренных стен переулков из принятых стран – коллаборационистов, нечаянно нечто незваных

на убитый банкет, где прошёл марафон не один и в намокших трусах, и жестянках призов…

в этих сумерках гнева безлюдно - лишь пена блуждает в воде непорочной поверхности ванны:

это то ли закат, толи, греемый утром лучами тепла скопидомный, по средствам, рассвет,

обещающий путь до работ и повинностей прежнего мёртвого в славной инерции царства,

где по-прежнему пишут из звёзд бумеранги, бездарно угробив достойный клозет

непрожитыми письмами прошлых страстей, размышлений о сути любого коварства…

это утро ли ночь – одинаково жгут жалюзи за попытку узнать, превращаясь то в шоры

с подтанцовкой из сумерек, то в свист дамасской сталюги и прочих вещей, убивающих напрочь - 

благодушие танцев на улицах, брошенных солнцем на время для очень смешных разговоров,

и подвоза взрывчатки по точкам, где ужас накоплен, а код уже набран… 

 

09.09.2018

СПб

 

                                                                2

 

заваруху сварили до студня и съели на закусь, откинулись в сон:

из отбитого, вроде бы, выросла ночь, заставляя всегда возвращаться сквозь боль

в тьму затерянных в файлов, бульдозером скрёбаных, в новый вид на полигон,

где опять повторяются шествия с парусом, дурит болот гоноболь

под вуалью бесчисленных дам, разбежавшихся с солью просыпанной прочь,

но вино александрит и в александрит обращается память замятых страниц,

где в гнилых ананасах Пьеро и другие поспешно посеяли с гуся перо

и ушли в минеральную вату подушек ночных отражений возни…

 

15.09.2018

СПб      

 

взвесь

возмутилась в немой цветомузыке, но цианиды в любом из животных ключе

о

сень доводят до дурочки и аффиляции с молодцами в три сложения в старом ларце,

в куцых кустиках спрятанном от хрусталя и наследной цепочки слонов, и качель

прикипела внутри одиночества, в вечной икоте зашедшемся и закруглившемся в цель…

с прогой гуммиарабик пытается часть сохранить, снова спрятать в метель:

возвращенцев не жалуют в вымерших областях, где в озвучание жжёт заводной новояз  

энергетиков офисов, клубных посланиях и жестяных барабанов, обёрнутых войлоком из

настоящего брака; все церкви минуя, и делая тихие праздники, сами себе поклонясь

в неразбитые зеркальца девочек, вскоре исчезнувших в картах для пыльных путей в парадиз…

из розетки для радио треснувшим голосом в музыке сыплются листья с прогнозами дней,

пережёванных импортным мощным бульдозером, в святцах уже на луне…

 

04.10.2018

СПб

 

ночь – мерцание многих империй

в порционном своём захолустье,

источающем дух пота прерий,

анархической девки безумства

в схватках конниц, Апреля,

огрубевшего к лету в терроре

и ушедшего в Ад из скоплений

маток самоубийц из свинцового моря

 

под жирующим небом,

патрулируя выхлопом водки окрест,

проверяя пространство и скрепы,

изначально, предвидя кто тебя съест,

 

я случайно меняю планету,

на потёртую в темах монету…

 

и империя строится мимо всех строек,

поспешая назад переменчивым шагом

иноходца, которого трое

в мармеладе, просроченном всяко,

и вскипают бугры переваренным кофе

истекая обратно коричневой жижей

в овердрафт изголовья,

но главное – я тебя вижу…

 

06.10.2018

СПб

 

подними напоследок оружие, встрянь в непонятки за дверью, шагнув с островного утёса,

завязав с партизанщиной, и получая по полной в глаза слепоту от оскала застывшего солнца:

не жалея патронов и пленных, в нужде до конца не состарившись в чёрном тряпье кровососа

посреди исполинов, покрывшихся плесенью, патиной, птичьим дерьмом, но уродцем,

бубенцами гремя, собирая в буфете, чтоб пал сотворить, все фантомные милые лица,

и творить беспредел до пустой остановки, куда и автобус под номером несуществующий нуль,   

добирается странным путём в недомолвках без связи в потёмках, придуманных спицей

из вязания тёплых носков для возврата в уют - на кусочек разбитого зеркальца я попытаюсь дыхнуть…

 

13.10.2018

СПб

    

неуклюже со скрежетом, но расширяю пролив между острова точкой с рисованной карты с коленки

и массивами материка, здесь представленного нервной береговой полосой, непрерывно снимающей пенки

с затонувших почти без следа в устремлениях частых пашину из суши связать нитью рейсов,

до готовности печь – только разница в теле рецепта во времени, специях и содержании кейсов…

и росиною мака доволен беспечный прохожий в перламутре шумов своей ракушки, брошенной острова точкой в причинное море:

ночь слегка кровоточит от собранных днём счастья, кайфа, покоя и горя под сурдинку волшбы ночника в заговорах…

в микстах маяться морде лица дней мимических тем для морщин,

пропадающих заподлицо в лёд синтетики, но без машин…

 

22.10.2018

СПб 

 

разрушаясь, пирамида похоронит новоселья, словно дважды два четыре в бронзовевшей шкуре года

из порвавшихся вмиг чёток, чем прервав и очерёдность, и течение всех рек

в пустоту, где скал опилки и опивки от зелёных в безнадёжности растений, и оскомина с икотой,

неспроста оговорившись стёртым кремнем зажигалки не однажды, дым прорех

зипуна земли чужого, но пришедшегося… падаль оловянных облаков

в переплавку; полотенца, кремы, плавки даже дачников, чихавших на оставленный рояль,

но другие были роли, но продюсеры фривольно наплодили дураков,

и в приготовленье к бегству бессловесные младенцы до конца блюдут мораль,

отплывая в пастораль, где они, скорбя , играли на бэушных инструментах…

 

25.10.2018

СПб

 

Вы потом прочитаете кучу и предостерегающих надписей на скользких стенках тоннеля:

хлам кишащих бактерий с обломками вымыслов тут собирается в рой и даёт темноте,

для лекарства, стать сахаром; я не знаю зачем надо Вам, проживающим из андрогинна неделек

нос совать в беспонтовые эти дела в непонятном, мерцающем возле нигде…

Вас поселят и сможете Вы заплатить…

 

28.10.2018

СПб

 

если померли во мгле мореплаватели сдельно,

то, возможно, край земли обрывается за дверью,

и паденье в листопад,

в грязь и слякоть липких улиц,

намекнёт что вы уснули,

не вменяясь в невпопад

перемен и переправ,

чем на стол плюётся кубик

кожаным тату из рубрик

и обрюзгших амальгам –

сам решишь, когда пора

вешать тулова и вещи,

а ещё – тебе кузнечик,

чтобы слушал до утра

после совершённых дел,

отдыхая от свершений

как вполне приличный гений

бронзовея в череде…

кто сведёт теперь баланс

косяков остатней двери

в доме выдоха феерий,

погружённых в декаданс…

 

05.11.2018

СПб     

 

нашим детям и внукам построили бункеры в близости пересечений дорог,

виадуков, развязок и прочих узлов напряжённого трафика, но

электричество ставит плечо измочаленной музыке, и выпекается новый пирог

по рецептам из множества – с бора поборы: сосна утекает бревно за бревном –

изменяются виды, и стоит завидовать въехавшим в виды уехавшим за,

где уже и не видится брода, нет мыслей на подвиг включающих речь,

только злобные осы за позы от озы намерены жалить, но это роса,

и по мокрой бумаге записывать следом и искоса глядя на крест

в ночь подброшенный в травы оравой из доброжелателей: главное – встать

и продолжить свои заблуждения даже в прострации, позже - на том берегу

в бочке спорных субстанций, вменяя рецепторам катарсис и благодать

переменно, с собою отчаянно споря про то, что ещё берегу из прощального ку…

 

07.11.2018

СПб        

 

куролесила мысль, закадычная мразь, между мною и мной – обернуться, вернуться, исполнить

уходящую тему, упёршись в расхристанный звон, распугавший ворон в незадаче где мы оба двое

посреди деревеньки, зимы и чего-то ещё, возле кладбища третьего ждём, промышлявшего сходно,

позапамятав имя его; запевают под ветер дома деревянно дырищами окон с душой, но в запое –

стемнеет и мы непременно подвоем, а покойник покоен и переиграл завещания запись, и слился

в подорожники лета без дат и архивные снимки; как то рассосались события, язвы, свинцовые бляхи,

эпохально в земле крошат нити корней в не бинарно запутанных запахах подлых парфюмов, а спица

отвязалась…

 

10.11.2018

СПб     

 

ну пусть будут киты и сакральные птицы, и внезапные звери убойного квеста,

если не интересно повторяя ходы в скучных партиях старших всегда приводящих к тебе –

в точке выхода, глянув, уже захотелось остаться, но поезд, согласно билету, довозит до места,

до которого куплен билет – можно жить или топать направо налево и втрескаться в бред

век лежащего в сумерках воина, девочки пастыря или калеки – коллеги, и прикинуться феей

в неустроенный мир подающей потерянный свет и лететь, и лететь, но намного быстрее,

чем спешащие как-нибудь влипнуть свой видимый след… 

 

11.11.2018

СПб     

 

не-

обязательно сглазили клоуна к праздникам – вот и виновники вместе с виновными смогут

на

фотографиях перемолчать, но вот россыпи вырытых гильз с лёгким запахом пороха прям из земли,

пропитавшейся ржавчиной, пахнущей больно похоже на кровь из ручья, протекающего прямо к Богу,

а на дне из аквариума из подсоленной массы воды моряки и туда же с судов, перетопленных; пли 

по бильярду, где внуки и правнуки, пра раскатили шары, но играть эту партию внукам не очень:

забываются всяко детали чужой предыдущей игры, где гуртом ополчались за что-то своё, чтобы были

раскатившись сукном в безымянных шарах и на шару потрогать потомков зачитанных отчеств…

 

16.11.2018

СПб         

        

мародёр в закромах не случившейся вяло текущей войны совокупности тихих конфликтов

ощущает себя заблудившимся в браге и бродит пешком, занимая одни безделушки у тел,

распластавшихся в мелких окопах, контуженных, просто живых, потребляющих молча тушёнку и в масле ставриду:

менструации поздней Полины со вкусом туманов Литвы в говорении берега станций Венцловы и тлен

санитара Георга из оргий, икнувшихся в горечи ноток абсента французским бульварам – на то и поход

по местам пыльных библиотек, позволяющих том наугад хамски выдернуть, поиска в хламе

выпадающих сайтов, позволяющий вяло грести, где попало построить по ветру приход,

и отчалить, оставив крылатый табун подурневшей ни разу не тронутой даме…

 

19.11.2018

СПб       

 

прогорает костёр, головешки из бывших горячих голов примирительно спят:

шашлыки были резко доедены под флагом ночи и ночью потерянным кучкой

неизвестных ничтожеств в ничтожном количестве на дальних подступах к спа –

одиноко пришедший я снова стою одиноко, но за меня зверь, что надсадно мяучит,

на тарелке мешая кровь, кетчуп и жир, но он сам цвета флага, везунчик…

в голове - обнажённая готика камня соборов, занавешенных выцветшим ситцем

вдрызг заношенной всё повидавшей ночнушки; акварельные краски засохли и дар

воплотили другие – я в их геометрию пялюсь, хватая то арфу, то флейту, убийцей,

обыскавшим тела, воспарившие с панночкой с флагом на фоне – ни туда ни сюда:

безделушки достались, но главное, что не догонят собаки и люди, а ты наливай

за глинтвейном глинтвейн под потушенной ёлкой, усевшись верхом на коробки подарков,

с новым годом тебя каждый день, и да сгинет засветка ксеноновых фар –

табуретка без конца преподносит события пачке, зависшей в предложенных буднях, бумаги…

 

27.11.2018

СПб       

 

аэробика полутонов для лежащего в комнате, шторы задёрнуты, все где-то спят - 

под прикрытыми веками перебираю вдруг из чёрно-белого снимки закапанных глазок: 

худо-бедно художник, возящий по доскам циничные краски, бодяжит до пят

появления цельных персон по порядку в пейзажах и интерьерах, и вмазав за каждый мазок,

продолжает творить, перепутав круг лиц и ворота и тут, a priori, намеренно, но перемену кино       

предстоит просмотреть, не взирая с холма, завершая прибытие в полутонах - 

разговоры внезапно впредь заглушены: тот придушен был, в опере сломан монокль,

но прикольные призраки сляпают бабу из глины и голема с детской свистулькой в штанах…

для чего отменяется или меняется жизни повестка – заполненный тусой перрон

из влагалищ вещающих и обещающих шаг или путь отвлечённым стволам:

всем когда-нибудь ехать.., а мероприятием – так окажется – влёт сможет всякий урод

порулить, притворившись подручным любого из стенок угла…

 

03.12.2018

СПб

 

 

Присутствие

 

Цикл стихотворений

 

бутилирован в пластик недлинной запиской, начирканной наскоро, брошен в солёную массу воды –

предложения для продолжения можно отправить на взломанный ящик, где вскоре повесилась мышь,

штукатурку съев с голоду в днях одиночества - в спаме, зачитанном до впечатляющих дыр

чисто автоматически частность исходит из общества вечной, но в цифре, сумы и, до кучи, тюрьмы:

шарик сдуется – дворники вычистят дворики, стёкла машин от дождя для успешной езды,

и буфетные слоники двинутся следом в напрасные поиски стаи хозяина, если собаки мертвы,

если в море, плюющем солёной водой, не видать прописных островов и любых кораблей, если ты

обживаешься в пластике ёмкости скомканной частью письма, в коем вместе с чернилами вяли цветы;

как давно кости павших мешаются с грунтом под взорами сора, творящего туч облака

с непременным падением отсвета золота ассортиментом то жгущих, то ласковых псевдо лучей:

зарастает развилка – здесь больше не ходят – на холмик могильный вползающий гад,

ощущает волнение вод, где в раскладе чужом остаётся недолго собой, но скоро поймёт, что ничей…

 

12.08.2018

СПб 

            

из просыпанных бусин в газоны и пашни, развалины сквотов, дороги, ушедшими хиппи,  

из консервы просыпанный на пол зелёный горошек, для птиц – золотое пшено:

мы одни, потому что другие и нам остальные - другие, или вместе другие с другими равно,

или чтобы попробовать новую в скрипах и запахе кожу, и переболеть неопознанным гриппом,

или переливая стакан из пустого в порожний - то щедро делясь с alter ego застольем,

и в пространстве, которое скрыто от глаза и сглаза, перелистывать белые дни и смотреть на других,

чьи шаги без людей, но сюжеты из сказок, и церкви блуждают, пока не придумав молитв,

если мрамор украл вкус и запах застывших вагин, то, глаза завязав, расслабляться и в боли,

и в ходьбе по следам целины - по снегам и морозам, укутанным в греющий инфинитив

одиночества…

 

13.08.2018

СПб 

    

трепыхаясь за так в чешуе опрометчиво пойманной рыбы,

рвать со стенки винтарь и скакать к нарисованной в сумме реке

в руслах прерванных актов, пока возвращаясь в спасибо,

подцепив по дороге прилипчивый бэйдж на ноге…

заюлит магистраль, подогнав безнадёгу фальстарта,

в темноту пустырей, где собак стало некому гнать:

вечным учеником, прикупившим неснятые пошлые кадры   

для мелодии пришлой, но жаждущей их много раз проиграть…

перламутр унитазов из эры заштатной возни отражений -

если очень на чёрном, то звёздами смогут зачем-то сиять:

перехватит и дух, и канатики у прирождённой мишени –

униформы от предков, а повод в маркетинге стоит занять…

страшно жирное в крапе инвазий безумие тягостно льётся

на поля игроков заторможенных шахмат на лавках бульваров

подытоженных, заставляя быть бывшими клан иноходцев,

уходящий в леса от бессмысленной комплексной свары…  

 

14.08.2018

СПб 

 

скука в бытность дождей

обусловлена чёртом,

отыскавшим лазейку

в область ссохшихся дел,

и пошло, и поехало:

ожидание пышного торта

в расхождение множества

пухлых кругов по воде –

в ожиданиях чалиться

в утлом пруду из запруды,

ста серебряных виселиц

в свете свечей со стола:

мнительность или

такая действительность

превратилась в подобие

пятого в хате угла…

 

14.08.2018

СПб 

  

впереди - не истопленный сад, где повисли плоды, оперённые люди в освоенных гнёздах

угнетают стволы антикварных посадок - опадыши слаще, чем весь монастырь,

а имперским начальникам вычурно хочется яду, а яд волчьих ягод, по мне, это постно…

мне придётся ходить под нависшими кронами, схронами, кровом цены лоукоста

без надежды на вылет, тем более взлёт, мокнуть в старых дождях по течению суток,

наклевав из навоза количество зёрен, чтоб снова связаться с тщедушной мукой

в подгоревшем своём неумении, но выпекать, обезумевших в пыле охоты стай уток,

в каждодневной текучке прогулок по саду, где плавится от зажигалки покой…

 

15.08.2018

СПб 

 

 

пятна трупов не там, где творит патологию zoom монотонно анатом, сожравший дефис:

пат соринок по ветру в квадрат какофонии сдавшихся в плен недоналитых чувств,

а дефис - так хотелось внедриться в качели по-шведски ходов уз последствий, замкнуть vis-à-vis –

в умолчание бабочкой будет летать мимо лета и лет обмороженным в вечный конфуз

и не делится дело для падали в графики или деления, и, растворившись округи внутри,

притворяется городом, голубем в городе, лужей для голубя, в дождь напустив пузыри…

 

17.08.2018

СПб 

 

отдышаться от ласковых рук обязательств и перлов перин из постелей,  

жопы праздника с полной посадкой зачёркнутых в списке гостей,

уточнений локаций себя… закрутиться в спирали своих канителей

в мутно-серых желаниях сложенных в высохший за исполнением дел

необъятный букет разномастных цветов, изобилия злаков,

заставляющих мыслить о тучных снопах на заброшенных в зиму полях,

и парить, говоря с беспричинной вороной, посаженной на кол

одиночества замыслом чествовать и дурака, и другого царя…

распластавшись в комфорте без форточек в тусклой не явности форте,

в бесконечных повторах разбросанных кадров не фильмов, а драм:

после загнутых пальцев, считая и дальше что я по пути перепортил,

перейти на забытые спички, а из них получался забавный узор иногда…

 

20.08.2018

СПб 

      

ты наивно пытаешься нарисовать список спорных суждений, но на том обрывке обычной бумаги,

и твои излияния приняли форму ручья в неотправленных письмах в икре нерестящихся рыб;

не рождавшейся женщине ты посвящаешь служение и виртуальную кровь и отвагу

в покорении замков, которых забыли сложить из-за жёсткой жары…

 

21.08.2018

СПб 

 

спит словарный запас заводных         в заводи всех потраченных молью костюмов сидельцев затона

в шедевральных заплатках зачёркнутых слов с их бокалами, рюмками и стаканами резона:

всем им в ёмкости лить забродившую речь тунеядца другим тунеядцам, которых мир слышал,

пережив и черешни дуэлей, и хмарь Петрограда, опавшего в листья, и ушедшего в ниши…

лопнул глобус, упав из распахнутых рук для объятий толпы вазелиновых личностей нового склада,

но и склада хранения хлама вторичных ресурсов, утекающих в воды Невы по наядам –

почему мне так хочется пить что накапает дождь, шедший ночь, прихвативший и утро

штрихования грифелем белой бумаги, случайно пригодной для встреч с сохранившими чудо…

 

24.08.2018

СПб

 

перечитывать Фёдора возле камина с собакой и в кухне домысливать, усугубляя салаты:

в этой шняге лишь я и придумавший роль, и её получивший случайный артист,

перманентно катающий William’а Wallace’авялые яйца в фарфоре тарелки под флагом,

ветром ночью навеянном, но приготовят – и он в сутане записной из рядов экзорцист

с алюминиевым ножом-вилкой, откопанной в глине под Волховом, но он по-прежнему лох -

это морфий Морфея, и жизнь продолжается в листьях путёвок пути на забытый кордон,

где коробки нечитанных книг под охраной из гипса похожих и каждой с веслом,

но хвост вертит собаком – лишь спать, не чудить, но с фиалкой вломился Джон Донн

из смолистой весны – как прилипчивы образы, если поджаривать мясо и тут же нарезать салат,

опрокинуть: в гляделки играть со шкворчащей яичницей, жать из камней и дерев корабли

и менять очертания микрорайона и мебели, спящей без чувств, без надежд от угла до угла

в одиночестве и ожидании где-то застрявшего – пли…

 

27.08.2018

СПб

 

шкурка мёртвого кота в столкновении лучей в свете виселиц луны показалась или нет:

плёнки не было и нет – можно память отмотать, но она отключена у неё другой кошмар;

страхи – это корабли, трахи – вопли в небеса, что ты хочешь от земли, в темень ввинчиваясь недр…

котик всплыл под небеса, как воздушный поцелуй, как мой стыд и моя грусть в красноте не от ума…

Вам не выключали свет? не пускали разный газ? не искали Вас в листве дети, взрослые и зверь?

заполняя кухней дым, именами свой сортир, новым подавившись днём - ночи ждать в плену изжог:

тихо в лайбе все плывём, как тогда – позавчера: кот ушедший – это код, а к нему в кладовке дверь,

нарисована углём Модильяни на манер – отыгравший ся plaisir в не случившемся шато…

в небе котики летят, получив посылку шкур нумерованных отряд, в полночь Вам летит bonjour:

неуверенная зыбь по морщинам на лице – вышел с гавани корабль и исчез назло врагам:

списка пассажиров нет – накладная на гробы, список смазанных имён, не причастных к кутежам

по прошествии всех дней и закрытию дверей продающихся квартир в городе на дурака –

неба склон призывно чист…

 

30.08.2018

СПб

 

вечер домн и бомжей под сиянием звёзд заставляет стеклянные бусины споро сажать

в не отрытые ямки под гул славословий гурьбы возрастных психопатов

в частных судорогах перманента толпы из детей и цветов, получившей свой шах

в долгой партии грёз и помойных бачков, отдающих сочувствием спирта и других препаратов

хорошо ничего не кончается в смеси резин – торможения, скорости, нового в блин торможения,

и откуда-то сверху размеренно сыплется дуст космонавтами в виде скафандров и для продолжения

ката комьев с горы, где другим и другой слайды сладкий покажут по капельке мир,

где они тупо сдохнут засахарясь старым вареньем в винтажной ленивой тени…

 

09.09.2018

СПб

 

а свобода теперь поселилась и в вышедших на жёсткий воздух в мороз –

седовласых, подчас, бородатых, обсыпанных искрами блох, испускающих пар

в темень сумерек утра, доставшегося скорбной пайкой, которою новый христос

обделил без второй в алфавите – работайте – в комплексе функционирует бар…

наше мясо – в бифштексах без крови и кровью слегка жестковато на вкус,

но сожрут испечённые в той же печи колобки приставными зубами свой блюд,

но слова и дела в переводе на запахи выдадут, что в толпе затесавшийся скунс, 

прикрываясь портретом ушедшего движется в космос, но прячется в люд…

 

13.09.2018

СПб         

 

наполнение времени: фокусы, ракурсы, пандусы, лестница, дом инвалидов непризнанных войн – твердь контрфорсов по флангам – наивных стремлений охвата озоновых масс:

отдышаться и сбить табуретку из собственных средств, и задёрнуть портьеры, и выбора, фон - 

приглушённый: в потушенном свете, пока не привыкнут глаза, незапиканый мат,

но комфорт старых ведьм в луноликой компании осени пьётся с того же срамного ручья –

не аспектом единым: в полунощном сборище плавать в цвет лампочек, греющих воск

рок’энд’ролла и запахов шёпотом, собранных в крепости тайны – в, без плюшек, чаях –

кофеин барражирует над тёмной папертью пуком загинувших роз или розг…

на стоянке спит воз, наподобие трейлера, возле любого ТЦ - 

позабывшийся ящик, шкатулка, теперь – бижутерии с хрупким гербарием чувств 

из погибшей империи в вечности путаниц для возрождения цен:

… я возвращать ничего не хочу, не хочу, не хочу…

 

17.09.2018

СПб           

 

если вдруг включат свет твоя лодка под ветром толкается в кранцы из ваты и вороха хлама:

в продолжение драмы – всё море ушло, оставляя тебя и плавсредство совсем без воды,

и песков ручейки предлагают иллюзии реинкарнации в интерпретациях часто рисуемой дамы -

вечно вмазанной самостоятельно лыком по строчкам в суть нынешней немоготы…

темнота, молодёжь, но пора салом смазывать старые быстрые лёгкие ладные сани

посреди зачарованных солнцем смешливых пустынь, и сюда придёт снег

обязательно троллить вжившихся блох, что-то делать с причёсками и, вообще, с волосами, с усами, 

слишком карикатурно в сплошной и безудержной спешке на раз намалёванных тенью для век…

 

19.09.2018

СПб                          

 

островок из опасностей приостановок в пути:

Айболит с чемоданчиком для ампутации членов двусмысленно ждёт

продолженья сеанса в пустом помещение хлева и вместо на месте кадила кадит,

а цепочки металла опять убегают прочь в сомкнутый озером лёд,

консистенция жизни мутна из-за качества зебр,

привнесённых в асфальт приземлённых насильно дорог:

поплевавший на курицу, прежде чем съесть её, негр,

избавляет от стрелок часы, рок теряет свой рог,

и во снах сплошь в коротком и чёрном она через тысячу нет –

попытаться стоять на клочке от Дюймовочки в рост:

в средоточие скверн золотых куполов из несчастий и зла,

я стою в душном облаке серы тупым ароматом козла

в ожидание слёз светофора, подсушенных ветром – ещё один гость…

 

23.09.2018

СПб

 

рулит видимость сложенных брёвен, прогнивших до корки, в отсутствии суслика –

аккурат пирамид по долинам и взгорьям, весьма засорённых лесами и живностью  

с отвлечёнными взглядами на забродившую будущность - не театральная публика;

потерявшие сольдо нормально стыкуются в космосе с вычурной вшивостью…

фиолетово – кто-то весь крем обязательно слижет и иже с ним ворох подснежников

на проталинах года грядущего вжат в опционы теперь ждущих данного скорого,

а на заднем дворе прозябает металл в ожидании скрюченных в помыслах смежников,

что стоят, пялясь в стекла витрин, где предметы и космос задорого…

 

   

27.09.2018

СПб                               

         

вздох расстроенного пианино на льдине, покоцаной прочими льдинами и уплетающей всуе кошмар,

разверзающий пасти и устье смешной разливающей дальше, испорченной гримом, но шарж

сохранил узнавания чёрточки, трещинки, пляски повешенных, зырк обесточенных фар –

вся природа беснуется: ведьмина лестница, чёртова улица - без заселения сразу в умат…

трактора вскоре двинутся вздохами перепахать те же площади в ровную рыхлую чернь,

престарелым от рек – козырные подгузники, узникам – море селёдки, и хуй с ними, лёт

квадрокоптера в перьях орла продолжается; плоть пианистов послушно бредёт в диспансер - 

ледохода вертеп ожидания сказок, утёкших из льда для скольжения в завтрашний лёд…

 

29.09.2018

СПб                                

 

ах, мат, о - Вам, и закончились шахматы тёмных аллей и скамеек, нагревшихся попами –

все проиграли, по норам утопали в сумерки шумных походов, где, походя, вдруг выбирают цветы

из распахнутых урн – все те вялые, спящие, мёртвые, но, в плюс, зато настоящие – сказочно лопают,

и на могилу Мак Дака в мешочках для трупов относят скопившийся в лёгких свой стыд…

год годи лестницу: лампу ввернуть или просто повеситься под потолком с подрисовкой из звёзд,

всё под ремонт, но с обоями старыми славно уснуть, пропотеть санитарами, тут и проснуться совсем,

и перебрать рыбинспектора с егерем, всё пережить прислонившимся к дереву, в новый форпост

тихо вернуться, прикинувшись веником, маленьким мальчиком без обновления – дзэн…

 

01.10.2018

СПб

 

переваривать дней содержание в ржании, лае и вое в картонку луны

до изжоги, ошпаренным шпагоглотательной усмертью из заходившей войны,

и матрёшками скачут желания то ли мои, то ли меньших матрёшек с дознания в сон

оправдания движителя тишины, упадающей с обухом в крайний спектакля прогон…

унавожено – выдохлось дерево вбрасывать мячики игр, рыбы сдохли с икрой,

и восток азиатски обрезал себе свой язык, и неявный карман согревает заточку – старо

восприятие завтрака снова последнего перед обрывом и рвом, и мигающим жёлтым огнём

светофора из ночи, из сна и видений, в которые, пятясь, опять убегая - мы скопом придём…

умирающей лампочки бесит мигание всех, кому надобен свет,

а она продолжает читать очертания, чтобы запомнить в обед…

 

02.10.2018

СПб

 

не прощаема схожесть дневных привидений с деталями сборки моделей в ночи:

равновесие – чуждое чувство вчерашней разборке, и утренний кофе горчит,

и взрывается гноем и будничный полдень чумой запасной, для посадки мечты, полосы,

самолёты горят, и ментоловый холод запоздалой инъекцией только попутал часы…

сколько ж можно с отжатыми гирьками бегать, за пазухой шумно бренча,

и чудить ежедневно на всякие праздники, чтобы ничейным во льду дожидаться грача…

 

05.10.2018

СПб

   

шелестит мимо осень гирляндами мокрого мусора, линии троп

изгибаются речитативами лент из лощёной бумаги и тканей,

пропитавшихся выдохом пахнущих разно событий до спуска в метро -

абонент не доступен, но можно затейливо выбрать из россыпей камень…

откровенно мутит: расплывается взгляд сквозь нарывы окон,

и бутон головы распускается лилией из опоздавших невест

в перламутре, соскобленном с раковин моря, ушедшего и глубоко

в недодуманный зыбкий песок хаотично гуляющих сфер…

столб приблудной апатии встал из мгновения и превратился в шатёр,

сшитый из грубых кож относительной давности и перекрыл кругозор:

в рефлекторных движениях в сумраке что-то да есть от лото,

ошарашившим призом не покупавшего странных билетов в Озёрск,

где убыточно и проживание, и в месте города не было, нет

разбивается в сотни осколков фарфоровых чайников или лампад…

шелестит мимо осень, а ты в павших листьях рассеянно ищешь предмет,

и, опять не найдя, принимаешь во внутрь свой загадочный БАД…

 

08.10.2018

СПб

 

в гриле перегорело:

кусочки чьего-нибудь тела,

изоляция выдохшихся проводов,

гарь полян, треск расколотых плиток

под, из музыки, плейер улитки,

пробегающей между костюмов в пальто;

но пикник изменил иероглиф:

наши роли прочёл беглый кролик

и ушёл рыбкой за недостроенный борт –

фильм неснятых девиц и попутчиц

и в отсутствии камер стал лучшим

из-за воздуха псевдо открывшихся пор

после бани, под газ перечитанной вслух,

но шары улетают, надутые искрами прух,

и стекается шёпот к ногам из пальто

новой женщины, и ударяет в мозг ток

из оборванных, в резкий озноб, проводов

в миг, когда к исцелению ты не готов,

а лохнесское вовсе на чудо забило:

гарь развеялась стрелками, но то пальто

унесло с собой это и то, и ни это, ни то,

и забылось…

 

09.10.2018

СПб

 

и пропущено важное между словами -

губы больше не ищут в ночи аномалий,

тройки скачут пустыми по белой пустыне,

и не остро на острове, вспомнить не стыдно

home video шероховатость под ужас подтекста –

Кёльн и водка смешались в объятьях инцеста

в мыслях утром по-разному встретить зарю

предпоследнего дня: лучше с дамою и Деларю…

 

червоточины лечатся сбором растений

в снах, наполненных всякою хренью,

в череде огородов – насыпь себе Альпы

или сшей себе споро Ждуна или Альфа;

что-то важное вечно танцуют от печки,

говоря неразборчиво в выдохах свечки

когда молятся истово или обычно, но кому,

отдалённому в столь непроглядную муть…

 

10.10.2018

СПб

 

алгоритм наплодил ворох схем в мельтешении скопища шрифта

дауншифтеру в прок, шаг к порогу завал превращает в пролог

заточения вольного в блог или кров пессимиста без дрифта

по придуманным лентам лоснящихся платных коротких дорог,

и горящие белые домики, вспышки стволов у игрушечных танков,

бег пластмассовых экзоскелетиков в гущу супов из-за парт:

анальгетики глушат сирены и выстрелы в черепе для несознанки,

алкоголи голимо ведут в ёмкость бара, чтоб выпустить пар;

в абсолюте антоновки не получается намертво выжить в загоне

фанфароном в фонтанах в отчаянно жёлтой блестящей листве,

но то - лошадь как лошадь вполне помещается в бодрого пони,

семенящего в месиве вящим в распутице, в скользкой строфе…

 

12.10.2018

СПб

 

инкрустация, имплантация хруста суставов в движении в дно музыкальной шкатулки с заводом

на другом берегу с очистными и водоотводом, с дымами морозного фото на постерах от не могу,

путь на трубы по льду, что под снегом, в ажуре браслетов из кружева пыли позёмкой по ходу;

скат панели орнаментов против подъёма сугробами вверх под штрихами метели, где гул…  

 

17.10.2018

СПб

 

на плантации брошенных скирд и зажавших в кулак пепел осени в плачущем доме

обвинений про для никого, разве, всем пролетающим и улетающим птицам,

угнездиться: одежду носить без надежды и в яблоках жить без аскомин  

ы, конечно, поймать из мерцания нить в столь убийственно ловкие скользкие спицы…

кости варит кастрюля на ветках округи и после зазорных заплаток и штопок,

квартиранты довольны доставшимся небом скудных лампочек, втоптанных в грядки, эпохи,

и свечение – чудится: пляшут наброски, заделы, задумки и зауми в дымке хворобы,

расплетающей гриву волос по назначенным чащам и пущам неплохо…

 

18.10.2018

СПб

 

доппельгенгер, циничный мечтатель, как ты, одного из цикличных посевов молочных зубов,

поседевший финист пашет небо и после улёта и всех механических птиц,

и пролил кто чернила под вечер уже не сыскать в сныти сотен соратников каменных лбов,

татуированных молью, выцветшей в пале стоянки похода давно впереди…

в загородках животных для всех полагается рвотное ассимиляции в атомизации тортов сортов,

и в разбрызганных, возле разбросанных и распылённых в прах фракциях бродит бухло,

и резиновой лапой с окошечка рядышком с пыльной геранью и кошечкой некто в ночь точит остов,

и мужик в чёрных джинсах и кожаной куртке советует прятаться, чтобы тебе, не дай Бог, повезло…

и в заснеженной Африке, в потных степях неприличного моря всегда раньше был,

чем ты скопишь и купишь билет, чтобы сдать, попытавшись вернуть требуху прошлых лет,

и ещё раз сварить, извратив мысли в специях, просто добавив  проточной воды,

и без третьего встретиться или вторым отлететь, как давно нетопырь

в сне попыток и с тюбиком клея, чтоб объявления…

 

19.10.2018

СПб

 

скучные кучные клеточки,

где расставлены ровные ящички,

персонал из пластмассовых девочек,

не умеющих по настоящему

уносить из больных отошедшее

по отсутствию новых контейнеров,

и какая-то, выпивши, женщина

заменяет вагоны ретейлеров:

забавляет вокруг несуразица,

заставляя строчить календарное,

чтобы дни убивать, чтобы справиться,

уходя между грядок оврагами…

 

19.10.2018

СПб

 

и рассыпанный в детстве горох вдруг находится в платьях тех ног,

позволяющих прочим мельком восхищаться и прятать в коллекцию запах

обоюдно, в собачьем пути что-то стоит хранить и нести, не взирая на срок,

в непрерывной прогулке являясь в итоге столь важным невидимым хабом

колесницы, не знавшей свинцовые шарики бед, чесноком провонявшие стол и обет,

легкомысленно данный какому-то зеркалу, в прочем начинать не для улицы дом,

и ютиться в нашедшейся не потерявшей цвет тайне, неявной тропе,

по которой нет смысла идти, ощущая за новым изломом излом,

но стремительно двигаться…

 

20.10.2018

СПб

  

почитаю, ещё почитаю –

жизнь короткая стала такая:

перелистывая через паузу все цистерны, склады и отметины в дёрне домашнем и игл, и травы,

зачитавшийся собственным в не выходившем в печать с номерами, как водится,

у полян близ когда куда спящих дорог, как придётся, пока не придумали фильтр

и венок для до срока закопанных рядышком в жизнь, но грунтовые воды уже озаботились…

как тождественен каждый безлюдный привал, и притянутый за уши к уху надуманный лес –

круг очерчен чертёнком чумазого циркуля для отставного козы барабанщика, имхо, чертёжника,

рисовавшего больше словами по собственной и инвентарной, но всё ж неприступной метле:

накопившийся сор на столах и разбросанный

собирается в тучи и падает осенью

на художества – скоро судья подышать на балкон и прискачет в сюжет некто Харриган…

 

21.10.2018

СПб

 

помрачение после среды разработки: булыжников лежбище, рыщут поморники в пасмурных днях,

плавно перемежая с добычей гешефт; камню здесь очень мало даётся быть кинутым в воздух

и шикует крик волн за него вечно по умолчанию в складе разбитой посуды, войны в вековых сухарях

плесневелых нелепой и лепшей, нагугленной зеленью, ты вместе с ветром для виду лишь дуешь на воду;

безобразие образов не лепрозориев, а зачастившей настырной бессонницы мяса с душком глухарей

беспредельной охоты на блажь одиночества в годы ночей фейерверков и настежь открытых дверей,

но уже получается кофе из жареных правильно зёрен отчаяний в мхах поседевших заранее до

помрачения; стало уютней в жилище убежища беженца, пересидевшего дома скакалки фронтов…

 

24.10.2018

СПб

  

в абортарий аллея ведёт из прилизанных виселиц, клумб колумбария с взрывами красных цветов,

как задумано циником – резвым сангвиником, но неизвестным по имени даже себе самому:

продвигается практика - выход для паузы звёзд акробатики, выход для выноса биоотходов тудой…

волки в логове тёплые мелкие, ну же стремясь меньше быть недомерками, ищут по запаху муть

молока, чтобы выжить под светом желтка на равнинах, где топчется столько белка…

  

25.10.2018

СПб 

 

неспешащий в каноэ в тумане реки удаляется или затих в отдаленье стоп-кадром:

я не знаю о нём ничего, он не видел меня и давненько уплыл вместе с утром

и забытою местностью; платья устали спадать вместе с листьями, грея мой завтрак

ароматами булок хрустящих и кофе в остаточных запахах ночи, и поэтому – куздра

накрывает поляны и жжёт в продолжении, и в толоконный мой лоб бодро стукает дятлом,

удивительно спятившим в поисках, в снимках размноженным по грабкам веток -

бессистемно, но розданным; парус не ставится лодке гнилой, опоздавшей на подвиги внятно –

берега и постой, чтобы стоя и в зеркало выдать похожему зверски суровое вето;

и с вершины холма, глядя в стену домашних обоев, успокоиться в коем-то разе,

кривобоко состряпанном, но сохраняющем стиль и имеющем веский мотив

всех безвестных цветов, побывавших в предложенных к выбору вазах,

пропитавшихся праздником, и, невзначай, осознавших, что нет перспектив…

                     

27.10.2018

СПб

 

разминая на пальцах сухие личинки давно оборвавшихся чувств в обезличенный прах –

я всё медлил в коктейле, но, право, пора забывать, забываться за тридевять принятой меры

среди яблонь и вишен, и слив, и других из деревьев, и их перечитывать в свете неяркого бра,

и не браться за гуж мёртвой лошади падшей, оставить телегу, и бросить пожитки с мегерой

на обочине; зря будет утро из если и засаленных кукол, трахеи из песни и визитами чад,

но зацикленность в произведении спермы, иных обязательств из веры заставит и лошадь

вмиг обставиться площадью для продолженья пути – забывать, забываться всегда невзначай,

перепутаться или, не дай бог, начать узнавать об ином назначении стыренных ложек…

 

30.10.2018

СПб

    

как внезапно хоронится мир мой в сухие галеты, гранитные идолы чад,

где всегда по ночам есть проблемы со светом, но зато проходящим – не отвечать…

перекрестья спеша замывают историю вмиг обречёнными взмахами рук,

но на Новый год ёлки встают в заготовленный крест, чтобы возле могли есть чужую икру…

 

01.11.2018

СПб     

 

мимо города пулей в поля, где размазалось над головой серо-чёрное небо,

где и грусть не светла из-за горечи нудных лекарств перехода в деменцию осени всех

ноябрей, и в закрывшемся маревом мире из гари сжигаемых павших плацебо,

не сумевших его подлечить, squat неубранных скирд и укуренных зданий - посметь

молодильные яблоки съесть, и замреют меж туч исполины в кумаре штриховки дождей, но

из чего были сделаны пули, растворившие в тёмных полях понаехавших встретиться здесь

с, по привычке сидящем у мёртвого дерева, сиднем; ведь весь урожай мною собранный впрок остаётся ничейным,

и опять пахнет городом, гнилью, потерей вещей, собутыльников из недоказанных тез…

 

04.11.2018

СПб

 

насорили, на грязной стене написали, насилие нудно творили над бедной печатной машинкой –

насолили, но общий котёл всё варил и варил с мясом кашу, в привычке походной, из будней,

но и ранее не были больно нужны, разве ингредиентами в мутность дрожащего студня,

а сегодня – маркетинг и ранее…  сон и про сон, а застрявший в теченье машин гид

объяснит или больше запутает, переодевшись, ожидающих ужина и потому охмелевших

в потреблении жидкости до появления блюд… брошен крестик в песок, чтоб его ты заметил

или спел муэдзин лишний стих, призывая к молитве или было иначе в мерцание женщин…

состоялись ремонты и стены покрашены в не вызывающий к долгой беседе и попытке ответа

поколения переживающих тусклые будни, где в потёмках шкатулки балерина танцует тебе одному,

значит принят, пройдя перепитие стольких инстанций, ты снова на службу себе самому…

 

08.11.2018

СПб     

         

наблюдатель в приглушенной зелени ждёт в полосе перемирия шкварка яичницы возле границ,

быстро переобувшийся в снайпера косит цветы и траву до звезды в потном лбу, набухающем воском -

звери быстро найдут, птицы спешно склюют, а звезда потеряет добытые грани в тени,

кости вдребезги ветру плетут про очаг, получая в ответ, из просоленных загодя, розги…

изгваздавшийся, но не теряющий в дебрях бинокль ждёт кончины из жалости собственных чувств,

не желая меняться поношенной обувью, чтобы дойти, оставаясь причинно лежать

и глядеть, и глядеть, чтобы снова увидеть песочницу, заново взять чьи-то формочки через хочу,

и бестактно, ломая мелодии, в цинковом дне после душа, в чириканье синькой чернильного карандаша,

хорошо бы пропавший бинокль вернуть…

 

       

09.11.2018

СПб     

 

я себе из растрёпанных чувств нарисую любую из всех в ноябре, лишь взяв в горсть чуть подгнившей листвы,

их аккаунты более не существуют в меня, утонувшего в теле моё тело принявшей тайной строфы –

с молоком ожидания прерванных и отчуждённых, придуманных, но по теперь ослепляющей и усыпляющей белой бумаге,

раздражением скомканной, жаждущим омута драки –

пересохла и нет никого…

 

10.11.2018

СПб     

 

инструменты молчат – инструменты исполнены, употребленье прошли, были вкопаны в твердь, 

а до этого после ласкали и жалили, жарили, строили и et cetĕra; упасть ли убитым, поникнуть цветком,

зацелованным – взять, да и высохнуть прямо в горшке… в концентрации вони весны, убегающих верб

есть попытка прощения, но в приближении почки их напоминают волчат – блин сминается в ком:     

из стакана в стакан перелито количество не для корячиться, бычиться, жмуриться не отходя –

инструменты играются в бешенном множестве клумб психоделии, выросшей в привкус дождя;

дни смыкаются в фидере в скорбных попытках поймать и отправить каких-нибудь рыб для охраны поста,

сквозь игольное ухо хотелось бы выбраться, как-то, но ухо селёдки мне лыбится из-за рояля в кустах…

 

11.11.2018

СПб     

 

будет лучше, когда расстегнут, отстегнут, перестанут и кончится…

растекается небом блестящий мазут, размалёванный гот

в пару дырок глазниц ловит царствие и одиночество

из разинутых клювов, увязнувших в озере птиц, бодрый крот

конопатит заглушки ходов, в отслужившем растерянном воздухе

задыхаясь в попытке своё сохранить до конца,

и бежит огонёк над привычными тропками прям по дуге,

упадая вниз – в чёрное тело сырца…

 

15.11.2018

СПб         

 

переделано – слово шипучей таблеткой в стакан безучастной воды

неизвестного происхождения, пауза – выпил, увидел тебя сквозь орнамент из проволоки

поволокой без глаз, тут же совокупился, обрезал животным хвосты,

восхитился обоими, встрял в процедуру копания ямы в себе, помелил древний кий

и отправился тыриться в окна экранов на поиски новых – куда-то идти

и чего-то хотеть – это признаки жизни в забытой деревне, застрявшей в дыре,

проявившейся смыслом, всегда разлучающем граждан - ещё не зажжённый фитиль

в лоскутках блёклых бабочек, вмиг облепивших, дающих гореть –

это самоубийство в желание фишкой остаться на выбитом поприще без порчи в даль борозды,

возвращаясь в конец я ловлю снова титьки сожжённой среды,

ставшей Парком Победы на пепле, и пепел стучит моим сердцем, и греет – он должен согреть…

переделано и перестало, и не о чем поговорить…

 

17.11.2018

СПб       

 

  

поджимают входящие к выходу из вестибюля гостиницы вон пожелавшего чашечку кофе ещё;

ёжик часто на жопе съезжает с горы за таблетками – он уживается с мыслями в тёмном мозгу;

проживая в гостиничном номере реже спускайся, но чётко оплачивай выпавший счёт,

даже съёжившись в номере, в тёплой просторной постели, гляди как луч солнца доску

за доской полирует, и вазы похожи на урны и стоит отважиться шляться с собой по ковру;

нагнетание масс и в избушку твою неизбежно, с ветшанием старых вещей и бумаг:

изменяются в здание переходящие звери, а салфетки, впитавши мечту, все до капельки красного врут;

низвергаются статуи, статусы, но не затронуты гневом цветы по горшкам и кумар,

разгулявшийся в кубике до абсолюта, но знающий цену попыток сравнить никогда

в пролетающих буднях и всех суевериях блудных сорок, обсидевших весь сорок из всех сороков;

я остался бы в номере, но если хочешь, чтоб нас непременно увидели в чашечке кофе, то – да:

я спускаюсь по лестнице, бодро, неся околесицу, зная, что голос не твой был, и там глубоко…

 

18.11.2018

СПб       

 

поздней осенью лес, предвзятый зимой, на покинутый дом походя, удивительно пыльный и хрупкий:

по зашитой тропинке тщедушное тело гулять привело эмбриона привыкнуть, проникнуться драйвом

разнокожей компании, в эмбиент нервного ветра, что в вытертом, рваном плаще утопил рук обрубки,

издеваясь, порой, над рассохшейся в сумерках скрипкой - открывая ещё одну дверь, за ней  - γράφω…

впечатления перегуляются в длинном асфальте, в камней полированных высверках царских полов,

в ламинате и плитке в избытке, но странный халдей перепутал - подал вдруг тарелку с землёй и золой,

и не чувствуя ног, ты припомнишь лес осенью, сморщившись из Голиафа…

 

20.11.2018

СПб       

  

за афишей годами впотьмах нагнетается плотность слоёв,

укрывающих клад безделушек и стёклышек, взглядов ворон,

но афиши меняются, только меняют понты специальные люди, Иов

испытал на себе жуть предательства с тщетностью павших даров…

из толпы обещают – из кучи отгруженных тулов, обрывков плакатов,

и из мусора в мусор, кое-как захороненным до выключения бра,

ошиваться в истории, швалью нагулянной в теле стаккато,             

уходя, у оставшихся хлеба и водки не брать…

 

22.11.2018

СПб       

 

мир жрёт собственный хвост; хорошо бы с Венцловой в империи день поиграться невзрачной погодой

на песке возле сосен у моря в немыслимый мост, в спрут железных дорог до конца непонявшей себя  разномастной Европы и впавшей в сеть периферии стандартов плодов, вытесняющих напрочь приплоды    

от досуга среди нарождённых болот - города остаются, а люди уходят; семейки свежайших опят 

собирает империя; стоит улавливать прах из погоды и строить равнины и горы пристанищ,

неизбежно полян изменяя ландшафт, показав остающимся член или задницу, или облизанный палец,

повернуться спиной, напоследок и слёз не казав; поколениям свойственно стачивать грани

в череде омываний и овеваний, ходьбы, обращаясь потом в валуны или гальку, чтоб дольше искали…

 

25.11.2018

СПб             

 

  

Собаки и люди

 

Цикл стихотворений

 

 

дрессированы птицы, уносящие прочь в треугольниках соки, до капельки, осени,

над армадой цистерн, нами выпитых впрок, над начавшими зиму, уже безволосыми,

и не щёлкая тумблер - касанием, голосом или программы нутром – убивает все козыри…

 

озарение выплывших вен и прожилками красного в рожах кружения кружева мокрой листвы,

не теряет сознания: облика облака над чашкой кофе и снов сигарет, загорающих в пачке, увы,

но, промедлив с ментолом, с курортов чёрт выпрыгнет – джин покидает фуфырь…

 

бесполезная музыка может остаться, а все упаковки безмолвно, в конце-то, проследуют вон:

в унесённый не стоит стучаться, звониться, пытаться хоть как просочиться – не  comme il faut

разогнали до скорости или по норам чужой одиночества хлам - театральный фургон…

 

на опушке, на камне, присев, глядя в море с утёса, а в пропасть – с обрыва в предчувствии,

но без чувств в осенённом плащом в долгой тени, зажавшей остаткам клочки и напутствия,

весь в шептании губ побелевших от ветра простуды и, кутаясь в скользкую куфию…

 

06.09.2018

СПб

 

 

FER42

 

нужен дождь, чтобы выстирать трассы асфальт от оставшейся крови твоей:

мимолётные смерти курсируют прежним маршрутом во тьме и под солнцем –

возвращаясь ко мне, ты следы перепутал как пару безумно похожих монет:

я тебе на глаза их забыл положить почему-то, отрыв эту ямку ножом, но до донца

твоя честь была верностью дому, которым был принят, в котором ты был и служил…

что-то явно сломалось в бесчисленных ходиках дел и возможных последствий

без тебя, и с тобой, в бесполезном отныне соседстве, но виной и вином рвань межи

разрывается россыпью искр эпизодов - судьба дозволяет законность такого соседства…

я оставил ошейник на память – когда-нибудь точно мы сходим с тобой погулять,

милый друг – мы найдёмся в запутках Wi-Fi и завалов из сваленных новшеств –

я ведь плакал впервые и искренне с пор, когда вышел из детства в поля –

твоя кровь просочиться смогла сквозь мою заскорузлую кожу…

 

08.09.2018

СПб 

 

хорошо бы дорога закончилась что ли

выпаденьем из лона седла на скаку

или камнем развилки немыслимой боли,

от которой в напрасно бегу и бегу

 

ты теперь уже там - в облаках без просвета,

берегущих навечно тебя без меня

лишь пока не догнался я выжженным летом

глядя в вырез любого окна

 

я – одно с этой лошадью, спешиться поздно

для кентавра вчерашних равнин,

и по кучкам с тобой разделять наши кости

никогда я не стану один

 

ёлка высосет сок из разорванной шкурки,

из меня – стайка сиплых берёз,

а пока про тебя водка, ночь и окурки

вместе, вместо не выпавших слёз

 

нам дорога одна: у любой из обочин

подожди – я тебя подберу

недодуманной счас, но проторенной ночью

мы с тобой возвратимся в игру…

 

07.09.2018 – 09.09.2018

Ленинградская область - СПб

 

круто крутятся свастики капель ленивых в замедленном позднем падение с елей:

лучше выглядит место при лунной подсветке, куда я готов возвращаться по кругу

на свидания с другом - у друга последней, не той, незаслуженной – скорой постели… 

случай – лучник, застывший убийца под кожей деревьев гнетущего леса до вьюги,

уводящей в буравчиках боль и, купируя раны, и стол бесконечности белого ужина, где

безответственно и бестолково выписывать опусы вместе по долгой равнине,

навсегда утвердившись - чем дольше прогулка, быстрей испаряется крест,

означавший обратку пути на пути, по которому мы уходили другими…

 

10.09.2018

СПб

 

мы находимся в городе много раз найденном кем-то, но в разных местах

околесицы воспоминаний, замученной сдобой расслабленных ножек стола,

и собак, он со мной, непрерывно зевает на зелень салатов, звон льда –

мы наелись: он – спать, а я пить, но по-питерски, чувствуя прелесть угла…

мы в потерянном городе: луж всхлип шагает в исколотый осенью ветер

в растянувшейся темени времени на батарейках дожития в ужасах лжи –

мы живём не живём в одноактном стремлении вдруг наваять то детей, то ножи:

жестяной барабан окружающим стружки надёжно разбрасывал в тихом балете…

загрунтованный в холст, ты дашь знать о присутствие в городе, я,

перманентно отсутствуя, тотчас вернусь – мы продолжим свои путешествия мимо

запотевших зеркальных поверхностей шерстью, сливающей в общий котёл трупный яд

перепачканных нефтью небес отставных и отставленных в сторону от, херувимов…

 

12.09.2018

СПб

 

на земле делать должное и не попасть в западло на газонах дворов,

понастроенных после зенитной пальбы в небеса из блокады числа батарей:

человек и собака наследуют остров и кровью питают свой кров,

греясь общим присутствием – реквием скучных беззвучных твоих фонарей,

участившийся город, и право, так стоит разбавить из вечной тех памяти вдруг

хаотичной стрельбой по открывшимся целям: для граждан - вне празднеств салют –

со светящимся псом мы пойдём собирать жар осколков зачётных минут:

в старых яблонях вместе, не вместо – пусть спит ветеран в кенгуру

или далее в текстах, где нас приютит, может быть, уголок,

что, по жизни, естественно – смог и своё уволок…

 

14.09.2018

СПб

     

столкновение струнных осеннего ветра, сорящего тайными нотками смерти,

с исчезающим ситцем подола в поту африкаанса в мякоти мимо прошедшего лета -

с поля сдувшийся мячик укатит в тудой победитель обочиной: снова получится вертер

на разрозненных грядках; зачем старику это море и жадность азарта улова в монетах,

прекративших хождение в доме и возле него в изменённой картинке досуга

из вагона соседской спины, унесённой ветрищами на семена, увезённой в машинах,

перекрашенных гостами: просто купаться в фонтанах с оброненным небом до стука

бабы факнувшей все домофоны в округе, послать её по… адресам всех невинных…

мячик волны качают: собак мой плывёт за сбегающим в бледное облако призом,

я ловлю с очень длинной гряды островов заблудившийся в сахаре финик –

всем всегда по серьгам раздаёт безымянный и нищий, явившийся снизу…

 

15.09.2018

СПб

 

сикось-накось внутри кожи зоны комфорта потёртостей мебели из секторального гетто:

каудильо и фюрер, заставив заставой флаконов весь столик террасы вмешались в одно тили тесто

незадавшейся свадьбы, но химия борджиа травит траву из травы, прописавшись в оторвы -

ожидания зал закипающих органов, мести желающих тремором рук, неожиданно взорван

террористами гетто, и варится борщ из свежайших давно овощей и влетевших останков,

обихожены пушки глухой консервации, в чёрный покрашены траки теперь обездвиженных танков:

только пилит скрипач в кухне сердце одевшись под повара в формы из дней череды чётких па

в сне беззвучия аплодисментов штрафному балету отмены прообразы кличек, имён; камнепад

от погоды и сорванных листьев, цветов, чашек кофе и много чего по следам погадать –

из убежища я непременно не выйду, не имея возможности всё и сполна всем из хрюшки отдать…

 

16.09.2018

СПб            

 

говорящие в листве для того, чтоб ты привык к изменениям себя в лёте листьев, в кучах в дым

утекающий в след птиц, стёртый позднею порой – горький привкус на губах,

предваряющий миндаль из кофейни на углу, где пирожное в болезнь входит медсестрой, а ты

видишь только маникюр, ноги в ниточках чулок… и несёшься в тёмный бар –

с томным запахом её виски с нотками болот и торфяников без льда, чтобы мягче был приход,

а забытый втуне шприц согревается в ништяк анимации вокруг из давно знакомых лиц…

под приборами – постель, белый-белый потолок продолжается зимой, и застывший в фуро хорь

на равнине ледяной, стойко столбиком в нигде на раздолбанных весах дожидается отлив…

ветер, вроде бы, утих, дождь куда-то убежал, и у всех свои дела вне погодных передряг –

время года времена не спеша пережуют, дерева переживут суету и имена:

догнивающих плодов крепкой браги аромат из летевших листьев прочь или птиц, куда тепло,

хорошо, если сухим днесь останется табак, в зажигалке жив бензин, ночь отчаянно темна

и нежна, как херувим, заходящий в гей-кабак, а в дырявой лодке есть захудалое весло…

 

18.09.2018

СПб                         

 

между гнётом и пухом падения перьев, окрашенных пеплом

уместилось немного: теперь за спиною скалистая местность,

где зевает и скалится псина у входа в долину ущербов,

с мясом вырванных из плотной массы имён, проживающих денно,

и пока этот эллипс мутирует в органе трубок оргазмов органа,

и зубастые змейки съедают свой хвост, приготовленный в ужин,

и пока – простирается в далее скучной пустыней: собирать чемоданы

и двигать пешком в ту скалистую местность, где нужен

убежавшим собакам и эху уверенным голосом новых органов,

где опять станет мягко во сне бесконечного детства

открывания дверок запретных шкафов и прогулок с собакой,

без ошейника знающей каждого должное место,

понимающей и принимающей голос и жесты, и знаки…

 

21.09.2018

СПб                        

 

не теряя отчаянья, в датском, не став колеёй,

выжимать мне доставшийся тюбик и после зеро,

на царапины каплями – ливнями - солнечный йод,

заживляющий потуги ринуться в гущу миров,

и по краю тарелки - запреты и надписи вырванных слов

языков, сжатых в перепись, закусь всегда посреди-

не окружности, с жидкостью случаем слон

добежит по посуде до Индии и доломает псалтирь

об вращение свастик - забористый опиум дна,

и довольный, пока, в ощущениях мутного спа,

станет лаять собакой на горы и небо останками сна,

чтобы не просыпаться закинутым шариком – в бар,

где дешёвое пойло опять заведёт в череду  déjà vu;

всё же вертится слово бесшумною вязью в шарфах -

докатиться в какой-нибудь смысл, и тебя призовут

из храмовников свалки бессчётных вчера…

 

22.09.2018

СПб                        

 

безнадёга: проезды, проходы, фонит на лоскутном расплывчатом фоне

перебравших воды акварелей, протухшей форели, не проданной в срок,

учащение пульса по дурацким причинам, причинной погоде и вони

от невидимых трупов, забытых за дымом уютных осенних костров…

цилиндрический откуп с притёршейся крышкой в заплечном мешке

или возле - всегда под рукой, и всё чаще с работы пронзительно хочешь домой –

открывая заначку ты чувствуешь счастье побыть в не затоптанном днём далеке

из шагреневой кожи, но частность приветствует бодро идущих в покой…

и остаток в сухом стоит сдобрить толпой комплиментов, напялив колпак

от протухшего повара, в узком сегменте сотворить блюда старой таверны:

вдаль уходят мои корабли в непроглядную муть, во вселенский бардак

погибать, подрываться, тонуть, по-собачьи до грунта над холкой быть верным-

и…

 

25.09.2018

СПб                               

 

потихоньку себя оставляя по золам – по избранным звукам и отзвукам: лаю собаки своей

и прибытию поезда в глушь без Саратова, но круговое движение на перекрестьях запоминается

благом северных братьев: смотреть на часы и идти не спеша в дне из гнева теней,

растворённых в архаике вечера, ночи и частностей, не получивших названия – не охраняется

территория в древней авоське, попав в изменённом дизайне вновь на герменевтики крюк,

но лекарство уже входит действенно в кровь, где река неким Сашей опять называется,

и теперь до утра – не размеренным шагом к, утру эту лужу, и в перманентный каюк;

я влюбляюсь, блюя, в бесконечность пространства и оставшихся станций

с языка снятых в переводимую жуть…

 

28.09.2018

СПб                               

      

отстирать происшествия не получается, и слишком тёмен сейчас небосвод,

чтобы как-то понять продолжительность скорбного мира и скучного пляжа,

пребывающего в топь забвения между тобой и тебя, но при нём, и печалится скво…

постепенно, вспенившейся в утра под перекись, под лебединую кашу

треугольников, песен и зонгов, и брошенных без парусов в мореходной шинели,

но дорогу… ты должен чуть-чуть подождать бесконечной прогулки

в окружении только проснувшихся троллей и скаредных елей:

мы уйдём по тропинке – пока для меня подбирают из баз переулки…

 

30.09.2018

СПб                                

  

липкий свет слепой луны, плачи гоблина в ночи,

и хвосты твоих судьбин – медь в оплётке – проводов:

безначальные концы нарисованных дорог

золотой скрипичный ключ - закруглившийся почин,

посиневший от чернил, и проигранный в лото,

но собравший чернь и синь для себя на посошок

 

заряди трубу песком, чтоб ей не сыграть отбой,

сам я солнце закачу в покосившийся амбар,

сборы взыщутся потом из заначек и золы,

в лепестках увядший цвет в дрёме виселиц кашпо

не мешает торжеству опрокинутых лампад,

провонявших дом и мир заблуждающихся лык

 

мысль слетает с языка в виде вымученных слов,

подводя наверняка стропы под тактильный груз -

уезжать не уходить, сердцу хочется быстрей,

только клапаны его гнать не могут споро кровь

в ожидание садов, где продолжить можно круг

от скрипичного ключа до открывшихся дверей…

 

умирать так умирать с кротким гоблином и псом,

напевая до утра про ушедших в унисон…

 

01.10.2018

СПб

      

острова – профит периферийного взгляда с уклончивой палубы в близости Африки,

испарившиеся в набегающих солнцах, ничтожащих профили бывших надежд,

поменявшегося в мясорубках и блендерах, нынче ушедшем в сухарики

из объедков насущного, но возвращающего для свидания твой Гильгамеш…

в ладном переплетении древ из букетов, пастельно упавших в туман,

я почувствовал чудо, не знаки, а иглы пришли довершать возвращение звёзд,

обращавшихся в африке искрами, стразами, жарким песком в закрома

перепутанной родины, где много раз умирает мой преданный пёс…

острова – не по детски, из детства заброшены - на прокол шарики

снова выданной формой, которую чтобы носить без конца ушивать –

даже если захочешь явиться на праздник отчаянно стареньким,

возвратишься в знакомую телу кровать…

 

03.10.2018

СПб

         

усвоение успокоения ноток потерь в опоздавших осенних, но тёплых ветрах  

в пенке кофе заблудших и он не стремится остаться горячим и баловать вкусом

из религии сложенных зонтиков, предугадавших в чехлах преотлично вчера –

серебро, почерневшее позже – ещё один узел на верёвке твоей в ожидании груза…

ныне лёгкость коварна в смешном листопаде речей, глупых скороговорок в кисельный молчок,

и не знаешь, чего бы ты приберёг, а что станет на той переправе обузой…

лёд на ране и космос во сне до конца не закрывшихся глаз ни при чём

в седине жёлтой осени, склонной шерстить по задворкам; прозрачной медузой -

силиконовой флэшкой-подкидышем что-то вернётся до срока в ладонь…

 

16.10.2018

СПб

    

незамеченные знаки неуверенной икотой угасают под глотками,

и подсказки в пузырях мыла взглядов, и приметы в ряд залатанных примеров

попадают, исходя по небрежности в просторах на мозоль избитой гаммы,

неизбежно возвращаясь нисходя и восходя, посреди пространства сферы –

нет привычки остановок до заслуженной болезни, озирания окрест, 

обострения и слуха, где охотник с зайцем вместе, через куст осенний голый

дожидаются зимы или думают о разном или пробуют стареть;

из-за глупости потери – вёдра полные последствий и нести их по глаголам

из пустыни с коромыслом в невозможности возврата с бесполезным чувством долга…

 

23.10.2018

СПб

   

я не могу забыть твои глаза,

я чувствую, что забывать не стоит,

про то, что нас когда-то было двое -

псов, вышедших затем, чтоб не сказать

 

про мелочи из жизни здесь, сейчас,

про общий плед, окутавший сном тайны,

тебя забравшей дерзко, и печально

мне каждый день приветствовать врача

 

Емеля мелит, ель твоя жива

для перевода памяти в прогулки

в местах, где снег и дождь, листва,

и запах мамой испеченной булки

 

ты не горюй до времени в ларце,

ты возвращайся скомканным подарком:

быть разлучённым – временно – концерт

звучать до нашей встречи будет всяко…

 

26.10.2018

СПб

 

только покус теперь достаётся волчице, кусающей спину, желающей видеть глаза,

уходящего в область без плюшевых мишек, смешных сатисфакций за верность

и безлюдной норе, и обетам, но стоит проверить, однако; не птицы, а жаль

наворочено в слёзы бездушных романтиков и подвозящих ночами цистерны…   

пьяный клоун был в морге и всех обнадёживал - всех без одежды лежавших и грел

напускным бормотанием соборования выжатых жизнями, кознями клоуна тел…

пусть она ещё вертится в дошлой механике и муравьи собирают иголки в подобья домов,

но пока шприц содержит и может влиять вещество или вещь – отпадает желание как-то

соучаствовать в чуждой игре достижений и скомканных праздников, войнах в чужих кимоно,

а волчица любое событие чувствует сердцем и шкурой и реагирует актом…

волком жить…

 

28.10.2018

СПб

 

ожидание снега – сокрытие улиц и преображенье улик или наоборот -

надвигается массово в морги траншей после ярости задней атаки,

и какие-то мальчики вяло, но могут играться с усталой листвой, и, порой,

наступающем мимо них; снятся варёные огненно-красные раки

на костре у реки: значит есть смысл ещё наследить – наплодить

исчезающих скоро… камнями, водой и бетоном, как водится, город молчит,

демонстрируя нейтралитет в наступлении новой зимы: больше кариатид

возникает из мглы новоделов петровского царства… мальчиш

прозябает по-своему в старых горшках с добавлением новой земли

в ожидание снега за окнами в скучных повторах известной судьбы,

запрессованной в известняках грустной рыбой, пытавшейся плыть

мимо града и мира течением, где ещё теплится предков стремительный пыл…

 

29.10.2018

СПб

 

снова планы, но планер поднять в небо некому –

перебор отменяет весь лётный состав,

но известный, стакан не спеша засосав,

и ментолом от кашля натужно дыша, сел в телегу, и –

из раскисшего поля полёт в парадайз

сквозь туман, и отстёгнутый трос

не особо заботит любителей слёз, роз и грёз,

и потерянный в сумерках новый девайс,

и когда в шесть часов повисала мечта

оборвавшейся связью с единственной юбкой, что в швах

уносила язвительный зад в кружевах

навсегда…

снова планы за планами горстью земли,

за собаками волки поплачутся в лес:

беспредельный отстрел порождает инцест,

и по голоду улиц бредут патрули… 

 

31.10.2018

СПб

 

переехал в тихий край - в лес упёршихся дорог

походить на знатока буреломов, топких троп

у ленивого костра под сплошной кислотный рок,

в поминанье косяков, поглощаемый взахлёб: 

innuendo натощак плавит распорядок дня –

рыб всплывающих цитат обожавших динамит,

и динамо гонит мяч, где за деньги есть родня

и плевательницы, sky перекрашивают в МИД,

ski мертвеют от тоски без натоптанной лыжни

над черничником, где есть сотен сосен тьма по три,

тишь протапливает топь, хочешь – в зеркальце дыхни,

и замутится экран – с фонарями снегири…

переезд не перелом и колено ломит – сук

не даётся на излом, и ощерился мой пёс,

дослуживший до конца, не придумавши испуг - 

миру показал язык и за зеркало унёс…

есть ли смысл идти в потом, пропитавшись потом дел,

или, глядя без холма в стены, окна и экран,

перлюстрировать себя на предмет гнид, блох и тех,

зависая в темноте над костром пока пора…

 

01.11.2018

СПб     

 

как то перевернулась монета не так - 

я остался, укутанный ветром, стоять

ничего ожидая из пухлых томов никогда,

разве – яд,

но не я всё решаю, и куклы бредут в зоосад,

пёс не сходит с ноги, и не можется гнать,

и зависшие смотрят на маятник льда -

и туда и сюда…

 

05.11.2018

СПб     

 

цифры просто молчат констатируя fuck

или факт и по индо-арабски

отвечая что сам ты дурак,

пробежавший дистанцию шкуркою хаски:

свойство цифр меняться, но не трогать меня

даже нравится – для обретения позы,

но как хочется, в первую очередь, на… –

в бельевую корзину отправить и счёты, и грёзы…

 

11.11.2018

СПб     

   

то часы шебуршат как ещё одна мышь при отсутствии света в избытке бессонниц,

в бессистемных попытках чего-нибудь красть – в руку просится трость,

гениально колени обнимет кусающий плед, а подставка для рук – подоконник,

позвонивший непрошено – трудно намоленный разными числами гость:

этот мир заминирован выбором – как стоит щас, опираясь на кресло своё, прикурить?..

вагонетка летит по заржавленным рельсам уже, и начало с концом обнажили свой корень –

бывший общий вагон, где остался один, забывающий имя, фамилию, отчество – нечего крыть

посреди исчезающих карт, посыпаемых в щедрости каменной солью; в дурацком дозоре

озирая ночное на скорости, делая вид, что блюду свою службу, отличаю в лесу мухоморы

от других, но обратно я с полной корзиной безумия рыжих иду до купе своего: здравствуй, пёс -  

ожидание вряд ли возможно украсть в пропадание пропадом старых предметов, узоров

на не залитом льду, где могли бы и неподъёмные глыбы ворочать, танцуя, но не удалось…

 

14.11.2018

СПб        

 

согреваясь простудой я вышел с надеждой украсть на паях чью-то ночь у зимы,

а по телу уже, выпадая, жжёт снежная сыпь из хранилищ безоблачных; тёмное небо

обложило меня и этажные дни и дома, во дворах нет скамеек - ногами толочь хрусткий жмых;

шелест листьев остатних и шёпот листания слипшихся и пожелтевших страниц: в ржавых скрепах  

разбежавшихся смыслов был толк до поры, а теперь старый рок заскрипит на зубах

лишь захочешь сказать, не издав даже звук - рот наполнится привкусом от благодарной земли; 

меланхолия ловко отрезанных рук в формалине так сладко милуется – чешется пах,

и гуляется скверно отвергнутой кукле по lego, но я металлической фляге отправлю свой please –

God подтянется; кража прошла без последствий, подельников, утро без жадности смотрит на воду

без меня; за капризом каприз затевается в сложном орнаменте морды со сна – может выпадет снег: 

очень хочется пса, чтобы с ним говорить, пока в плесени люди рядами уходят в отходы –

он приходит ко мне, возвращается временно в вязком, но радостном сне…

 

24.11.2018

СПб